Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Свидетель обвинения № 2

17.09.2012 | Кара-Мурза (мл.) Владимир, старший эксперт Института современной России (Вашингтон) , Юнанов Борис | № 29 (256) от 17 сентября 2012 года

16-01.jpg
Свидетель № 2. Уильям Данкерли: «В Нью-Йорке я встречался с известным экспертом по российским делам Алексом Гольдфарбом, который занимался сбором средств в поддержку Pussy Riot. Он сообщил мне, что получил e-mail от знакомого музыкального агента, от которого узнал, что существует PR-агентство, предлагающее ему до €100 тыс., если он убедит своих клиентов — поп-звезд выступить в поддержку Pussy Riot». По словам Данкерли, отрекомендованного в программе Аркадия Мамонтова как политолог и медиаконсультант, это оказалось агентство, «известное тем, что оно занималось пиаром Бориса Березовского… Поэтому я усмотрел здесь взаимосвязь. Березовский не раз говорил, что хотел бы изменить российское правительство и готов затеять бунт». The New Times нашел этого свидетеля в США

Данкерли живет в городке Новая Британия (New Britain), штат Коннектикут, где и занимается «медиа- и бизнес-аналитикой» и «консультированием» во главе своей фирмы William Dunkerley Publishing Consultants. В телефонном разговоре г-н Данкерли первым делом опроверг факт встречи с Гольдфарбом: «Я ни разу в жизни не встречался с Александром Гольдфарбом. Я должен сказать, что «Интерфакс» написал очень неточную заметку, в которой приписывает мне слова, которых я не говорил (о встрече с Гольдфарбом. — The New Times). Я уже попросил «Интерфакс» опровергнуть эту информацию».

По словам г-на Данкерли, не знаком он и с Аркадием Мамонтовым, а создатели фильма сами вышли с ним на связь. Откуда же у него вообще появилась информация о деньгах, якобы предложенных за поддержку панк-группы? Вот что г-н Данкерли ответил: «Когда я читал об истории с Pussy Riot, то увидел знакомые имена, которые попадались мне в ходе моих исследований дела Александра Литвиненко несколько лет назад. Я увидел статью, в которой говорилось, что Александр Гольдфарб участвует в сборе средств для защиты Pussy Riot. Я вспомнил, что во время истории с Литвиненко Гольдфарб был представителем семьи Литвиненко и Бориса Березовского. А потом один мой коллега сказал мне, что получил сообщение по электронной почте от известного британского музыкального агента, и агент рассказал, что с ним связались представители фирмы Bell Pottinger (одна из крупнейших британских пиар-компаний, принадлежащая лорду Беллу. — The New Times) и предложили ему €100 тыс. за организацию кампании среди его клиентов-звезд в поддержку Pussy Riot. Мне показалось, что между делом Литвиненко и делом Pussy Riot есть любопытные пересечения».

The New Times связался с пиар-директором Bell Pottinger Дэвидом Уилсоном. Тот категорически опроверг историю про €100 тыс.: «Это какой-то бред! Не имею понятия, откуда вообще взялась эта информация».

Американских экспертов, занимающихся Россией достаточно долго и серьезно, чтобы еще и «консультировать» других, в США немного. Все имена — наперечет. Имени Данкерли среди них нет. Но то что именно на него пал выбор команды Мамонтова, конечно же, неспроста. Сказанное Данкерли в телефонном разговоре с The Nеw Times почти стопроцентно повторяет то, что уже было написано по поводу Pussy Riot в статье, вышедшей за его подписью на американском портале OEN (OpEdNews) 4 сентября, то есть за неделю до выхода в эфир фильма Мамонтова. Статья начиналась со смелого утверждения: «То, как подается (в мировых СМИ) дело Pussy Riot (кстати, автор повсеместно пишет слово pussy c маленькой буквы, при этом вместо буквы «u» стыдливо ставит звездочку — *), может быть не чем иным, как попыткой скомпрометировать Российское государство».

В сноске под этой статьей говорится, что Данкерли периодически работает с медиаорганизациями в России и других посткоммунистических странах. Однако ссылок на него во Всемирной сети немного, а в Рунете и вовсе наперечет. Статья в «Отечественных записках» (2003 г.) об экономике российских СМИ, перевод интервью для портала IJNet (2011 г.) по случаю выхода в свет его брошюры «Отношения Медведева со СМИ» (Medvedev’s Media Affairs): «Информационный процесс в российских СМИ страдает от коррумпированной культуры, когда лица или организации платят за публикации заказных статей, что часто приводит к ложной или вводящей в заблуждение информации», — со знанием дела констатирует автор. Ну и огромное интервью «Комсомольской правде» (2012 г.), в котором Данкерли возлагает на британскую прессу вину за «раздутый полониевый скандал»: версию об умышленном отравлении Александра Литвиненко по заказу Кремля Данкерли отвергает как несостоятельную, а сам скандал, уверен он, был раздут с подачи британских пиарщиков из команды Тимоти Белла (та самая Bell Pottinger) по заказу его клиента и друга Бориса Березовского, стремившегося всячески очернить Путина.

