Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Большие маневры

06.09.2012 | Гордеева Анна


С 6 по 10 сентября на сцене Большого театра пройдут гастроли знаменитой «Ла Скалы» — с моцартовским «Дон Жуаном» и концертом. А уже 12-го в Большом откроется 237-й сезон — второй после реконструкции. Теперь у него есть две сцены, что даст возможность выпустить аж 12 премьер — шесть оперных и шесть балетных. Цифры удивляют еще и потому, что уже сейчас главный театр страны испытывает настоящий кадровый голод 
BT-01.jpg
Спектакль, открывающий сезон — опера «Франциск» композитора Сергея Невского — адресован «революционной» молодежи, для которой даже возмутитель спокойствия Дмитрий Черняков, постановщик прошлогоднего «Руслана и Людмилы», уже классик. Спектакль «лаборатории современной оперы», открывающий сезон Большого, в репертуар не войдет, так что увидеть его можно только в эти два дня, 12 и 13 сентября.

Радикалы и консерваторы

В афише можно найти события и для приверженцев традиции, и для любителей радикальных новинок. Первых ждет опера «Сомнамбула» Беллини в постановке знаменитого итальянца Пьера Луиджи Пицци. Перешагнувший в девятый десяток мэтр делает спектакли торжественные и красочные; за пультом будет Энрико Маццола, то есть нам явят «туристическую» Италию, в которой есть своя прелесть. Той же аудитории адресована и «Царская невеста» — исторические декорации, бороды, земные поклоны, все как положено. Старинный спектакль снова обретает жизнь в постановке Юлии Певзнер, руководить оркестром будет Василий Синайский.

Умеренным консерваторам балетная труппа в конце сезона подарит «Онегина» Джона Крэнко: штутгартский хореограф превратил пушкинский роман в обаятельную мелодраму почти полвека назад, с тех пор ее перетанцевали все главные театры мира, а у нас недешевые права на постановку купили только сейчас. Для консерваторов «неумеренных» — новинка ноября, балет «Иван Грозный» на музыку Сергея Прокофьева. В 1975 году интеллигенция вздрогнула на премьере этой постановки Юрия Григоровича — поражала не хореография (время потрясающего «Спартака» было давно позади), а прежде всего идейный посыл. Припадочный царь — страдалец и герой («взял Казань» читалось как «взял Берлин»), возражавший же ему князь Курбский — подонок, из ревности отравивший царицу и сбежавший к своим иностранным покровителям (все диссиденты — уголовники, ясное дело). В начале 90-х этот балет исчез из репертуара Большого, ну а теперь, видимо, снова пришло его время.

Возражать Юрию Григоровичу, также используя исторический сюжет, будет Юрий Любимов: в декабре грядет премьера «Князя Игоря», в которой мэтр выскажется по поводу того, чем была Древняя Русь и ее легендарный князь — по слухам, сильно перемонтировав бородинскую музыку; за дирижерским пультом будет Василий Синайский.

Тем же, кому неинтересны споры о прошлом и будущем, адресована первая балетная премьера Большого — 6 октября труппа театра будет впервые танцевать «Аполлона Мусагета» Джорджа Баланчина, фантастической красоты историю о том, как греческий бог выбирает из трех муз наиболее милую его сердцу. Следом грянет вердиевская «Травиата» в постановке Франчески Замбелло (за пультом будет Лоран Кампеллоне).

Главное событие балетного сезона — фестиваль «Весны священной» Игоря Стравинского в марте-апреле. Приедут Балет Бежара, труппа Пины Бауш с их версиями «Весны»; финский национальный балет покажет версию Нижинского, а в самом Большом мировую премьеру выпустит Уэйн Макгрегор. В эти же дни Большой впервые покажет «Квартиру» Матса Эка, шведского хореографического гения наконец уговорили продать хотя бы один спектакль. «Квартира», созданная двенадцать лет назад для Парижской оперы, обставлена фрагментами обычной мебели и населена современными людьми; их странности, страхи и страсти производят совершенно завораживающее впечатление.

 

Даже тех детей, что добрались до балетной школы Большого и поступили в нее, учить почти некому — лучшие педагоги еще в 90-е уехали за границу и не вернулись    


 

Как сделают

BT-02.jpg
А вот это вопрос. Опера создаст события за счет приглашения звезд со стороны (в «Сомнамбуле» обещана американская знаменитость Лора Клейкомб, в «Травиате» — наша восходящая звезда Альбина Шагимуратова) и активной работы молодежной программы: стажировавшиеся в театре молодые певцы входят в репертуар. Но значительная часть труппы — колоссальный балласт, который по закону нельзя уволить, и это тормозит развитие театра. Кроме того, оперу народ все-таки ходит слушать, не только смотреть, а дирижер Владимир Юровский, выпускавший «Руслана и Людмилу», на весенней пресс-конференции обозначил проблемные точки Большой оперы: неразумный плотный график (удобный постановочной части, но не музыкантам) и, что напрямую касается зрителей, ухудшение акустики. Знаменитый дирижер сообщил, что не нашел в яме акустических корректоров, которые он лично прикреплял осенью, и предположил, что их просто украли (!).

