Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Темный лес

13.08.2012 | Гальперин Иосиф | № 23-24 (251) от 13 августа 2012 года

Новое дело Алексея Навального

Темный лес. 31 июля известный политик и один из лидеров оппозиции Алексей Навальный стал обвиняемым по уголовному делу о хищении в составе преступной группы имущества государственного предприятия «Кировлес». Дело ведут четыре следователя по особо важным делам, курирует лично глава Следственного комитета РФ, а на выходе политику маячит десять лет тюрьмы. The New Times прочитал первое уголовное дело, поехал в Киров, переговорил со всеми, кто еще не боится говорить — а боятся даже местные журналисты, задал вопросы соучастникам

30-1.jpgПо новому уголовному делу у Навального два подельника: Петр Офицеров, в недавнем прошлом генеральный директор ООО «Вятская лесная компания» (ВЛК) — ему обвинение было предъявлено 6 августа, и Вячеслав Опалев, бывший (в 2009–2010 годах) гендиректор Кировского областного государственного унитарного предприятия (КОГУП) «Кировлес», который по первому уголовному делу проходил свидетелем — о предъявлении ему обвинения пока официально не сообщалось. КОГУП «Кировлес», у которого Навальный, «заранее объединившись» с подельниками «для растраты лесопродукции», похитил 10 068,119 кубических метра леса (цитаты из постановления о привлечении в качестве обвиняемого Навального А.А. от 31 июля 2012 года, подписанного генерал-майором юстиции Щукиным А.В. — имеется в распоряжении редакции), уже второй год проходит процедуру банкротства.

Упущенная выгода

Про дело Навального в Вятке, как местные именуют Киров, здесь знают все, но говорить о нем опасаются. «Навальный? Он нас сразу насторожил бритой головой», — ничего конкретнее один из бывших руководителей «Кировлеса», просивший не ссылаться на него, не сказал. В материалах первого, дважды закрытого уголовного дела (последний раз — 10 апреля 2012 года, когда Навальному было отправлено «Извещение о реабилитации» — оно имеется в распоряжении редакции) прежний глава «Кировлеса», проходивший тогда по делу свидетелем Вячеслав Опалев предъявляет Навальному другие претензии: «Навальный А.А. предупредил меня, что если я, как генеральный директор КОГУПа, не буду работать с ООО «ВЛК», то на мое место есть кандидат…» (все четыре тома закрытого уголовного дела у автора есть). По словам Опалева, Навальный обещал поддержку предприятию в обмен на работу с ВЛК. (Связаться с Опалевым The New Times пока не удалось.)

С 9 декабря 2010 года кировский Следственный комитет проводил проверки, с 10 мая 2011 года вел уголовное дело, в котором Навального и Офицерова обвиняли в том, что их действия нанесли ущерб Кировскому областному государственному унитарному предприятию (КОГУП) «Кировлес» на сумму 1 335 079,67 рубля. Ущерб этот заключался, как раньше считали следователи, не в том, что кто-то что-то у кого-то украл, но — в упущенной выгоде предприятия, которое могло бы продать свою продукцию другим покупателям подороже, но вынуждено было под давлением «административного ресурса» Навального торговать через посредника — «Вятскую лесную компанию» Офицерова. В этом следователи находили признаки преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ.

Суждение об упущенной выгоде основывалось, в частности, на показаниях свидетеля Сергея Змеева, заместителя генерального директора «Кировлеса» по общим вопросам и безопасности (sic!): «По проведенному мною анализу в июле 2009 года деятельности КОГУП и ВЛК было выявлено, что средняя отпускная цена со складов лесхозов за лесопродукцию составляла 4190 рублей за 1 куб. По договорным обязательствам с ВЛК средняя цена составила 3415 рублей за 1 куб. Т.о. убытки предприятия составили 775 руб. с 1 куб.». Почти такую же сумму — 774 рубля убытков по договорам с ВЛК — называет проводивший аудит предприятия ООО «Центр управленческих консультаций «Вятка-Академаудит».