Наконец, из той же сноски узнаем, что Уильям Данкерли вот уже несколько лет является старшим научным сотрудником (senior fellow) Американского университета в Москве, который был создан еще в 1991 году с благословения Михаила Горбачева и Дж. Буша-старшего, а с 2000 года функционирует на базе Международного университета. С начала нулевых годов президентом Американского университета является Эдвард Лозанский — бывший советский диссидент, после эмиграции в США в 1976 году основавший в Вашингтоне «Русский дом» (Russia House). Официально декларируемая цель — налаживать всесторонние связи между РФ и США. Однако Лозанский никогда не скрывал и другой своей задачи: лоббировать интересы Российского государства в Конгрессе США, работать на позитивный имидж Москвы. Последовательно развенчивая попытки «дискредитировать Российское государство», Уильям Данкерли действует в полном соответствии с этими установками: 14 сентября в газете Moscow Times он снова опубликовал статью про Pussy Riot. Только вот в ней мы снова не нашли ничего нового…


Pussy Riot: что бы с ними сделали в Израиле? Этот вопрос поднимается в последнее время бесконечно, и передача Аркадия Мамонтова не стала исключением. The New Times искал ответ в самой Земле обетованной — колыбели трех религий

Марк Галесник,
Иерусалим


В Израиле религия не отделена от государства, и эта религия — иудаизм. В отсутствие так и не принятой Конституции роль Основного закона выполняет Тора (Пятикнижие Моисея). Идеи Моисея, сформулированные по дороге из египетского плена три с лишним тысячелетия назад, прошивают всю повседневную жизнь современного демократического государства. Если поскрести любой закон, под правовой штукатуркой всегда обнаружится «не убий», «не укради», «не сотвори себе кумира» и др.

19 мандатов в 120-местном израильском парламенте (кнессете), принадлежащие религиозным партиям, позволяют им поддерживать этот статус и навязывать всему населению еврейские традиции. Ни в одном пятизвездочном отеле вам не подадут на завтрак яичницу с беконом, и не просите.

Тем не менее израильское законодательство достаточно терпимо относится к попыткам самовыражения, задевающим чувства верующих, предоставляя верующим возможность самим разобраться в своих чувствах. Даже Иисуса из Назарета, который некогда рушил в Храме Отца своего лицензированные обменные пункты и совершал другие противоправные действия, древнехамовнический суд Иерусалима (Синедрион) предпочел, как известно, передать римским властям. Поскольку по иудейским законам задержанный не совершил никаких действий, влекущих за собой наказание.

Государство не рассматривает как преступление нетрадиционные формы обращения к Богу, его Сыну и другим членам семьи. Если бы Pussy Riot провели свою акцию у Стены плача, правоохранительным органам пришлось бы защищать не верующих от них, а их от верующих.

Совсем недавно нечто подобное произошло в Иерусалиме с несколькими склонными к феминизму дамами, пытавшимися стяжать славу «пусей» у Стены плача. Они пришли к еврейской святыне в талитах и кипах. Эти детали туалета ортодоксальный иудаизм считает исключительно мужской прерогативой.

Кипоносиц тут же замели, препроводили в полицию и два часа с интересом допрашивали, сочувственно кивая тезисам о равенстве полов. После чего отпустили с миром, запретив 50 дней приближаться к Стене плача. Отдельно было запротоколировано мнение Лорен Скупски, назвавшей позорным и отвратительным отсутствие равенства перед Стеной плача.

Вернемся, однако, к колыбели. В главную мусульманскую мечеть Иерусалима Аль-Акса Pussy Riot во время службы просто не пустили бы ни в масках, ни без масок, вне службы попросили бы снять обувь. А в храме Гроба Господня, которым сегодня владеют шесть христианских конфессий, богослужение иногда происходит в такой экзальтированной форме, что «бесовские дрыганья» Pussy Riot сошли бы разве что за номер художественной самодеятельности в институте благородных девиц. Сами служители культа регулярно затевают потасовки у подножия Голгофы, и разнимать их приходится израильским полицейским, которых вызывает хранитель ключей от храма, правоверный мусульманин Ваджих Нусейбе.

«В Израиле Pussy Riot не имели никаких шансов стать объектом судебного преследования. Было бы просто невозможно квалифицировать их действия как преступление», — утверждает адвокат Борис Лемпер.

В 1998 году израильский суд столкнулся с чем-то подобным, разбирая дело Татьяны Соскиной, изобразившей пророка Мухаммеда в виде свиньи. Однако даже этого деяния, оскорбляющего не только чувства верующих, но и художественный вкус атеистов, суду не хватило для вынесения приговора. Основным пунктом обвинения было участие подсудимой в террористической организации, т.е. действия, способные нанести реальный ущерб имуществу и жизни граждан.

Гражданин, который счел свои чувства оскорбленными, конечно, имеет право в частном порядке вчинить иск плясуньям. У истца даже есть шансы выиграть этот процесс и взыскать с ответчиц сумму, в которую он оценил свои чувства.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.