Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Учиться в долг

31.08.2012 | Рузманова Юлия , Чувиляев Павел | № 26 (253) от 27 августа 2012 года


Диплом в долг. Министр образования Дмитрий Ливанов четко дал понять: бесплатных мест в российских вузах с каждым годом будет все меньше. Компенсировать это сокращение, по мнению министра, призвана система образовательных кредитов. Выгодно ли таким образом получать высшее образование — выяснял The New Times

20-летняя Джамиля Халилова этим летом перевелась на второй курс МГУ из Казанского университета: «В Казани я три года назад поступила на бюджет. Но хотелось в Москву, тут больше возможностей. А перевод считается вторым высшим образованием, за это нужно платить. Обратились в банк «Союз»; там посмотрели, что я учусь неплохо, и выдали кредит на пять лет. Правда, пришлось год при переводе потерять: с третьего курса перевелась на второй. И платить много — $600 в месяц. Пока родители помогают. Думаю, справлюсь: 2,5 года осталось».

А вот 19-летний Максим, коренной москвич, третьекурсник Высшей школы экономики, за кредит расплачивается сам: «Я очень хотел учиться именно в «Вышке», но при поступлении недобрал полбалла. Пришлось идти на платное место. Родителям посоветовали обратиться в Сбербанк. Платить приходится по $700 в месяц (кредит на десять лет). В первый год трудно было. Потом нашел работу с зарплатой, перекрывающей эту сумму».

34-1.jpgНеподъемная цена

Меньше половины выпускников, окончивших школу в этом году, смогут получить высшее образование бесплатно. По данным Минобрнауки, в расчете на 1 тыс. выпускников 11-х классов число очных бюджетных мест на первом курсе российских вузов составит 438. Остальным придется оплачивать учебу, надеясь на помощь родителей либо самостоятельно оформляя кредит в банке.

А стоимость образования год от года растет. Первые места по этому показателю прочно заняты московскими вузами. Средняя стоимость года учебы в МГИМО — $7–7,5 тыс., в МГУ — $6–8 тыс., в РУДН и ВШЭ может доходить до $10 тыс. в год. С другой стороны, стоимость обучения в провинциальных университетах редко превышает $1–1,5 тыс. в год. Да и в Москве можно найти вузы, где за $1,5 тыс. в год абитуриента встретят с распростертыми объятиями. Но для многих родителей и эта сумма  совершенно неподъемная.


Мы развели так много сомнительных по качеству образования вузов, что любое их финансирование является рискованным


Казалось бы, образовательный кредит может стать хорошим подспорьем для желающих получить качественное высшее образование. По данным Ассоциации региональных банков, в этом году будет выдано около 53 тыс. образовательных кредитов — больше, чем когда бы то ни было. Но в долг будут учиться лишь 6% от общего количества студентов-платников. А в развитых государствах кредитом пользуются 60–75% всех студентов.

Почему наши цифры и зарубежные так разительно отличаются друг от друга, становится понятно при детальном изучении особенностей образовательного кредита.

Что такое классический образовательный кредит в многолетней зарубежной практике? Процентная ставка по банковской ссуде на образование значительно ниже обычных потребительских кредитов. Но главное, дается существенная отсрочка платежа по основному долгу и части процентных выплат: после того как студент закончит учиться и устроится на работу, у него будет еще 10–15 лет для того, чтобы расплатиться с банком.

В России же самым популярным у студентов вариантом является образовательный кредит на год. Проценты большие, как на обычные потребкредиты, — 16–18% годовых, в месяц приходится платить до $800–1000, но студенты берут его в расчете на то, что смогут через год перевестись на бюджетное место.

Банки тоже предпочитают в массе своей давать короткие образовательные кредиты. Причина прозаична — «длинные» деньги в российской банковской системе до сих пор не в чести, лучше все расчеты проворачивать быстро, за полгода-год. С образованием это невозможно. «Банк опасается, что ему попадется нерадивый студент, который не сможет вовремя погашать долг. Банк предлагает такую схему, когда кредит предоставляется не сразу, а ежегодными платежами на расчетный счет учебного учреждения. В этом случае клиент страхуется от инфляции (повышения цены обучения), а банк — от ситуации, при которой клиента могут отчислить из вуза», — пояснил начальник управления розничных продаж Собинбанка Вячеслав Бондаренко.