Другой эксперт — ЗАО АКФ «Аналитик» — подобное обвинение предъявляет самому КОГУПу: «На предприятии отсутствует единая ценовая политика. Так, цены на пиломатериал одного качества и в одном лесхозе существенно различаются: цены на хлысты существовали в пределе от 422,08 руб. до 847,46 руб. (разница в два раза), верхний предел цен на пиловочник от 1271,19 руб. до 1949,15 руб. (разница на 53,3%), пиломатериал хвойный необрезной от 1694,92 руб. до 2 796,61 руб. (разница на 65%)».

Получается, что при таком подсчете упущенная выгода могла быть уже у компании Офицерова.

«Упущенная выгода — это не убыток! Я могу пойти навстречу клиенту, с которым собираюсь долго торговать, и снизить цену — и в этом будет моя выгода. Да и вообще — у каждой партии леса может быть своя цена, главное, чтобы она была выше себестоимости. А подобный подсчет убытков — это политика», — сказал The New Times частный лесопромышленник, просивший, как и многие собеседники The New Times, не называть его имени. Примерно то же самое пояснила Ирина Буркова, ранее работавшая в ВЛК. А Петр Офицеров предоставил The New Times результаты ежедневного мониторинга рынка, на основании которых компания рассчитывала, почем какому клиенту предлагать товар.

Короче — рынок. Обвинение сразу стало рассыпаться, несколько раз дело закрывали, а потом, по приказу из центра, возобновляли, передавали в руки следователей Приволжского федерального округа, пока наконец 10 апреля 2012 года окончательно не похерили. В постановлении о прекращении уголовного дела, вынесенном по итогам 11 месяцев расследования и многочисленных экспертиз, говорится: «…в материалах уголовного дела не содержится данных, свидетельствующих об обмане или злоупотреблении доверием со стороны Навального и Офицерова при заключении договора между ООО «ВЛК» и КОГУП «Кировлес» и приложений к нему… Обещания о поддержке предприятия были даны Навальным Опалеву как советником губернатора, курирующим лесную отрасль… до приезда Офицерова и создания ООО «ВЛК».

Дальше события развивались так. 6 мая, накануне инаугурации Путина, в Москве проходит «Марш миллионов», после которого начались аресты и Навальный получил 15 суток. 28 мая он направил письмо в Генпрокуратуру с просьбой «принести ему публичные извинения от имени государства за необоснованное привлечение к уголовной ответственности», а на следующий день стало известно, что руководитель СК РФ лично отменил постановление о прекращении уголовного дела и направил его на дальнейшее расследование.

А в адрес кировских следователей грянул гром: председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин на большом совещании 5 июля обвинил их в неумении работать, а по сути намекнул, что они поддались давлению губернатора. 31 июля спикер СК Владимир Маркин объявил о возбуждении нового дела по ч. 4 ст. 160 — хищение имущества госпредприятия в составе преступной группы (до десяти лет). И с новой суммой ущерба: 16 млн. Алексею Навальному предъявлено также обвинение по ч. 3 ст. 33 — как организатору преступления.

«16 миллионов, насколько я понимаю, это вообще весь оборот между ними («Кировлесом» и ВЛК) как контрагентами» — так прокомментировал The New Times эту сумму кировский губернатор Никита Белых.

Бревно в глазу

Чтобы понять суть отношений между государственным предприятием «Кировлес» и частной компанией ВЛК, надо вспомнить историю КОГУПа. В 2007 году «Кировское управление сельскими лесами» решено было преобразовать в КОГУП «Кировлес», чтобы поставить 36 районных лесхозов под контроль областного правительства. Это была линия тогдашнего губернатора Николая Шаклеина.

«Шаклеин предложил крупным, в основном — иногородним, инвесторам, желающим вложить деньги в развитие области, квоты на вырубку леса, он рассчитывал на их поддержку при назначении на новый срок, — рассказывает независимый депутат Законодательного собрания области Дмитрий Русских, с которым The New Times встретился в Кирове. — Для этого расторгли договоры с 250 мелкими и средними местными предпринимателями, квоты на 6 млн кубометров отдали 5–6 инвесторам, предлагавшим не менее 3 млрд рублей вложений. По договорам с правительством Кировской области они получали лес на вырубку по цене 50 рублей за кубометр (федеральная ставка), хотя на рынке он тогда стоил не менее 400. Предполагалось, что это поддержит их заинтересованность в долгосрочных проектах. Но начался мировой экономический кризис, никто ничего не инвестировал, получившие квоты «киты» просто стали их продавать».

