Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Инфляция наступает

24.12.2007 | Блант Максим | № 46 от 24 декабря 2007 года

Не последнюю роль сыграла политика, причем не только экономическая

Политическая инфляция.
В России снова высокими темпами растут цены. Попытки чиновников свалить сентябрьский скачок инфляции исключительно на внешние факторы или сговор сетевых компаний-перекупщиков выглядят по меньшей мере неубедительно. Не последнюю роль сыграла политика, причем не только экономическая. На рост цен повлиял даже избранный Россией внешнеполитический вектор

Максим Блант

Первые сообщения о том, что продукты питания начали стремительно расти в цене, появились примерно месяц назад. Однако никакой официальной реакции не было, пока Росстат не обнародовал статистику по инфляции за сентябрь. Цифра 0,8% — а именно на столько, по официальным данным, в среднем за сентябрь выросли цены на основные товары и услуги — стала для властей совершенно неожиданной. Она сломала все планы и прогнозы, предусматривавшие снижение инфляции в этом году до 8% с прошлогодних 9%. Самое же неприятное заключается в том, что главным акселератором сентябрьского витка цен послужила наиболее болезненная в социальном плане группа товаров — продукты питания. В свете стартовавшей предвыборной кампании оставить без внятного объяснения происходящее просто невозможно. Правительство посвятило инфляции специальное заседание, в котором поучаствовал и президент, потребовавший объяснить, что происходит, и незамедлительно принять меры. Объяснений — вразумительных и не очень — президент, а с ним и граждане получили с избытком. Причем не только от членов правительства. Если оставить в стороне не совсем вменяемую конспирологическую версию спикера нижней палаты российского парламента Бориса Грызлова, который объясняет рост цен на продукты сговором крупных сетевых компаний-перекупщиков, то сентябрьский феномен обусловлен двумя группами факторов — внешними и внутренними.

Мировая конъюнктура

Наиболее последовательно изложил глобальные сельскохозяйственные реалии министр сельского хозяйства Алексей Гордеев. Цены практически на все продукты растут во всем мире. Причин несколько. Прежде всего — не слишком богатый урожай в Европе. К этому добавляется рост потребления в Китае, Вьетнаме, Индии — тех странах, где огромное количество населения переходит с плошки риса в день на нормальное трехразовое питание.

Подлили масла в огонь и производители альтернативного топлива. Высокие цены на нефть и нефтепродукты сделали этанол, который производится из растительного сырья, вполне рентабельным. К тому же США и Евросоюз озвучили в начале года весьма амбициозные программы перехода на «политкорректный» этанол, что окончательно взвинтило цены. Весной этого года на мировых товарных биржах цены на зерно начали стремительно расти, и пик этого роста пришелся на сентябрь, когда тонна пшеницы выросла в цене вдвое по сравнению с мартом-апрелем. Наконец, издержки сельхозпроизводителей в этом году стали существенно выше из-за подорожания топлива и горюче-смазочных материалов.

Монетарные факторы

В России еще в прошлом году было решено пожертвовать курсом рубля — главным приоритетом была объявлена именно борьба с инфляцией. И Банк России до недавнего времени довольно успешно справлялся с достижением целевых показателей по инфляции. Да и Минфин до прошлого года старался без нужды не наращивать бюджетные расходы, чтобы не добавлять лишней денежной массы. В этом же году государственные траты, в том числе и по линии нацпроектов, резко увеличились.

Согласно последнему прогнозу Минэкономразвития, рост реальных (то есть с поправкой на инфляцию) доходов населения составит в этом году 12,5%, рост реальной заработной платы — 15,6%. Обе эти цифры заметно выше роста экономики, который прогнозируется на уровне 7,3%.

Кстати, самое интересное заключается в том, что быстрее всего растет заработная плата вовсе не у учителей и медицинских работников, забота о которых поднята на щит властями, а у государственных чиновников, особенно в регионах. Сыграл свою роль в росте количества денег, которые население начало усиленно тратить, и мировой финансовый кризис. Если еще в начале года наблюдался бум на рынке коллективных инвестиций и акции, предлагавшиеся на «народных IPO», расходились как горячие пирожки, то к концу лета стало очевидно: чудеса последних лет, которые демонстрировал российский фондовый рынок, закончились. Из паевых фондов деньги стали уходить. Падающий доллар не оставил альтернатив — деньги надо тратить.

Большая политика

Едва ли не единственный чиновник, который никак не проявился во всеобщем переполохе, вызванном сентябрьским скачком потребительской инфляции, — это главный санитарный врач России Геннадий Онищенко. Между тем было бы интересно послушать, что он думает о вытеснении с российского рынка относительно дешевых мясных и молочных прибалтийских и украинских продуктов, польского мяса, грузинских и молдавских овощей и фруктов. Впрочем, Онищенко — человек подневольный. Сказано ему не пускать, он и не пускает. Да и не в одних поставках из соседних стран дело.

Кризис российско-грузинских отношений спровоцировал возглавленную лично президентом борьбу за чистоту расы продавцов на российских рынках. В результате большинство рынков попросту прекратило свое существование. А самые необеспеченные слои населения лишились места, где можно найти продукты подешевле. Заигравшись с торговыми санкциями, используя внутренний рынок продовольствия в качестве награды, к которой можно допускать лояльные страны и от которой можно отлучать тех, с кем возникают политические разногласия, власти принесли в жертву интересы собственного населения.

И нацпроекта мало

Рецептов обуздания продовольственных цен было предложено, пожалуй, не меньше, чем объяснений случившегося. Максимальную степень мракобесия умудрились продемонстрировать парламентарии. Борис Грызлов, зациклившись на поисках сговора, инициировал расследование Федеральной антимонопольной службы в отношении крупных оптовых торговцев продовольствием и сельхозпродукцией. Глава же Совета Федерации Сергей Миронов выдвинул идею ввести госрегулирование цен на 22 вида наиболее значимых продуктов питания. Крупные торговые сети решили не дожидаться карательных действий со стороны властей и по согласованию с правительством сами заморозили цены на социально значимые продукты. МЭРТ ввело заградительные экспортные пошлины на ряд продовольственных товаров и снизил импортные пошлины на продукты питания. Последняя мера вызвала волну протестов со стороны аграрного лобби, которое напирает на необходимость поддержки отечественного производителя. Не лишним будет напомнить, что поддержка и без того оказывается. Даже нацпроект соответствующий придумали и без малого 50 млрд рублей выделили.

Что касается прогнозов, то они неутешительны. Спрос со стороны Китая в обозримом будущем никуда не денется, цены на нефть тоже падать не собираются. Государственные расходы никто пока ограничивать не будет, да и с соседями в ближайшее время мы вряд ли помиримся. А значит, цены продолжат расти и в этом году, и в следующем.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.