В балете проблемы обеспечивает школа: феноменально низкий на протяжении нескольких лет конкурс среди мальчиков, поступающих в училище, «на выходе» приводит к отсутствию выбора для руководителей трупп. Но даже тех детей, что добрались до школы и поступили в нее, учить почти некому — лучшие педагоги еще в 90-е уехали за границу и не вернулись. В девичьих классах (где конкурс есть) часто преподают учителя, никогда в жизни не танцевавшие в Большом.

Внутри театра ситуация с педагогами тоже непроста, за последние двадцать лет кордебалет один раз танцевал безупречно — на премьере «Дочери фараона», когда юных балерин шпынял сам Пьер Лакотт. Фанат и знаток классики Николай Цискаридзе сейчас в немилости у дирекции, поскольку открыто перечислил все проблемы и глюки реконструкции театра. Перечень потом подтвердился, но попечительский совет театра упорно старается уверить всех в том, что ремонт был проведен прекрасно, а танцовщик просто любит скандалы. В середине сезона у него даже попытались отобрать полставки педагога, не посмотрев на то, какие успехи делают его ученики, но закричала пресса — и контракт продлили еще на год. Меж тем самые лучшие репертуарные задумки в Большом вроде баланчинских «Драгоценностей» периодически разваливаются на премьере — просто потому, что никто не следит за качеством танца. Когда худрук Сергей Филин вступал в должность, он предположил, что Цискаридзе мог бы быть главным педагогом, но после того как танцовщик «вынес сор из избы», эта идея, естественно, исчезла.

Как попасть

Гендиректор театра Анатолий Иксанов на пресс-конференции, посвященной закрытию 236-го сезона, уверял журналистский народ, что с билетами все в порядке и спекулянты перестали быть такой уж большой проблемой. (Театр поднял цены на билеты — партер на балетной премьере доходит до 15 тыс. рублей, и якобы рынок уничтожил спекулянтов). Чтобы убедиться в том, что это неправда, надо лишь попробовать купить билет. По странному обычаю Большого массив билетов делится на три части: одна уходит на бронь властным структурам (что невозможно нигде в мире — но тут ничего удивительного), одна продается через кассы и одна через интернет. Два последних массива не пересекаются. При этом в интернет обычно выкладывается не более 10 процентов билетов на балет (на оперу больше, она менее дефицитна). Эти продажи зритель может понять и проконтролировать. (И подивиться выбору — например, в первый день продаж лежат билеты с первого до последнего ряда партера, но только по одному месту с каждого края; если хочешь пойти в театр вдвоем, сидеть придется друг за другом или через зал). Продажи через кассы оккупированы спекулянтами — и работающими на улице (если выходишь около семи вечера из метро «Театральная», массивные дядечки непременно спросят, не хочешь ли пойти в Большой), и работающими в интернете (гендиректор уверяет, что театр не отдает им билеты напрямую, а они покупают билеты в кассе в общей очереди и затем уже перепродают вдесятеро дороже). Понятно, что без поддержки внутри театра такой бизнес существовать не может, ведь если бы а) все билеты выкладывались в интернет, б) были бы именными, как на европейские футбольные матчи, где борются со спекуляцией, — то шансов у «предпринимателей» было бы меньше. Но генеральный директор категорически против таких методов. Почему? — можно только догадываться.

Впрочем, купив недешевый билет даже в кассе (на сайте театра), вы все равно не получаете гарантии, что увидите всю сцену. В партере, амфитеатре и бенуаре — да. Но уже в бельэтаже (а еще есть 4 яруса), куда билет можно купить за 4 тыс. рублей, полно мест, на которых что-то увидеть можно только стоя. Чем выше, тем сложнее с обзором, разумеется. Дело в том, что при реконструкции в ложах сделали ступеньки, которые не позволяют пододвинуть кресла второго ряда ближе к первому. Если вы сидите на таком месте, вы видите только голову человека перед вами. Соответственно, руководство к действию: покупайте только первые ряды лож. Вторые и третьи ряды — для мазохистов (за исключением четырех лож — по две с каждой стороны — что примыкают к Царской). На более высоких ярусах можно попасть в ситуацию, когда на вашем месте за 1-2 тыс. рублей вы и стоя ничего не увидите.

Справится ли Большой со всеми этими немаленькими проблемами? Афиша любопытна. Труппа все еще сильная. Приглашенные мировые звезды обеспечат аншлаг. Но надо признать — покров сакральности с театра снят, а это значит, что в каждом новом сезоне ему наравне с другими придется доказывать свою состоятельность.


BT-03.jpg
Сергей Невский
Опера «Франциск», открывающая сезон, написана Сергеем Невским (либретто Клаудиуса Люнштедта по сказаниям о св. Франциске Ассизском. Мировая премьера состоялась в 2008 году в Москве на фестивале «Территория» в постановке Кирилла Серебренникова, дирижер Теодор Курентзис. Композитор сотрудничает с Кириллом Серебренниковым не впервые: он автор музыки к спектаклю «Человек-подушка» в МХТ им. Чехова и фильму «Юрьев день»).


Фото: Reuters, ИТАР-ТАСС, РИА "Новости"






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.