30-2.jpg
Древесина — главный товар Вятского края
«В 2008 году, когда из-за кризиса цены на древесину упали, «Кировлес» продолжал рубить и продавать лес в ущерб себе, — объясняет депутат. — Я бы назвал такие действия руководителя Опалева двойным ударом ниже пояса: и по отрасли, и по людям. Он, не обращая ни на кого внимания, вел предприятие к банкротству, которое стало очевидным к концу 2010 года, а ведь во многих районах работа в лесхозе — единственный заработок, несколько тысяч человек оказались перед угрозой потерять его. Мы, оппозиция в областном парламенте, задавали ему вопросы о тревожной обстановке, он отвечал неконкретно».

«Депутаты лесное хозяйство не контролируют, на местах лишь сами филиалы КОГУПа знают, что творится», — сказал депутат ЗАКСа от КПРФ Михаил Скворцов. Сергей Щерчков, вице-губернатор, отвечающий за лесную отрасль, в интервью местной прессе говорил: «За время существования «Кировлеса» было принято несколько совершенно неверных управленческих решений… (КОГУП) зачем-то взял (на вырубку) 2 млн кубометров леса по 180 рублей за кубометр, хотя мог и не брать. Но, видимо, руководство предприятия посчитало, что сможет платить за аренду лесных массивов 360 млн рублей в год, что и сгубило предприятие в 2009 году, когда разразился кризис и 180 рублей стали неподъемными… «Кировлес» никогда не считал собственные затраты, они всегда, кроме 2008 года, превышали доходы. Спохватились поздно, когда предприятие, по сути, уже было банкротом».

«Техника в лесхозах, которые стали филиалами КОГУПа, старая, до сих пор работают бензопилами, отсюда себестоимость лесоматериалов высокая, а продавать через «Кировлес» приходилось по рыночной цене, которая во время кризиса не покрывала себестоимость. Это мало кого волновало, когда продажи шли напрямую, когда получали «черный нал» и не платили налогов, — объяснил The New Times упоминавшийся выше анонимный лесопромышленник. — Поэтому лесхозы не хотят работать с фирмами, которые не могут платить «на карман».


Именно Москва не давала почти два года затихнуть тухлому делу, передавала его окружным федеральным следователям. И когда оно все-таки протухло, прозвучал окрик Александра Бастрыкина


О том, что «за наличные лесоматериалы уходили в два раза быстрее», The New Times сказал и Алексей Навальный. Ситуация в лесном хозяйстве «серая», подтвердил и губернатор Никита Белых: «У меня 800 лесозаготовителей, кто-то мелкий, кто-то чуть более крупный, выстроить такую систему отношений, которая была бы прозрачной и в то же время гарантировала бы выполнение государственных функций, мне важно не только, точнее не столько, чтобы у этих лесозаготовителей была «белая» бухгалтерия, а чтобы они пожар тушили, когда он возникает».

Ирина Буркова, бывшая работница ВЛК, рассказала, что была до крайности удивлена, когда узнала, что в «Кировлесе» в то время, когда ВЛК начала с ним сотрудничать, не было отдела сбыта, а коммерческий отдел состоял из падчерицы гендиректора и еще одной работницы. «А зачем им был отдел сбыта, если наверху решалось, кому в реальности пойдут выделенные госпредприятию кубометры?! Для этого и создавался КОГУП, чтобы потеснить низовую вольницу лесхозов, обойти с помощью льгот законную практику конкурсного выделения участков. Они прямиком от «Кировлеса» шли в субаренду, но уже по другой цене», — прокомментировал Дмитрий Русских.

Но все равно в каждом районе оставался свой маленький «Кировлес». По словам Навального, отпускать или нет древесину тому или иному покупателю, решала между собой районная «тройка» — глава администрации, директор лесхоза и начальник милиции. Поэтому, по словам депутатов — собеседников The New Times, филиалы слушали Опалева только тогда, когда им это было нужно. А он был вынужден вертеться между областным начальством наверху и районными царьками внизу.

Бывший подчиненный Опалева критично отозвался о действиях государства, по новому Лесному кодексу соединившего в ГУПах функции ухода за лесом с функциями коммерческими, о чем говорил и Белых. В «Кировлесе» считают, что областные власти слишком мало платили за лесовосстановительные и прочие работы и слишком много брали за аренду лесов.

