Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Закрытый университет

19.09.2012 | № 29 (256) от 17 сентября 2012 года


Закрытый университет. 15 сентября в составе «Марша миллионов» по Москве прошла «Научно-образовательная колонна», организаторами которой выступили инициативные группы МГУ и еще нескольких московских вузов. Что это за группы, почему их участники стремятся сохранять инкогнито и чего они добиваются — выяснял The New Times

В 1834 году специальной инструкцией был установлен полицейский надзор над профессорами и студентами Московского университета — Николай I не любил вольнодумцев. Последних в главном вузе страны хватало во все времена, а вот возвращение полицейского надзора в его стены в начале XXI века — действительно новость.

Вольнодумцы

На протяжении многих лет старшекурсники мехмата МГУ перед началом учебного года организуют встречи с первокурсниками. За последние несколько лет эти собрания стали традиционными. Никакой политики: студенты обсуждали насущные учебные проблемы — расписание, библиотеки, общежития, профориентацию. В этом году встречаться со старшими товарищами «новобранцам» впервые запретили.

Оказалось, что причины для отказа могут быть весьма неожиданными: в августе собрание запретили, потому что, по мнению замначальника управления общежитиями по ФДС* * Филиал Дома студента (ФДС) — студгородок на пересечении Ломоносовского и Мичуринского проспектов, включающий 7 корпусов университетских общежитий. Заиры Лоховой, оно «мешало заселению студентов». По крайней мере, именно такой ответ получили представители мехмата, которым так и не удалось поделиться опытом с новичками. Начальник управления общежитий Андрей Водолазский, которого студенты-активисты обвиняют в нежелании предоставлять им аудитории для собраний, официально заявил The New Times: «Никто из представителей Инициативной группы (ИГ) ко мне по поводу собраний в последнее время не обращался». В том же духе на вопрос о запрете собраний ответил председатель официального Студенческого союза МГУ Андрей Андриянов, входящий в координационный совет Народного фронта: «Я ни разу не сталкивался с тем, чтобы кому-либо запрещали собираться, эта проблема надуманная, она не существует». Однако вопреки заверениям официальных лиц проблема, по всей видимости, все же существует, и уже не первый год.

Весной 2011 года во время встречи с активистами мехмата, на которой обсуждалось очередное ужесточение правил прохода в общежитие, сотрудники полиции пытались задержать ведущего собрания. Действия полицейских вызвали волну возмущения: скандируя «Позор!», толпа студентов двинулась вслед за полицией, уводившей задержанного активиста. Полицейским пришлось его отпустить, но скандальный инцидент имел немалый резонанс. Вероятно, именно поэтому руководство университета решило пойти на диалог: на следующее собрание пришел проректор Алексей Реймерс.

Но проблемы на этом не закончились. Как оказалось, даже встречи, организованные на улице поблизости от легендарного ГЗ — Главного здания МГУ, — добром не кончаются. «В последнее время, когда мы объявляли о том, что собрание будет на улице, это сразу же приводило к появлению автозаков», — рассказывает один из активистов (свои имена участники ИГ просят на всякий случай не раскрывать). В мае 2012 года он и его друзья проводили открытую встречу около ГЗ. «Еще за час до начала встречи в 50 метрах за кустами стоял автозак, а по всей территории ходили эмгэушные милиционеры и сотрудники Центра «Э», которые не слишком удачно маскировались под студентов», — вспоминает собеседник The New Times.
24-01.jpg
12 июня 2012 г., «Марш миллионов». «Научно-образовательная колонна» впервые выходит на улицу

Страшнее революции

«Администрация очень пугливая, она боится любых собраний, связанных с проблемами МГУ. Обсуждения университетских проблем они боятся даже больше, чем если бы студенты собирались создать революционную организацию», — считает молодой ученый Антон. Он один из наиболее активных участников ИГ МГУ, возникшей в 2009 году. Тогда студенты и аспиранты объединились в ответ на действия дирекции общежития ГЗ, которая серьезно ужесточила правила прохода гостей.

За несколько лет Инициативная группа превратилась в протестную силу, с которой приходится считаться. На счету у активистов ИГ МГУ, в число которых входят не только студенты и аспиранты, но и молодые сотрудники университета, несколько важных побед. Так, именно благодаря членам ИГ студенты, живущие в общежитии ГЗ, смогли вопреки действиям администрации проголосовать на парламентских выборах в декабре 2011 года. «Проживающих в общежитии хотели не допустить к голосованию на думских выборах. Нарушая закон, университет не подал в избирком списки студентов. Администрация вообще пыталась проблему скрыть и объявить обо всем в последний момент, чтобы никто уже ничего не успел… Тогда мы стали обзванивать партии, общественные организации, журналистов, просить их вмешаться, писать жалобы в ТИК и ЦИК. В итоге Московская избирательная комиссия разрешила студентам голосовать, просто включая их в допсписки прямо в день голосования», — рассказывает Антон.

Впрочем, работа ИГ политическим полем не ограничивается: ничуть не менее важны для студентов внутренний распорядок в общежитиях, своевременное расселение, велостоянки и прочие бытовые проблемы.

Хорошие и плохие

Симптоматично, что столкновения студентов-активистов происходят не только с администрацией, но и с официальными студенческими организациями. Решение Студенческого союза МГУ под руководством
Андрея Андриянова вступить в Народный фронт вызвало среди студентов взрыв возмущения. 19 ноября прошлого года ИГ и отдельные активисты решили организовать по этому поводу акцию протеста. Изначальной идеей был пикет, но префектура отказалась его согласовывать. Тогда студенты, не зная, как действовать дальше, пошли к Вечному огню на территории МГУ, чтобы обсудить дальнейшую стратегию. На встрече присутствовали несколько представителей полиции. «Минут через десять после начала встречи начались задержания, в которых участвовали люди в штатском. Десять человек увезли в участок за несанкционированную акцию», — вспоминает Антон, который в тот день тоже был у Вечного огня.

