Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Маршальский маневр

26.09.2012 | Ланьков Андрей, профессор Университета Кукмин, Сеул | № 30 (257) от 24 сентября 2012 года

Северная Корея в ожидании реформ

Маршальский маневр. Россия простила Северной Корее $11 млрд, которые та задолжала СССР. Взамен Москва получает приоритетное право на инвестиции в энергетику, образование и здравоохранение КНДР в размере 10% от суммы долга — то есть $1 млрд. У этой сделки свой подтекст: в стране чучхе грядет своя «перестройка» и сюда уже пора, пользуясь моментом, вкладывать деньги — похоже, именно так решили в Кремле. Что ждет в ближайшем будущем самую закрытую страну мира — ситуацию анализирует The New Times

40-1.jpg
Ким Чен Ын и одна из его «опор» — замглавы Государственного комитета обороны Чан Сон Тхэк, срочно получивший генеральское звание

25 сентября в Пхеньяне откроется сессия Верховного народного собрания КНДР. Обычно сессия собирается раз в год и в этом году весной уже проводилась. И вот объявлена новая. Ее повестка дня неизвестна, но весь мир ждет самых неожиданных новостей: от масштабных кадровых перестановок — говорят, всех партийно-государственных сановников в возрасте старше 75 лет ждет выход на пенсию «по состоянию здоровья» — до официального провозглашения нового экономического курса. Впрочем, едва ли на сессии будет объявлено о реформах как таковых — такие вопросы в Северной Корее принято решать полусекретными инструкциями и указаниями. А инструкции, несомненно, уже идут. Необычные новости в последние пару месяцев поступают из Пхеньяна с удивительной регулярностью: северокорейские женщины вдобавок к праву носить джинсы получили и право ездить на велосипедах; КНДР создает совместное предприятие с частной китайской компанией по управлению крупным морским портом… Высший Руководитель маршал Ким Чен Ын, кажется, решился сделать тот шаг, которого очень боялся его покойный отец, Великий Руководитель Генералиссимус Ким Чен Ир, — он начал в стране реформы.

Базисные решения

Никто из экспертов пока не может точно сказать, движущей силой реформ является именно молодой маршал или нет. В высших эшелонах корейской власти идут активные перестановки, но там пока не появились люди, которые по возрасту могли бы быть друзьями и назначенцами 28-летнего Высшего Руководителя: самым молодым из действующих сановников по-прежнему далеко за 60. Скорее всего, инициаторами реформ являются старые партийные управленцы, во главе которых стоит Чан Сон Тхэк, муж тетки Ким Чен Ына. Впрочем, молодой маршал едва ли марионетка: без его прямого одобрения ни одно решение не стали бы проводить в жизнь.

А решений в последнее время принято немало. Еще в конце июня стало известно об изменениях в сельском хозяйстве: основной производственной единицей становится крестьянская семья, в распоряжении которой отныне будет оставаться значительная часть урожая — сейчас весь урожай сдается государству, а крестьяне работают за карточки. Пока этот порядок введен только в нескольких «экспериментальных» уездах, но ведь в Китае в конце 70-х все тоже начиналось с экспериментальных районов.

В промышленности решено ограничить экономическую деятельность армии, которой раньше принадлежало немало предприятий, производивших вполне гражданскую продукцию. Начиная с октября эти предприятия будут переподчинены гражданским министерствам — вполне рациональное с экономической точки зрения решение. Кроме того, опять же с октября предприятиям разрешат оставлять в своем распоряжении 70% прибыли — решительнейший шаг по пути демонтажа плановой экономики.

Горби-Ын

Иностранцы, побывавшие в последние месяцы в КНДР, описывают новую атмосферу, которая несколько напоминает времена пресловутого «кооперативного движения» в конце горбачевской перестройки: все смотрят на иностранцев, которых в Северной Корее вообще-то мало, как на источник инвестиций. С неожиданными всплесками деловой инициативы приходилось сталкиваться и раньше, но все-таки в былые времена от иностранцев скорее ждали безвозмездной помощи, а временами пытались раскрутить на взятки. Сейчас на них выходят с деловыми предложениями, зачастую наивными, но совершенно коммерческими. Показательно, что эту активность стали проявлять представители партийных и силовых структур, которым, собственно, одним только и разрешено беспрепятственно общаться с иностранцами.