Примерно это же самое можно прочитать в аудиторской экспертизе ООО «Центр управленческих консультаций «Вятка-Академаудит». А Дмитрий Русских сказал категоричнее: «Государство никогда не было эффективным собственником!» — что вообще-то странно слышать от депутата, еще недавно входившего во фракцию КПРФ. Но как иначе можно оценить положение, когда госпредприятие имеет возможность трижды, по крайней мере, обманывать государство-хозяина?

Во-первых, кроме начальника лесхоза, в реальности никто не знает, сколько и какого леса вырублено и сколько стоила работа, за которую заплатил бюджет. Во-вторых, только ему известно состояние леса, за аренду которого он в бюджет платит. В-третьих, кто проверял эти лесхозы на предмет того, кому и за сколько они продают лес или отдают даром, и платят ли налоги, коли подавляющая часть расчетов происходит живыми деньгами, из кармана в карман?

Двое из «Яблока»

Вот с таким лесным завалом и столкнулись в 2009 году Навальный и Офицеров, знакомые к тому времени друг с другом около десяти лет по работе в аппарате партии «Яблоко».

Первый, как человек юридически грамотный и общественно активный, был приглашен Никитой Белых в команду губернатора в качестве советника на общественных началах. «У меня альтернатива была: приехать одному и начинать поиск людей в регионах, но для этого требуется не один год… мне нужны были люди, которые готовы взять на себя часть работы и ответственности», — объяснил The New Times Белых. Сам Навальный в интервью The New Times сказал, что приехал в Киров для того, чтобы бороться с коррупцией, отслеживать ситуацию в компаниях, где есть доля госсобственности. Белых уточняет: «Советник на общественных началах — это такая должность, которая позволяет, с одной стороны, быть в теме, быть в водовороте событий, но постоянного влияния при решении конкретных вопросов не дает».

Офицеров приехал по собственной инициативе. Отец пятерых детей, он был успешным маркетологом и бизнес-консультантом и посчитал, что сможет применить свои знания в регионе, главой которого стал известный демократический политик-рыночник: «Я подумал, что раз новый губернатор — демократ, то будет поддержка предпринимательству. А раз Кировская область — то лес, и поехал заниматься лесом».

Вячеслав Опалев встретил Офицерова сначала с недоверием, его планы торговать продукцией лесопереработки со строительными товарными сетями на 120 млн рублей в год, как явствует из показаний Опалева по первому уголовному делу, не слишком принимал. Но потом, как видно из протоколов, подумал, что знакомый Офицерова, влиятельный советник нового губернатора, поможет сбавить арендные платежи («Учитывая, что Навальный А.А. является советником губернатора… и его высказывания, что будет полная поддержка КОГУП «Кировлес»…»), и — принял предложение.

Пустые склады

К началу 2009 года «Кировлес» уже был в прогаре, что видно из аудита. А тут еще Опалев взял 50 млн рублей кредита в банке, чтобы выплатить работникам премии и надбавки по итогам года. Как пишет в своей справке ЗАО АКФ «Аналитик», премий было выплачено на 20 млн больше, чем была прибыль предприятия по итогам года, а надбавок — почти на 59 млн больше, чем в финансовой ситуации «Кировлеса» можно было по закону. На проценты по кредиту ушло 8 764,8 тыс. рублей. В результате Опалев на всех совещаниях в новой администрации, во-первых, просил снизить арендные платежи, а во-вторых — помочь с реализацией продукции. Для такой помощи и была создана «Вятская лесная компания». Как отмечают депутаты, активным участником совещаний был Навальный, но какого-либо лоббирования компании Офицерова они не заметили.

Алексей Навальный в разговоре с The New Times вспоминает, что его сильно удивил наивностью откровенный бизнес-план «Кировлеса», по которому предприятие предполагало в 2009 году получить у государства лес в аренду по цене 160–180 рублей за кубометр и передать участки под вырубку по цене 480 рублей за тот же кубометр. Это была единственная экономическая инициатива КОГУПа по выходу из убытка, но она сорвалась, поскольку во время кризиса желающих на субаренду особо не нашлось. На предприятии были десятки бухгалтеров, но не было настоящих экономистов, были десятки юристов, но они не организовали возвращения через суд денег, не полученных предприятием от контрагентов, — одним словом, классическое госпредприятие!

