Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Церковь

Не ходить на Совет нечестивых

12.09.2012 | Светова Зоя

SB-490.jpg
Сегодня Церковный суд Тамбовской епархии будет рассматривать дело дьякона Сергея Баранова, который 20 августа после приговора Хамовнического суда участницам панк-группы Pussy Riot написал письмо патриарху Кириллу, в котором сообщил о своем выходе из РПЦ

«Я остаюсь верующим христианином, но находиться в одной церкви с лжецами, стяжателями и лицемерами считаю для себя невозможным», — писал тогда отец Сергий Баранов.

В интервью The New Times клирик объяснил, почему не хочет идти на заседание Церковного суда.

Готовитесь ли вы к заседанию Церковного суда?

Пока я еще дьякон РПЦ. Все телеграмы которые мне присылают из епархии, оформлены ненадлежащим образом. На них есть епархиальная печать, но нет подписи. Я попросил секретаря Тамбовской епархии протоиерея Петра, чтобы он прислал мне вызов в надлежащем порядке, чтобы там хотя бы был указан день, месяц год и подпись. Но они ничего не прислали.

Это не первое заседание по вашему делу?

Первое заседание было назначено на 4 сентября. Я на это заседание не пришел. В связи с положением о Церковном суде, если обвиняемый не является, то заседание переносится на следующий раз и так три раза. В третий раз при неявке обвиняемого, дело рассматривается без него. Все заседания Церковного суда проходят в закрытом режиме, без прессы, без адвокатов. Второе заседание должно было состояться 7 сентября. Я позвонил отцу Петру и попросил его выдать мне письмо о вызове в суд в надлежащем виде. Он сказал, что очень занят и письмо не выдал. 7 сентября я на заседание суда тоже не пошел. Не приду и 12 сентября.

Почему вы не хотите туда идти?

В письме патриарху Кириллу я просил о снятии с меня священного сана. Но вместо того, чтобы выполнить мою просьбу, они решили устроить суд и лишить меня сана по суду. Кроме того, этого им показалось мало, и они собираются меня и вовсе отлучить от Церкви. Они смешивают понятия — Церковь как Тело Христово и Церковь как институт. Я писал в своем письме, что хочу выйти из РПЦ, но я по-прежнему считаю себя христианином. Один из людей, который меня поддерживает, сказал, что на этом Церковном суде в отношении меня готовится провокация. Я знаю, что на такого рода собраниях используются перекрестные допросы и различные тактики давления. Поэтому я туда идти не хочу. Какой смысл мне выслушивать обвинения, и ждать провокаций?

Значит, решение суда будет вынесено заочно?

Да, я серьезно опасаюсь провокаций. Был у нас в епархии такой отец Роман. У него после подобного заседания случился нервный срыв. И со мной может что-то подобное случится. Я опасаюсь, что меня могут обвинить в хулиганстве или отправят в психушку. Моя мама говорила с отцом Петром и спросила его, почему они называют меня обвиняемым, а он ей ответил: «Его будут судить за то, что он отрекается от церкви и хочет скинуть с себя сан». Отец Петр пообещал моей матери, что «наезжать на меня не будут». Мама ему говорит: «Что это за ментовское выражение «наезжать»?

Отец Сергий, но вы ведь в открытом письме патриарху просили о снятии сана, чем же вы теперь недовольны?

Меня оскорбляет, что они меня чуть ли не отлучить от церкви хотят. Я об этом не просил. От церкви отлучили только Льва Толстого, а в постсоветскую историю митрополита Филарета (Денисенко). Его лишили священства, даже монашеского звания. Это было сделано после того, как митрополит Филарет отделился от Московского патриархата и увел за собой украинцев, создав автокефальную украинскую церковь. Я себя с ним ни в коей мере не сравниваю, но в епархии моей матери сказали, что меня чуть ли не анафеме предадут.

Вы опасаетесь за свою жизнь?

Если меня предадут анафеме, то в Тамбове мне будет небезопасно. Здесь в Тамбове полно фанатиков. Мне очень обидно, что за те 25 лет, что я в церкви, она сильно изменилась как институт. Раньше в епархии были люди, которые излучали духовность, а сейчас — сплошное мракобесие. На них смотреть тошно, прости Господи.

Что вы будете делать после церковного суда?

