Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Оппозиция

#Суд

Быстро и без свидетелей

16.08.2012


22 августа в Cмоленском суде будут слушаться показания Таисии Осиповой. Бывшая политическая активистка была осуждена в декабре 2011 года на 10 лет — по утверждению обвинения, за хранение и сбыт наркотиков. А по мнению защиты — чтобы оказать давление на ее мужа Сергея Фомченкова, члена исполкома оппозиционной «Другой России». В январе о деле Осиповой рассказали Дмитрию Медведеву, и он обещал разобраться. В феврале приговор был отменен, а дело направлено на повторное рассмотрение в суд. За ходом процесса наблюдал The New Times
T_Osipova-490.jpg
13 августа, 10 утра. Заднепровский районный суд Смоленска. Здесь проходит второй процесс по делу 28-летней Таисии Осиповой. С фасада здания по проспекту Гагарина — ОВД Ленинского района. А с тыла, между помойкой и автостоянкой ОВД. есть неприметная дверца под козырьком. Это вход в суд.

Таисия Осипова скоро уже 2 года в тюрьме. Первый приговор был отменtн 15 февраля этого года, но на свободу ее не отпустили, несмотря на наличие 5-летней дочки и ряд тяжелых заболеваний, включая сахарный диабет.

Процесс по делу Осиповой напоминает театр абсурда. Как, впрочем, и любой другой судебный процесс в России. Предыдущие заседания шли ни шатко ни валко. Свидетели обвинения не торопились в суд — под самыми разными предлогами. Приставы тоже не проявляли особого рвения. Если кто и приходил в суд, то демонстрировал присутствующим повальное несоответствие своих показаний с данными на предварительном следствии и в первом судебном заседании. Если их уличали во лжи, свидетели дружно ссылались на давность событий и повальную амнезию.

Судья Кожевников в присутствии прессы пытается выглядеть объективным, но и невооруженным взглядом видно, что он играет на стороне обвинения. Особенно четко это стало заметно 20 июня, когда состоялось выездное заседание в доме Таисии для проведения судебного эксперимента. Хотя заседание суда должно быть открытым, судья запретил пускать посторонних, а сам бегал по дому и расставлял мебель так, чтобы не было разночтений с протоколами обыска.

День первый

Заседания проходят на третьем этаже. Приставы встречают корреспондента The New Times как старого знакомого, но все равно проводят тщательный досмотр. Их двое: один угрюмый, другой весельчак. Пока Угрюмый переписывает паспортные данные, прохожу досмотр. Вытаскиваю все из рюкзака. Весельчак зачитывает стандартный текст о мобильном телефоне и фото-, видеосъемке. Заставляет отпить из бутылки минеральную воду. Зачем? «На тот случай, если вы принесли с собой бензин для поджога», — Весельчак улыбается.

Начинается судебное заседание. От былой неторопливости судьи Кожевникова нет и следа. Такое впечатление, что судье уже назначили дедлайн и он должен вынести приговор очень-очень быстро. Он перебивает адвокатов, кричит на Таисию, обвиняет всех в затягивании процесса.

Таисия выглядит крайне уставшей. Это неудивительно, у нее совсем недавно резко ухудшилось здоровье. После того как информация об этом просочилась в СМИ, Таисию навестил врач из медчасти* * В СИЗО Смоленска больных заключенных обычно осматривает лишь фельдшер, в случае с Осиповой — с ветеринарным образованием. , констатировавший, что здоровье обвиняемой ухудшилось от неправильного лечения дешевыми таблетками от диабета, которые только и есть в наличии в СИЗО.

В самом начале судья зачитывает заявление оперативника ЦПЭ (Центр по борьбе с экстремизмом) Николая Смолина, в котором тот в категоричной форме отказывается от прохождения фоноскопической (идентификация голоса) и психофизиологической (проверка на детекторе лжи) экспертиз. Заявление прилагается к делу. В ответ Таисия заявляет, что сама хочет пройти проверку на детекторе лжи. Прокурор Дарья Кудинова, чем-то напоминающая «Свету из Иваново», до этого флегматично делающая пометки, встрепенулась и заявила протест. Судья ходатайство отклоняет.

Начинается допрос свидетелей защиты. Выступает Антон Мандрик. В день обыска он находился в доме Таисии. Мандрику и его родным угрожали в ЦПЭ, поэтому адвокаты опасались, что он не придет в суд. Он рассказывает, как в дом ворвалась группа захвата, всех положили на пол, лицом вниз. Собаку, бульдожку по кличке Дана, которая была в доме, ударили электрошокером. Таисия пыталась позвонить мужу, но оперативник ЦПЭ Савченков вырвал телефон, вывихнув руку. Пятилетнюю дочь Таисии, Катрину, заперли в ванной.

Видно, что Мандрик сильно волнуется, он говорит, слегка заикаясь. Он рассказывает, что они все, включая понятых и Таисию, находились в комнате, откуда не было видно кухни. Сотрудники милиции бесконтрольно перемещались по всему дому. Оперативник Смолин первым вышел на кухню, сказав, что Таисия торговала наркотиками. Антон отказался с ним общаться, после чего его вывели из кухни в коридор, поставили на «растяжку»* * Лицом к стене, руки вверх, ноги широко расставлены. и начали «прессовать». После этого Смолин объявил, что обнаружил в кухне наркотики, и позвал туда понятых. Таким образом, уверен свидетель, Смолин просто подложил наркотик в комод с детскими вещами, так как в этот момент, кроме оперативников, в кухне никого не было. Также, по свидетельству Антона, оператор, снимавший обыск, несколько раз прерывал видеозапись, чтобы скрыть незаконные действия сотрудников милиции.