30-3.jpg
В Кирове многие названия связаны с лесом

Как бы то ни было, но 15 апреля 2009 года «Кировлес» (Опалев) и свежеобразованная «Вятская лесная компания» (Офицеров) подписали договор, по которому ВЛК взялась продавать продукцию КОГУПа. На каждую сделку с потребителем, которого находила фирма Офицерова, составлялось отдельное приложение с указанием цены, качества и сроков. Офицеров, до того не имевший опыта работы с лесом, применил опыт работы в современной торговле: «Настолько хорошо прокопали весь интернет и весь рынок России и даже стран зарубежья, что я спустя три года получаю на лес заказы из разных стран и из разных компаний России».

Помогать госпредприятию взялся сам губернатор: по словам Алексея Навального, вспомнил былых друзей в Пермской области, отправился с визитом и помог «Кировлесу» перезаключить договор с «Соликамскбумпромом» на поставку не 40 тыс. кубометров, а уже 70 тыс. Но потом выяснилось, что «Кировлес» и 40 тыс. поставить не может — пусто на складах, нет запасов.

Эту странную пустоту отмечают и Петр Офицеров, и бывший работник ВЛК Ирина Буркова. «Срабатывал примерно один предварительный контакт из пяти, «Кировлес» капризничал: далеко везти, хорошо бы всучить в придачу материал пониже качеством. Поставляли по полвагона брака, приходилось закладывать большую маржу, чтобы покрыть убытки. А когда мы договорились о продаже на спички совсем уж не пользующейся спросом осины, выяснилось, что стволы, распиленные на чурбаки в три метра длиной, КОГУП поставлять не может, только по пять. Почему? А потому, что если распилить по три, выяснится, что внутри — труха. Нашли заказ для самой завалящей доски — на поддоны, выяснилось, что и ее нет. Видимо, много уходило налево».

Из материалов первого, закрытого ныне дела видно, что почти сразу же после начала совместной работы «Кировлес» и его филиалы были недовольны партнерами. ВЛК отбирала лесоматериалы в соответствии с заказом и требовала строгого оформления бумаг, к чему в области не привыкли. Как говорил на следствии Опалев: «Пользуясь поддержкой Навального А.А., Офицеров П.Ю. стал фактически негласно каким-то ревизором то ли надсмотрщиком над руководством КОГУП «Кировлес».

Неудивительно, что уже в июне, через два месяца с начала совместной работы, Опалев, который запрещал ВЛК напрямую звонить в лесхозы, разрешил последним не выполнять невыгодные по тем или иным причинам подряды, организованные ВЛК, о чем он сам с нескрываемой гордостью говорил под протокол следователям.

По идее «Кировлес» должен был цепляться за любую возможность что-нибудь продать. Справки «Вятки-Академаудита» констатируют, что за первое полугодие 2009 года резко выросли товарные остатки, на 133,5% увеличился объем заемного капитала, чистая выручка уменьшилась на 22,42%. В результате к июлю 2009 года чистая прибыль составила… минус 190 173 795 рублей. То есть дыра почти в 200 млн.

А в это же примерно время «Кировлес», что видно из справки ЗАО АКФ «Аналитик», сначала создает у себя отдел лесного проектирования, затем переводит его сотрудников и все их обеспечение в созданное в том же здании ООО «Кировлеспроект», причем оборудование — по заниженной стоимости. Потом с новым партнером заключаются миллионные контракты по проведению лесоустроительных работ, выплачиваются деньги по акту приема-сдачи, но результаты (таксационные, геодезические, планово-картографические материалы) не обнаружены. Тогда же закуплены легковые автомобили на 13 с лишним миллионов…

Новое дело

После таких «успехов» следственное управление УВД Кировской области 12 января 2011 года завело уголовное дело № 14003 в отношении генерального директора «Кировлеса» Опалева «по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями)». «Мы сами писали заявление с требованием возбудить уголовное дело в отношении Опалева, — говорит Белых, — и нам дважды отказывали». Дело № 14003 тоже было закрыто, а Опалев стал главным свидетелем дела, возбужденного Кировским СК уже против Навального и Офицерова. Офицеров обвинялся в причинении ущерба «Кировлесу» в виде упущенной выгоды, а Навальный — в административном давлении на руководство КОГУПа в пользу ВЛК. Что же произошло?