Возблагодарю Господа, что они от меня отвязались. Может, они на этом остановятся и не будут доставать меня своими телеграммами.


Накануне заседания церковного суда отец Сергий позвонил секретарю Тамбовской епархии отцу Петру и вот какой разговор между ними состоялся (аудиозапись разговора есть в распоряжении редакции)

Отец Сергий: Здравствуйте. Отец Петр! Завтра всё без изменений?

Отец Петр: Да, без изменений, в 11 часов.

Отец Сергий: В 11 часов заседание?

Отец Петр: Да, да

Отец Сергий: Отец Петр, скажите, пожалуйста, если я завтра не являюсь, какое наказание?

Отец Петр: Отец Сергий, дорогой, речь идет не о наказании, речь идет о разговоре, о беседе, мы не выносим наказание. Святейший принимает решение, а мы поговорим о поступке Вашем, о намерении поговорим, о будущем Вашем, которое Вы планируете для себя.

Отец Сергий: Т.е. это идет, как констатация факта, если что...

Отец Петр: Конечно, основа всему — это волеизъявление Ваше.

Отец Сергий: Если я не являюсь, то помимо извержения из сана, получается, вы меня отлучаете от Церкви, да?

Отец Петр: Нет, я вот Вашей маме говорили, что в истории таких фактов не было и сейчас как бы они ни чем не обоснованы, потому что Господь дает благодать, это не наше и как бы отказаться от этого, это против воли Бога, и мы хотели поговорить. Может быть, Ваше несогласие с тем, что произошло с девчонками можно по-другому выразить или еще как-нибудь. Тут не поступок Ваш... не осудить, или что-то присудить, или наказать, это будет такой приватный разговор.

Отец Сергий: Понятно...

Отец Петр: Да, а потом мы всё, что сочтем нужным, целесообразным, с учетом Положения о Церковном суде, запишем в протокол вот и всё.

Отец Сергий: Понятно. Ясно. Спасибо отец Петр!

Отец Петр: Нам Вас ждать завтра? Мы будем ожидать.

Отец Сергий: В 11 часов. Если я не приду?

Отец Петр: Ничего там не будет, Господи помилуй, это же не эшафот какой-то. Вы как бы напуганы очень нашей встречей.

Отец Сергий: Да нет. Я не напуган. Я так понял, от меня уже ничего не зависит, я почувствовал, есть тому много свидетельств, да Вы и сами понимаете, что от нас уже ничего не зависит, ни от Владыки, ни от суда. Если была команда сверху, если они сказали извергать из сана и отлучать от Церкви, то смысл какой мне идти, все равно мы ничего изменить не сможем.

Отец Петр: Если Вы не хотите ничего менять, то изменить мы ничего не сможем. Но обсудить такие вот моменты, которые зафиксированы святыми отцами в истории, преданием церковным, т.е. правилами святых отцов, святых апостолов, вот об этом могли бы поговорить, и может быть свое намерение, не просто вообще выйти из Церкви, не просто вообще снять сан, а как-нибудь немножко конкретизировать, но с учетом этих правил, вот и всё. А потом у Вас всегда остается всегда, вот такая возможность, как-то скорректировать свое мнение, понимаете? Оставаясь при своем мнении в основном, в глобальном смысле, но форму протеста немножко видоизменить, с учетом вот, этих же Правил (Церковных) быть может, вот в чем дело!

Отец Сергий: Понятно. Хорошо. Бог даст, завтра увидимся. До свидания.

Отец Петр: Вы, позвоните, мы Вас встретим.

Отец Сергий: Всего доброго отец Петр!

Отец Петр: Всего доброго! До свидания!

Отец Сергий: До свидания!

Комментарий отца Сергия Баранова: 
"В общем, смысл таков, чтобы я пришел и «видоизменил» формулировку протеста, а именно ничего не говорил о девчонках из Pussy Riot, и они эти изменения моей позиции внесут в протокол заседания. И будут дальше жить- поживать и дела свои прежние творить. Однозначно была команда сверху лишить меня священного сана и отлучить от Церкви".


Отец Сергий Баранов. 
Рукоположен в дьяконы в 1994 году, в 2003 году выведен за штат с правом служить в Волгоградской епархии. Учится на заочном отделении Института Права Тамбовского Государственного Университета им. Г.Р. Державина






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.