Судья Кожевников слушает показания, прикрыв глаза. Создается впечатление, что он задремал. Впрочем, когда Мандрик сказал, что «наркотики подбросили менты», он встрепенулся и призвал свидетеля уважительно относиться к сотрудникам МВД.

В разговоре с Мандриком, во время обыска, Смолин прямо сказал, что им нужен Сергей Фомченков, муж Таисии, член исполкома партии «Другая Россия», спросил, как его можно вызвать в Смоленск. Также Мандрик рассказал, как Николай Смолин вызывал его через несколько дней после обыска и склонял дать показания на Таисию. Получив отказ, Смолин перешел к угрозам. Он угрожал посадить Антона, сфабриковав дело по наркотикам. Позже Смолин с другими оперативниками приходил к отцу Мандрика на работу и угрожал уволить его (отец Антона Мандрика работает врачом в поликлинике УВД). Уже незадолго до этого заседания суда Смолин звонил Мандрику и требовал, чтобы тот уехал из города и не являлся на суд.

После показаний свидетеля адвокаты продолжили заявлять ходатайства. Судья отказал в вызове на допрос начальника смоленского ЦПЭ Пышного. Хотя в деле есть данные о том, что Таисия находилась в разработке Центра по борьбе с экстремизмом, а обыск проводили двое сотрудников этого центра Смолин и Савченков. Судья Кожевников безапелляционно заявил, что начальник ЦПЭ не сможет дать показаний, существенных для дела. По этой же причине было отказано в вызове командира спецназа, проводившего штурм дома.

Таисия требует запросить данные денежных переводов, которые делал ее муж Сергей Фомченков. По мнению защиты, это доказывает то, что у Таисии было достаточно средств для содержания семьи и ей незачем было торговать наркотиками. Суд отказывает. Ведь это «неоправданно» затянет процесс!

Осипова предлагает судье зачитать все ходатайства сразу, чтобы тому не пришлось по много раз бегать в совещательную комнату. «Вот это конструктивный подход! Давайте!» — радуется Кожевников. Это заседание было рекордным по количеству отказов. Из 17 заявленных защитой ходатайств суд удовлетворил всего 4. Всегда, вынося отказ в удовлетворении ходатайства, судья Кожевников говорил о том, что они не существенны и приведут к затягиванию дела.

На этом первый день закончился. На следующий был запланирован допрос Таисии.

День второй

Заседание началось с выступления адвокатов. Светлана Сидоркина и Наталья Шапошникова по итогам допроса Мандрика заявили ходатайства о просмотре видеозаписи обыска, о вызове видеооператора ЦПЭ Николаева, снимавшего обыск. Прокурор Кудинова протестует. Судья Кожевников отказывает с традиционной формулировкой. У судьи и прокурора плодотворный творческий союз.

Кроме того, адвокат Светлана Сидоркина ходатайствовала о вынесении частного определения и направлении его в Следственный комитет в отношении сотрудников полиции, превысивших свои полномочия в случае с Антоном Мандриком, а также об обеспечении защиты свидетеля. Прокурор заявила протест и посоветовала свидетелю обратиться за защитой в МВД и ФСБ. Судья заявил, что он не будет этим заниматься, поскольку это не в его компетенции и вообще «суд не карательный орган».

Затем суд приступил к осмотру вещественных доказательств по контрольной закупке от 27 октября 2010 года, которую якобы проводили сотрудники ЦПЭ Савченков и Смолин. Еще на первом судебном следствии по данным биллинга были установлены расхождения реального местонахождения участников закупки с актами контрольной закупки.

В этот раз адвокаты потребовали вызвать эксперта, чтобы выяснить, производились ли смывы с рук. А также запросили данные журналов автопарка ФСКН и ОРЧ, чтобы выяснить, кто выезжал в тот день на контрольную закупку. Ходатайства отклонены.

Тем временем при осмотре вещдоков выясняется, что на одной из бирок вместо подписи понятой Казаковой стоит подпись совершенно другого человека, некоего Козлова. Адвокаты обращают на это внимание. Судья, ничуть не смутившись, говорит, что это так видят адвокаты. А он, судья Кожевников, видит подпись понятой Казаковой. Что и было занесено в протокол. На этом осмотр вещественных доказательств заканчивается.

Происходящее напоминает бред, но адвокаты не сдаются и подают ходатайства о проведении независимого медицинского обследования и вызове в качестве свидетеля Александра Мельникова, врача, у которого до посадки наблюдалась Таисия. Как обычно, ходатайства признаны несущественными и ведущими к затягиванию дела. Вместо этого судья Кожевников зачитал документы медчасти СИЗО за июль-август этого года, где сказано, что по состоянию здоровья Таисия Осипова может присутствовать на судебных заседаниях. При этом тюремные медики не указали, какими заболеваниями страдает Таисия и какие обследования она проходила.

Судья спросил у Таисии, готова ли она давать показания. Та отвечает, что из-за двух заседаний подряд у нее не было времени, чтобы подготовиться, и просит несколько дней на подготовку. Судья злится, кричит на Таисию, обвиняя ее в затягивании процесса. Таисия настаивает. Судья в итоге переносит заседание.

Иду по коридору суда. Судья Кожевников уже снял мантию и спешит по своим делам. Прокурор Кудинова с кем-то мило беседует, слышен ее смех. На выходе Весельчак прощается и спрашивает: «До следующего заседания?» Отвечаю: «Да». Угрюмый молча смотрит на монитор. Судебный процесс продолжится 22 августа в 10.30.

P.S. 16 августа РИА «Новости» опубликовало заявление МВД: показания свидетеля Мандрика «порочат честь и достоинство сотрудников УМВД России по Смоленской области», а сам он в момент обыска находился в состоянии наркотического опьянения.




 

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.