Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Приехал ревизор

30.08.2012 | Левкович Евгений | № 26 (253) от 27 августа 2012 года

Кирилл Серебренников на авансцене Театра им. Гоголя

Приехал ревизор. Новый сезон в московском Театре им. Гоголя начался со скандала: уволены худрук театра Сергей Яшин и директор Анатолий Шлаустас, на их места Департаментом культуры Москвы назначены Кирилл Серебренников и Алексей Малобродский. Часть труппы отказывается работать с новым руководством и говорит о «рейдерском захвате». Мнение сторон выслушал The New Times

На традиционном сборе труппы перед новым сезоном все было традиционно: худрук Яшин, проработавший в театре 25 лет, поинтересовался у актеров, как и где они отдохнули, после чего за полчаса разъяснил план работы, тем более что ее было немного — почти все спектакли перекочевали в новый сезон из прошлого. Спустя сутки он узнал из СМИ, что в театре больше не работает. Актерам сказали об этом на экстренном собрании — о смене руководства им лично объявил глава Департамента культуры Москвы Сергей Капков. «Я все понимаю, в жизни всякое бывает, — сказал Сергей Яшин The New Times. — Но мне даже не потрудились объяснить причину моей отставки и хоть как-то предупредить о ней. То, что в Департаменте культуры говорят, мол, договор разорван по соглашению сторон, — это неправда. Да, в договоре есть пункт: учредитель может расторгнуть его в единоличном порядке без объяснения причин. Именно это и было сделано. Но разве можно так поступать за месяц до открытия сезона? Даже не со мной — с коллективом, который теперь в подвешенном состоянии? Ведь ясно же, что многие будут уволены. Где они сейчас найдут себе работу?»

49-1.jpg

Доходное место

В то же время часть самой труппы, которая протестует против назначения Серебренникова (более 80 человек), указывает не только на этические моменты. В открытом письме, адресованном президенту Путину и премьеру Медведеву, актеры говорят о том, что «основной причиной смены руководства является географическое положение театра. Данные действия, напоминающие рейдерский захват, ведут к ликвидации общедоступного государственного репертуарного театра, что даже не скрывается, и к роспуску коллектива, в результате чего около двухсот человек оказываются выброшенными на улицу».

Кроме того, актеры с ужасом ждут, что Серебренников чуть ли не в одиночку разрушит школу Станиславского (сам Кирилл в этот же день написал в своем Facebook: «Невероятно, запредельно круто! Я рад быть поводом к тому, что на свет явился такой образец стиля. Смешно то, что у меня завтра два совещания — одно в театре им. Г., а второе — по юбилею К.С. Станиславского, которое я делаю в МХТ!» Позже, в телефонном разговоре с The New Times (сейчас Кирилл находится в Германии, где занимается постановкой оперы), Серебренников заявил, что «комментировать-то особо нечего. Это довольно распространенная для театра ситуация: люди, которые боятся за свои места, бегут жаловаться высшему начальству, делая вид, что они якобы не понимают сути проблемы. А суть эта проста: посещаемость Театра им. Гоголя — одна из самых низких в Москве. Зритель почти не ходит. Департамент по культуре хочет вывести его на другой уровень. Мне предложили, мне это интересно — я согласился. То, что репертуар в значительной степени сменится, это в данной ситуации совершенно естественно. При этом лично я нигде не заявлял, что собираюсь разогнать труппу. Я вообще не понимаю, как это можно сделать даже чисто теоретически. Для начала надо поговорить с каждым человеком в отдельности, понять, хочет ли он работать в новых условиях, делать спектакли. Если не хочет — это его право. Но я еще ни с кем не говорил, не составлял репертуарный план, а письмо уже есть. Смешно».

Зачем ему обуза

Причину перемен, высказанную Серебренниковым, подтвердил The New Times и Сергей Капков: «Ни одной громкой премьеры за последние 20 лет. 24% посещаемости в год. 180 человек штата — и при этом в спектаклях занято дай бог две трети. Три сцены — задействована только одна. Это сухие цифры, против которых не попрешь. Государственный театр — замечательно, но мне непонятно, почему все это надо содержать просто так, без результата? Остальные причины, описанные в письме, — бред. Как может Серебренников убить систему Станиславского, если он с успехом ставит спектакли в МХТ? О каком «рейдерском захвате» может идти речь, когда здание как принадлежало, так и принадлежит Департаменту культуры? Зачем вообще Серебренникову была эта обуза? Он режиссер известный в Европе. Я бы спасибо ему сказал за то, что согласился вытащить театр из ямы, а не письма писал. Часть труппы, понимая, что может не соответствовать требованиям, просто решила сыграть на опережение».

Менее болезненно, по сравнению с гоголевцами, прошла смена руководства в Театре им. Ермоловой: новый худрук Олег Меньшиков, пришедший на смену Владимиру Андрееву, хотя и оставил всего четыре спектакля из старого репертуара, зато предложил работу почти всем. В кулуарах даже поговаривают, что Меньшиков обмолвился, будто на месте Серебренникова не согласился бы на предложение — именно потому, что Яшина уволили некорректно. Байка это или правда — доподлинно неизвестно. Но, скорее всего, конфликт в гоголевском действительно стόит рассматривать исключительно с точки зрения этики, и более ни с какой. Пока же в театре начинается ремонт крыши, которая, по словам Капкова, «течет в двух местах».




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.