Длинные образовательные кредиты банки тоже дают. Но, во-первых, максимум на десять лет, считая время обучения. Во-вторых, получить их можно, как и потребительские кредиты, лишь под залог и поручительство. В-третьих, платить надо начинать сразу же. В-четвертых, хоть процент по длинным кредитам и ниже (9–12% годовых), но, взяв деньги, студент теряет право перевестись на бесплатное место. Кроме того, банк может поставить одним из условий продолжения выплат за весь период обучения хорошие оценки своего клиента. Наконец, крайне узок круг банков, в принципе выдающих образовательные кредиты: по данным Ассоциации региональных банков, активно этим занимаются не более десятка кредитных учреждений.

К зарубежным стандартам более-менее приближены условия кредитов, которые выдаются Сбербанком (на него приходится свыше 60% образовательных кредитов в стране) и банком «Союз». Эти два финансовых учреждения участвуют в государственном эксперименте по поддержке образовательных кредитов (проводится с 2010 по 2013 год). Государство компенсирует этим банкам часть процента по кредиту, благодаря чему студенту остается лишь 6–7% годовых. Не нужны залог и поручительство — лишь справка от вуза, что человек поступил. Причем кредит должен быть полностью погашен не позднее чем через десять лет после окончания учебы. Правда, такие «вкусные» кредиты выдаются на обучение лишь в 56 российских вузах (и примерно по 250 специальностям), которые участвуют в эксперименте.

Как рассказала The New Times начальник управления банка «Союз» Наталья Арефьева, наибольшее количество заемщиков, получивших кредит по этой программе, обучаются в МГУ им. Ломоносова, НИУ «Высшая школа экономики», МГТУ им. Баумана и Санкт-Петербургском госуниверситете.

Непопулярный продукт

Но даже в банке «Союз», выдающем образовательные кредиты на льготных условиях, ими за последний год воспользовались, по данным Натальи Арефьевой, лишь 120 человек. «Оформление кредитов на обучение в общем объеме потребкредитов крайне незначительно», — подтверждает директор департамента Номос-банка Александр Базанов.

Слабый спрос — главная причина, по которой большинство банков, опрошенных The New Times, не собираются выводить эти кредиты на рынок.

Заместитель директора департамента маркетинга и банковских продуктов Росбанка Лидия Каширина считает, что один из сдерживающих факторов — психологический: люди еще не привыкли к данному виду кредитов. «С учетом роста коммерческих мест в российских вузах, популярности бизнес-образования и образования за рубежом у этого рынка очень хороший потенциал. Со временем кредит на обучение станет таким же привычным, как потребительский или автокредит», — уверен эксперт.

Начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий считает, что дело не в психологии, а в недостаточно выгодных для заемщика условиях: «Подобные кредиты могут пользоваться спросом лишь при низких процентных ставках. А они возможны лишь при активном участии государства — банки понижать ставки дальше просто не могут». Государство же, по словам эксперта, сосредоточено сейчас на снижении ставок по ипотеке, на образовательные кредиты его усилий явно не хватает.

«На Западе, например, все риски по кредитам берет на себя государство, а значит, процентную ставку по ним можно удерживать на довольно низких уровнях. В России все риски несет банк, поэтому он не может формировать низкую ставку в убыток себе», — вторит коллеге аналитик «Инвесткафе» Екатерина Кондрашова.

Максим Осадчий сомневается, что у этого направления есть будущее. По его словам, единственные перспективные кредиты — те, которые оплачиваются корпорациями для своих будущих или нынешних работников. Советник главы Центробанка Павел Медведев полагает, что при нынешней системе российского высшего образования кредитование представляется сомнительной затеей. «Мы развели так много учреждений, которые называем высшими учебными, что любое их финансирование является рискованным, — предупреждает Медведев. — Пока не будут закрыты сомнительные вузы, говорить о массовом развитии кредитов на образование просто бессмысленно».




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.