Впрочем, Андрей Андриянов считает, что «зафиксированного массового протеста со стороны студентов не было». «Мне часто приписывают членство в «Единой России». Это неправда. Я ни в каких партиях никогда не участвовал и не состоял. Что касается Народного фронта, то мы присоединились к нему, чтобы иметь возможность диалога с властью и руководством страны», — заявил председатель Студенческого союза, сопредседатель Российского союза студенческих организаций, он же доверенное лицо Владимира Путина на президентских выборах 2012 года.

В то же время Андрей Андриянов осуждает «политическую» составляющую деятельности ИГ: «Они собирают наших студентов на митинги, марши миллионов, тысяч, еще кого-то. Я это негативно оцениваю, потому что не дело студенческих организаций организовывать людей на политические митинги и шествия». Тем не менее Андриянов признает, что в том, что касается университетской жизни, «есть действительно проблемные вопросы, к которым они (члены ИГ) приковывали дополнительное внимание, и эти вопросы стали решаться быстрее».

Члены ИГ пытались легализовать свою деятельность, в частности, еще в 2010 году они предложили проводить регулярные открытые встречи жильцов общежития. Однако активисты сразу же получили письменный отказ от Объединенного студенческого комитета (ОСК), который, по их словам, устно подтвердил тот самый начальник управления общежитиями Андрей Водолазский.
 

Репрессивный механизм работает идеально. Все боятся слово сказать. Когда в общежитии перед сессией отключили интернет, студенты стали собирать подписи, а потом в адрес подписавшихся посыпались угрозы со стороны комендантов и даже ректора    


 
Инициатива наказуема

Большинство членов ИГ боятся афишировать свои имена и фамилии, в частности, потому что их товарищи уже сталкивались с серьезным давлением со стороны администрации. «Неприятности бывают у тех, кто сильно засветился, и у тех, кого администрация считает ключевыми людьми. Нам говорили, что Инициативная группа лично ректором объявлена вне закона», — признается Антон. Сами студенты, к которым пытались применить репрессивные меры, не хотят рассказывать о конфликте с администрацией, не говоря уже о том, чтобы называть свои имена. Впрочем, на интернет-форуме ИГ найдется немало интересных историй о том, каким образом пытаются запугать студентов-активистов. В частности, молодой сотруднице биофака отказали в зачислении в постдокторантуру МГУ, что означало также выселение из общежития. Она считает, что причина заключается в ее активной деятельности в рамках ИГ. Другому активисту, по его словам, также угрожали выселением: заместитель начальника общежитий популярно объяснил ему, что если тот «продолжит нагнетать социальную напряженность в общежитии, то это не пройдет для него бесследно».

Страх перед репрессивными мерами, а также невозможность легально собраться на территории МГУ фактически превратили ИГ в организацию подпольного типа. В аналогичной ситуации находятся инициативные группы и других московских вузов, возникшие по примеру МГУ. «Мы действуем сетевым методом, потому что один раз нас уже хорошенько прикрыли», — объясняет студент 5-го курса Российского университета дружбы народов Иван, один из создателей ИГ РУДН. Он — один из немногих, кто не боится афишировать свою деятельность и громким, хорошо поставленным голосом рассказывает о противостоянии с администрацией, сидя на скамеечке рядом с главным входом в университет. По его словам, активистов РУДН вызывали к декану и проводили с ними «объяснительные работы».

Неприятные истории вспоминают студенты и сотрудники другого московского вуза — Московского государственного университета пищевых производств, печально известного громкими коррупционными скандалами, а также столкновениями студентов с администрацией. В значительной мере репутацию университету подпортил ректор Дмитрий Еделев (сын экс-замглавы МВД Аркадия Еделева), который подозревается следственными органами в вымогательстве 7 млн рублей у директора комбината питания, арендовавшего кафе и буфеты в МГУПП. «У нас репрессивный механизм работает идеально, — рассказывают члены ИГ МГУПП Влад и Егор, улыбчивые молодые люди. — Все боятся слово сказать. Когда в общежитии перед сессией отключили интернет, мы стали собирать подписи, собрали где-то 400, а потом в адрес подписавшихся студентов посыпались угрозы со стороны комендантов, заведующих общежитиями и самого ректора». С особо активными сотрудниками церемониться тоже не стали. «Тебя предупредят, а потом уволят», — с грустью подтверждает Егор, разрабатывавший в МГУПП довольно сложный технический проект. Его уволили за организацию митинга в университете.

Протест по-научному

Несмотря на сильное давление, вынужденную анонимность и противостояние с официальными студенческими движениями, активисты ИГ упорно держатся на плаву. Весь последний месяц они работали над организацией «Научно-образовательной колонны» на «Марше миллионов» 15 сентября. «Мы идем на митинги со своими особыми требованиями, в частности, о выборности должностей в вузах и студенческом самоуправлении», — поясняет Антон. Студенты в большинстве своем считают, что кроме популярных политических лозунгов вроде отмены результатов нечестных выборов необходимо вносить в повестку и социальные требования, касающиеся бесплатных медицины и образования. Еще за неделю до марша объявления о нем были развешаны по всему МГУ. В ГЗ листочки со стендов стали в срочном порядке срывать охранники. Впрочем, на месте каждого сорванного очень быстро появлялся новый. Видимо, дух вольнодумства в стенах старейшего университета страны действительно неистребим.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.