Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

«Я давал деньги на его православную газету»

17.09.2012 | The New Times | № 29 (256) от 17 сентября 2012 года

Борис Березовский — The New Times

18-01.jpgРука Лондона. Борис Березовский снова объявлен главным врагом, теперь — РПЦ. The New Times допросил его с пристрастием. Финансирование акций Pussy Riot — «кощунниц» по определению Аркадия Мамонтова — он отрицает, знакомство с главным обвинителем, Алексеем Вишняком, признает, а причины своей очередной демонизации видит в страхах Кремля в связи с новым судебным расследованием по делу о полонии-210

Итак, вы стоите за акцией Pussy Riot в храме Христа Спасителя, как утверждалось в эфире «России 1»?

Это абсолютная ложь. Я, к сожалению, не знаком ни с Надей (Толокно), ни с (Петром) Верзиловым. Все мое знакомство с группой «Война» ограничивается тем, что я пару раз встречался с Плуцером-Сарно* * Алексей Плуцер-Сарно — автор концепций, текстов группы «Война», в частности, известного проекта на Литейном мосту «Х*й в плену у ФСБ», удостоенного премии «Инновация». В 2010 г., опасаясь ареста, эмигрировал в Европу. , поскольку креативность этой группы мне была очень интересна.

Вы деньги «Войне» давали?

Никогда.

И вы уверены, что позже не окажется, что нет, давали?

Уверен. Абсолютно.

Что связывает вас с Алексеем Вишняком, который на вопрос «Кто стоит за кощунницами?» отвечал: «На мой взгляд, один из этих людей — это Борис Абрамович Березовский» и в подтверждение приводил ваши разговоры в Лондоне, в ресторане Zafferano?

Я знаю его достаточно давно — я давал деньги на его православную газету где-то в конце 1990-х.

Сколько?

Речь шла о сотнях тысячах долларов.

Это было еще в Москве или уже в Лондоне?

В Москве. Он имел какие-то связи, да, с кем-то у Алексия II, а сейчас он мне рассказывал о своей связи с патриархом Кириллом и людьми из его окружения. Еще он рассказывал, что связан с какими-то людьми из спецслужб, из МВД, говорил, что у него обширные связи, предлагал мне контакты с этими людьми, от которых я, естественно, отказался.

Вишняк утверждает, что он редактировал ваши письма к патриарху, это так?

Это полная чушь. Я не помню, чтобы я посылал ему письмо к патриарху. Я с ним советовался по терминологии и по ссылкам на Евангелие — это было.

Он действительно приезжал к вам в Лондон?

Это абсолютная правда. Он действительно приезжал в Лондон, приезжал в Тель-Авив, четыре-пять-шесть раз. У меня с ним были добрые, приятельские отношения. Он не входил в мой ближний круг друзей, но никогда не был моим врагом. Он обычно сам напрашивался на встречи, не говорил особенно по существу, но рассказывал, что, в частности, у него есть бизнес вместе с патриархией, чуть ли не в храме Христа Спасителя или в его окрестностях, какой-то магазин.
 

Я знаю Вишняка достаточно давно — я давал деньги на его православную газету где-то в конце 1990-х    


 

И тем не менее он главный свидетель — обвинитель против вас. Вы с ним поссорились или вы ему обещали денег, не дали, он вам мстит?

Нет, я денег не обещал, я с ним не ссорился, и для меня самого было неожиданностью его участие в этой передаче. Ну а дальше чистая конспирология. То ли его за что-то ущучили, то ли он добровольно хочет заработать очки… Для меня это стало откровением. Откровением предательства.

Вы знали, что он, как утверждают его родственники и адвокат, в припадке убил своих родителей, лежал в психиатрической лечебнице, куда его отправил суд после того, как экспертиза признала его невменяемым?

Не может быть… Это катастрофа…

У вас есть версии, почему вас и Александра Гольдфарба (см. стр. 16) выбрали в качестве тех самых провокаторов, того теневого человека, который стоит за акцией в ХХС?

Мне кажется, что вся эта истерия по поводу меня, прежде всего, она происходит по двум причинам. (А Алекс — поскольку он мой соратник, друг, возглавляет Фонд гражданских свобод). Во-первых, это недавнее решение судьи Глостер, которое взбодрило прокремлевский истеблишмент, решение абсолютно несправедливое, бесчестное, и я по этому поводу в ближайшие дни дам свой комментарий наконец. Там очень много разных обстоятельств, связанных с ней, с ее семьей в целом и с ее заинтересованностью в исходе процесса.

А второе, мне кажется, что есть главное, это инквест (коронерское расследование. — The New Times), который проходит по обстоятельствам убийства Александра Литвиненко, на 20-е число этого месяца назначено заседание по этому поводу с новым судьей. Сам процесс будет длиться долго, и, мне кажется, заключительная стадия — это где-то весна следующего года. Вот это, мне кажется, то, что волнует больше всего российскую власть, подозрение в ее непосредственном участии в расправе над Литвиненко и отравлении его полонием-210. Они пытаются зачистить все пространство. Я, кстати, фигурант этого процесса. Подозреваемым, по версии английских следователей, является Луговой, и не только он один, а по версии российских спецслужб, подозреваемым являюсь я. Я думаю, это то, что реально волнует Кремль — опасения, что непосредственным участником этого преступления является Кремль.

Возвращаясь ко всей этой истории с Pussy Riot и передачей. Последнее время государственные СМИ все время подчеркивают, что идут гонения против РПЦ и что это не оппозиция против Путина, а либералы и демократы — против института Православной церкви и православия, христианства в целом. Что происходит?

Прежде всего: я никогда не был близок к руководству Русской православной церкви. Я православный — это правда, но кроме нескольких, так скажем, случайных встреч на приемах с патриархом Алексием II и кроме одной или двух встреч с Кириллом, когда он еще не был патриархом, у меня не было других специальных контактов. Происходит следующее, как мне кажется: это происходит уже достаточно долгое время, когда Путин принял неконституционное решение идти на третий срок. Он понял, что он теряет поддержку и у элит, и внутри общества в целом. Когда он осознал, что за него на площадь искренне не выйдет никто добровольно. А против него стали подниматься и выходить сотнями тысяч, он решил расколоть общество. Если до какого-то момента ни о каком гражданском противостоянии внутри общества речи не было, то сегодня речь идет именно о гражданском противостоянии по разным признакам. По признакам бедные и богатые. «Уралмаш» — «Уралвагонзавод». Рабочие — бизнесмены. Но для того чтобы этот конфликт довести до горячего состояния, конечно, нужно было его перевести в плоскость религиозную, точнее, православную. Перевести людей в плоскость верующие, с одной стороны, и либералы, евреи и прочие, которые противостоят обществу. Вот в чем, мне кажется, главная задумка и смысл того, что последнее время делает Кремль. Породить реальное гражданское противостояние.

Вы думаете, у них получится? Они доведут до крови?

С моей точки зрения, это неизбежно.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.