В справке «Вятки-Академаудита» была особо подчеркнута роль ВЛК в бедах «Кировлеса». В постановлении же о прекращении уголовного дела говорится, что «объем продаж лесопродукции через ООО «ВЛК» составил лишь 5% от общего объема продаж КОГУП «Кировлес». Аудит проводился по заказу департамента государственной собственности Кировской области, акцент в выводах был сделан на плохой работе с «Кировлесом» департамента лесного хозяйства.

В борьбе департаментов на сторону первого из них встал тогдашний вице-губернатор Сергей Карнаухов, направленный в Киров из центрального аппарата МВД для курирования силовиков. Карнаухов и раньше, как рассказала The New Times бывший вице-губернатор по социальным вопросам Мария Гайдар, писал в прокуратуру и ФСБ записки с требованием завести уголовные дела на членов команды нового губернатора. Теперь уже отставник Карнаухов с гордостью рассказывает в многочисленных интервью, что он быстро «понял, что Навальный — это американский проект». В Кирове о бывшем кураторе силовиков вспоминают со смешком, как о не вполне адекватном человеке. «Не стоит верить всему тому, что говорит Сергей Сергеевич», — сказал Никита Белых The New Times.

Но когда дело стало рассыпаться, в ход этой истории вмешались более серьезные силы. В Москве с тревогой стали замечать возросшую значимость борьбы Навального, который от отстаивания прав миноритарных акционеров и отслеживания честности госзакупок перешел к обобщениям о том, что коррупция — это принцип, система управления страной. Именно Москва не давала почти два года затихнуть тухлому делу, передавала его окружным федеральным следователям. И когда оно все-таки протухло, прозвучал окрик Александра Бастрыкина.

В новом обвинении, предъявленном Навальному, фигурируют те же эпизоды, что и в первом деле, но теперь эти действия называются «хищением путем растраты… имущества КОГУП «Кировлес», собственником которого является Кировская область, в особо крупном размере». Особо крупный размер — это 16 млн рублей. Предыдущее следствие установило, что «с 15.04.2009 по 30.09.2009 ООО «ВЛК» приобрело у КОГУП «Кировлес» лесопродукцию на сумму 14 785 994,66 руб. и реализовало данную продукцию бывшим контрагентам КОГУП «Кировлес» и новым покупателям на сумму 16 165 826,65 руб.». Очевидно, это и названо ущербом от хищения. Хотя лес, как видно из материалов следствия, был не «растрачен», а продан. Большая часть денег согласно договору и приложениям к нему перечислен в КОГУП «Кировлес», по крайней мере на 80%, по остальным идут арбитражные процедуры — в распоряжении редакции имеются соответствующие банковские документы.

В новом обвинении, с текстом которого ознакомился The New Times, Навальный назван организатором преступного сообщества: «Заранее объединившись для растраты вверенной Опалеву В.Н. лесопродукции КОГУП «Кировлес» в особо крупном размере, Навальный А.А., Офицеров П.Ю. и Опалев В.Н. в целях реализации своего единого преступного умысла действовали группой лиц по предварительному сговору согласно функциональному распределению ролей». Навальный «подыскал и привлек к совершению преступления соучастников… распределив между ними роли», «руководил совершением преступления», «советами, предоставлением информации, средств и орудий совершения преступления, оказывал содействие… в совершении хищения». Редакция отправила запрос в СК РФ с просьбой дать комментарий по этому делу — на момент подписания номера в печать ни письменного, ни устного ответа от ведомства Бастрыкина так и не поступило.

По новому обвинению «в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 160 УК РФ» Алексею Навальному грозит до десяти лет заключения.

Таким образом, пишет газета «Вятский наблюдатель», у Вятки «есть шанс оказаться в центре предстоящих осенних политических событий». Пока будут идти следствие и суд, «город будет упоминаться во всех лентах национальных и международных информационных агентств», а «после такого суда вся работа по инвестиционной привлекательности нашей депрессивной области, проводившаяся кировским правительством во главе с Никитой Белых в течение последних трех лет, будет окончательно, судя по всему, подорвана».




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.