Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Прощай, отмытая Россия!

08.09.2008 | Докучаев Дмитрий , Крылов Дмитрий | № 36 от 8 сентября 2008 года

Капиталы бегут из страны

Индекс РТС — главный индикатор российского фондового рынка — 5 сентября упал до отметки ниже 1500 пунктов. Еще в июне индекс превышал 2480 пунктов. Возможно, падение продолжится, хотя Евросоюз пока не решился на введение прямых санкций в отношении России. Однако Запад может воспользоваться рядом экономических рычагов давления на Москву. Вместе с экспертами The New Times пытался понять, какими они могут быть

Россия интегрирована в мировую экономику, и стремление Москвы играть в ней еще большую роль может быть использовано против нее же. По мнению большинства из опрошенных The New Times экспертов, в руках западного сообщества находятся три возможных рычага экономического давления на Кремль: корпоративные кредиты, бегство капиталов, индивидуальные санкции.

Корпоративные кредиты

По данным Минфина РФ, задолженность российских компаний — частных и государственных — перевалила за $400 млрд. В предыдущие годы, когда нефть дорожала, а российский рынок рос как на дрожжах, отечественные корпорации привыкли жить и развиваться на сравнительно дешевых и доступных западных кредитах. Но долги надо отдавать. Аналитики британского инвестиционного банка Barclays Capital оценили общую сумму рефинансирования долгов российских компаний на этот год в $111 млрд. Понятно, что возможное ограничение доступа к западным кредитам существенно затруднит жизнь множеству отечественных компаний, а некоторых из них может привести к дефолту.

Ситуация на кредитных и денежных рынках Европы и США определяется стоимостью денег, которая в течение последнего года имеет тенденцию увеличиваться. Поэтому российские компании вынуждены будут переориентироваться от иностранных к отечественным финансовым организациям, полагает главный экономист Дойче Банка Ярослав Лисоволик.

Повышение кредитных ставок западными финансовыми институтами крайне негативно отразится на состоянии российских компаний, считает председатель экспертного совета «Деловой России» Антон Данилов-Данильян: «Технических дефолтов станет больше. Из-за этого будут страдать поставщики и «смежники» единой производственной цепи».

Весьма тревожно выглядит ситуация для крупнейших госкомпаний — «Газпрома» и «Роснефти», чей совокупный долг составляет около $90 млрд и значительную часть которого составляют «короткие» деньги. «Если у них возникнут трудности по выплатам долговых обязательств, — считает старший аналитик ИК «Профит Капитал» Дмитрий Зеленцов, — то отвечать по ним придется основному акционеру — государству». Впрочем, по мнению главного экономиста УК «Финам Менеджмент» Александра Осина, «если сравнить сумму всех внешних долгов компаний с нынешним объемом ВВП России (превышающим $1 трлн), то проблем с обслуживанием и реструктуризацией задолженности возникнуть не должно». Вот только при таком развитии событий может быть нанесен серьезный удар по российскому бюджету вообще и по социальным обязательствам перед населением — в частности.

Бегство капиталов

По официальным данным, отток капитала в августе составил $5 млрд. Эксперты считают эту цифру сильно заниженной. Согласно оценкам начальника аналитического управления «Атон» Вячеслава Бунькова, отток иностранных инвестиций из-за военных действий на Кавказе измеряется $15– 20 млрд. «Инвесторам нет необходимости давать сигнал о том, что нужно уходить из какой-либо страны. Они делают выводы быстрее, чем представители государств и центробанков. На фоне усиления политических рисков произошел сильнейший отток капитала, и это есть первостепенная реакция западного инвестиционного сообщества на действия Москвы», — добавил эксперт. По данным УК «Финам Менеджмент», во время боевых действий отток инвестиций измерялся четвертью миллиарда долларов в неделю. К концу августа он снизился до $66 млн в неделю. Тем не менее бегство капиталов из России продолжается.

На этом фоне российские денежные власти демонстрируют завидный оптимизм: глава Минфина Алексей Кудрин, к примеру, уверен, что к концу 2008 года суммарные прямые инвестиции в Россию составят $30–40 млрд. Однако международные инвесторы при принятии решений ориентируются не на мнение Кудрина, а на оценки ведущих рейтинговых агентств. Те же, в свою очередь, пока оставили без изменений страновые рейтинги России, сделав при этом специальные заявления о том, что следят за нарастанием политических рисков, связанных с действиями российских властей на Кавказе.

При этом продолжает рушиться отечественный фондовый рынок. Как пояснил в интервью The New Times Алексей Мамонтов, президент Московской международной валютной ассоциации, падение рынка касается отнюдь не только биржевых спекулянтов. «Это удар по достаточно широким слоям населения, у которых есть на руках акции компаний еще со времен приватизации и которые поучаствовали в недавних широко разрекламированных «народных IPO» Сбербанка, «Роснефти» и ВТБ. Люди надеялись застраховать свои сбережения от инфляции, а в результате столкнулись с массовым падением котировок акций», — утверждает Мамонтов. Кроме того, падение рынка негативно сказывается на самих компаниях — их капитализации, возможностях фондирования и кредитования. А это уже напрямую угрожает достижению основных макроэкономических целей, в частности, росту ВВП, считает эксперт.

Индивидуальные санкции

Некоторые западные эксперты призывают к точечным акциям против отдельных представителей российской политической и бизнес-элиты. Речь может идти о таких шагах, как замораживание личных счетов, блокирование инвестиций, отказ в выдаче въездных виз в страны ОЭСР и даже инициирование расследований о происхождении денежных средств, вывезенных на Запад, считает независимый политик Владимир Милов.

Подобного рода санкции могут оказаться весьма болезненными: несмотря на набирающую моду патриотическую риторику, большинство представителей «новой русской олигархии» не готовы отказаться от дворцов, особняков и яхт, приобретенных ими за рубежом, от возможности отдыхать на лучших мировых курортах и учить детей в самых престижных учебных заведениях Запада.

При этом точечные удары возможны не только по личным состояниям, но и по бизнесу россиян, находящемуся за рубежом. О возможности такого сценария предупреждает ведущий научный сотрудник ЦЭФИР Сергей Степанов: «Давление на отдельных крупных инвесторов из России возможно, поэтому кому-то придется отказываться от серых схем покупки активов или полностью раскрывать источники дохода. Стоит также ожидать осложнения сделок по слиянию и поглощению с участием российских компаний».

«На уровне отдельных личностей ограничений не будет, — уверен аналитик Вячеслав Буньков из «Атона». — Но проблемы с доступом крупных компаний к западным активам возникнуть могут: когда перед американскими или европейскими компаниями встанет вопрос о том, кого выбрать в партнеры — агента из России или из другого региона, то предпочтение будет отдано явно не России». При этом эксперт считает, что экономических рычагов давления на нашу страну у Запада немного, потому что любые санкции, явные и скрытые, одновременно ударяют по интересам двух сторон. «Российский рынок — самый крупный и развивающийся в Европе, и никто не хочет терять его. Запад должен понимать, что, вводя экономические ограничения для России, тем самым может нанести ущерб и себе», — добавляет Буньков.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.