Меняется и стилистика власти. Генералиссимус Ким Чен Ир за всю свою жизнь всего лишь один раз выступил на публике. Маршал Ким Чен Ын выступает много, правда, говорит скучно, зачитывая подготовленный казенный текст, столь же много ездит по стране, появляясь в весьма неожиданных местах — например, корейская пресса опубликовала фото, на которых маршал жизнерадостно развлекается в парке аттракционов.

40-2.jpg
Ким-внук разрешил северокорейским женщинам ездить по городу на велосипедах

И, конечно же, немалое внимание привлекла молодая жена маршала Ли Соль Чжу, симпатичная барышня из элитарной семьи, в недавнем прошлом — эстрадная певица, немало поездившая по миру. В составе официальной делегации она побывала даже в Южной Корее. За июль и август маршал более 20 раз появился с молодой женой на публике, а главная северокорейская газета «Нодон синмун» в последнее время стала все больше походить на личный альбом августейшей четы. Ли Соль Чжу появляется со своим супругом не только в парке развлечений или, скажем, в детском саду — она бывает и на совещаниях высшего комсостава, где порой слегка оттесняет маршалов и генералов, большинство из которых по возрасту годятся ей даже не в отцы, а в деды. По северокорейским меркам такое поведение совершенно необычно: Ким Чен Ир, отец Высшего Руководителя, был, безусловно, женолюбив, но при этом он ни разу не появлялся на официальных мероприятиях ни с одной из своих многочисленных подруг.

Продолжаются кадровые перестановки: партократы оттесняют от власти генералитет. В июле был снят с должности вице-маршал Ли Ён Хо, начальник Генштаба и фактический руководитель вооруженных сил КНДР. Но эта отставка (см. The New Times № 26 от 27 августа 2012 года) стала лишь наиболее заметной из перестановок в высших армейских кругах. За последние полгода своих постов лишилась чуть ли не треть высшего армейского руководства. Вдобавок на некоторых ключевых постах в армии стали появляться «политические генералы» — кадровые партработники, которым в спешном порядке дали генеральские звания.

Вопросы и угрозы

Начавшиеся перемены порождают закономерные вопросы. Сумеют ли Ким Чен Ын и его сторонники в партийной верхушке удержать контроль над ситуацией в стране, преодолеть сопротивление консерваторов и не допустить радикализации населения, не дать реформам выйти из-под контроля и перерасти в революцию — пока совершенно не ясно. Сейчас реформаторам угрожают две опасности. С одной стороны, противники реформ могут нанести ответный удар. При этом они могут руководствоваться сугубо шкурными соображениями: идущие сейчас чистки в аппарате касаются в первую очередь генералитета. Кстати, для сворачивания процесса реформ консерваторам совсем не обязательно отстранять от власти Ким Чен Ына — вполне достаточно удаления Чан Сон Тхэка и нескольких активных реформаторов из числа его друзей и союзников.

Однако куда большая опасность реформаторам угрожает со стороны населения, которое они и собрались облагодетельствовать. Как заметил однажды Алексис де Токвиль**Французский политический деятель первой половины XIX в., автор историко-политического трактата «Демократия в Америке»., «для дурного правительства самый опасный момент — тот, когда оно начинает реформы». В условиях Северной Кореи реформы особенно опасны, так как она соседствует с Кореей Южной, где живут те же корейцы, но у которых доход на душу населения выше в 15 раз — в случае с Восточной и Западной Германиями разница была всего лишь двух-, трехкратной. Ослабление контроля может привести к экономическому буму китайского образца, но едва ли не с большей вероятностью и к повторению на корейской земле германского сценария 1989–1991 годов. Покойный Ким Чен Ир понимал это, боялся такого поворота событий и не хотел начинать реформ. Его сын, кажется, не разделяет отцовских страхов, но это не означает, что страхи не обоснованны. Если ситуация выйдет из-под контроля, для разгневанных народных масс Ким Чен Ын будет не реформатором, пытавшимся вытащить страну из кризиса, а воплощением той системы, которая и привела к кризису. В таком случае ему можно будет только посочувствовать.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.