Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Беззащитная площадь

15.08.2012 | Сковорода Егор | № 23-24 (251) от 13 августа 2012 года

Чего боятся свидетели событий 6 мая

Беззащитная площадь. По делу о событиях 6 мая, официально называемых «массовыми беспорядками» на Болотной, допрошены более 1300 человек. The New Times попытался найти среди них хотя бы одного свидетеля защиты

В прошлый четверг под подписку о невыезде были освобождены двое фигурантов «болотного дела» — националисты Рихард Соболев и Олег Архипенков, которые провели два месяца в СИЗО. Следователей не смущал тот факт, что обоих на Болотной не было — 6 мая они были задержаны на площади Революции, о чем прямым текстом говорилось в полицейских протоколах. Теперь обвинение с националистов может быть снято, а их адвокаты, возможно, будут добиваться привлечения к уголовной ответственности полицейских, чьи показания легли в основу обвинения. На той же неделе был продлен срок ареста Степану Зимину, Денису Луцкевичу, Владимиру Акименкову и Артему Савелову, ранее — еще семерым фигурантам. Все они будут находиться в СИЗО до 6 ноября — заявленной даты окончания следствия. Основным доказательством их вины тоже служат показания сотрудников полиции.

«Один омоновец может посадить всю площадь»

Артем Савелов беззвучно шевелит губами вслед за словами судьи и перебирает пальцами. Он грустно качает головой, когда судья Скуридина зачитывает показания омоновца Гоголева, который якобы слышал, как Артем скандировал: «Долой полицейское государство!» Артем — заика с детства, и когда он выступает в суде, чувствуется, что каждое слово дается ему с трудом. Судья продолжает читать: Гоголев утверждает, что Савелов хватался за него и «пытался затащить в толпу агрессивно настроенных граждан». Пальцы у Артема на секунду замирают.

36-1.jpg

Как говорит адвокат Савелова Фарит Муртазин, в протоколе указано неправильное время задержания: в реальности его подзащитного схватили на час раньше — когда столкновения с омоновцами еще не начались. Это подтверждают телефонный звонок Савелова другу, которому он сказал, что попал в автозак, множество видеозаписей, а также показания молодого человека, задержанного вместе с Артемом. Это единственный свидетель защиты, которого пока удалось отыскать. Больше никто Савелова на площади не видел или же видел, но не хочет общаться со следствием.

«Люди боятся, что, если они были на площади, значит, на них что-нибудь найдется. Появится какой-нибудь омоновец, который скажет, что именно эти люди кидали камни, и все — от этого не отопрешься. Один омоновец может посадить всю площадь Болотную», — уверен адвокат Дмитрий Аграновский, который по делу 6 мая защищает Владимира Акименкова из Левого фронта и националиста Ярослава Белоусова. По словам Аграновского, когда он вел дела активистов запрещенной НБП, ему не раз приходилось сталкиваться с тем, что свидетели защиты превращались в обвиняемых.

«Это все состояние бреда какого-то»

О том, что возможные свидетели напуганы и опасаются за собственную безопасность, говорит и Анна Зарва, адвокат ученого-химика Федора Бахова. Несмотря на активные поиски свидетелей, которыми занимаются родственники Бахова, до сих пор на их призывы никто не откликнулся.

36-2.jpg

«Мы столкнулись с тем, что люди реально не хотят идти свидетелями. Они сначала соглашаются, а когда пора давать показания, они пропадают, и всё», — рассказывает адвокат Сергей Леонов. Он защищает студента-первокурсника Дениса Луцкевича, который успел отслужить в морской пехоте (на левой кисти у Дениса татуировка «ВДВ»), а 6 мая пошел на митинг вместе с однокурсницами. Те очень неохотно идут на контакт с защитником и родственниками Дениса. «Мне тоже все советовали не ходить», — говорит режиссер Таисия Круговых, которая на Болотной снимала видео и мельком видела, как омоновцы замахивались на полуголого — он потерял в толпе рубашку — Дениса Луцкевича. Во время нашего разговора она ходит вокруг СИЗО в Печатниках и выбирает место для фейерверка в честь дня рождения сидящей там Кати Самуцевич из Pussy Riot.

36-3.jpg

«Была сплетня о том, что все, кто идет свидетелем, сразу становятся обвиняемыми**15 июня руководитель пресс-службы СК Владимир Маркин официально заявил: «Не исключено, что со временем кто-то из фигурантов может поменять свой процессуальный статус и перейти из свиде, — говорит Таисия. — Это все состояние бреда какого-то. У меня еще друг уехал сейчас в Испанию, просит политического убежища по тому же самому делу. Это Леша Киселев, он гей-активист». Киселеву удалось покинуть Россию в последний момент, когда перед его домом уже дежурили оперативники.

«Мы его искали»

«Адвокат у вас бессовестный, просто бессовестный», — в судебном коридоре зло бросает друзьям Степана Зимина следователь Марукян. Этот старательно одетый молодой человек — единственный из следователей, работающих по «болотному делу», у кого горят глаза, когда он просит суд о продлении ареста. Остальные бубнят по бумажке. Адвокату Зимина Василию Кушниру он, похоже, объявил войну. «Он говорит, что они приобщили к делу фотографии мои личные, фотографии моей семьи, которые я делал в отпуске и выкладывал в твиттер», — жалуется Кушнир. По его словам, подобный сбор досье на адвоката следователь объяснил так: «Мы отслеживаем комментарии по ним и ищем концы к Зимину». «Люди на меня иногда выходят, но очень осторожно. Все сейчас боятся, понимаете?» — говорит Кушнир. По телефону он со свидетелями старается не общаться, потому что телефоны «на 99% прослушиваются».


Люди реально не хотят идти свидетелями. Они сначала соглашаются, а когда пора идти давать показания, они пропадают, и всё


Студент РГГУ и анархист Степан Зимин обвиняется в том, что на Болотной он якобы бросил в омоновца кусок асфальта и сломал ему палец. Была проведена экспертиза, которая показала, что палец полицейского был сломан в результате скручивания и эти повреждения никак не могли быть нанесены камнем. Эта экспертиза не понравилась следователю, и он заказал вторую. Та тоже подтвердила невиновность Зимина.

36-4.jpg

Вместе с Зиминым на площади все время находился его приятель Алексей Орлов. Его, впрочем, схватили первым, и момента задержания Степана он не видел. Сам Алексей из Вятки и до ареста Степы жил в его квартире. Недавно Алексей внезапно уехал из Москвы и вернулся домой, бросив здесь свои документы, изъятые во время обыска в квартире Зимина. «Я думаю, что страх просто заставляет человека держаться сейчас на дне, — полагает Кушнир. — Со слов следователя мне стало известно, что он дал поручение операм найти этого человека». Защитник удивляется, почему оперативники отправились вдруг разыскивать свидетеля защиты. Да еще и в Вятку.

36-5.jpg

«Следователь улыбаясь сказал мне: «Мы его искали», — вспоминает адвокат. «Ко мне домой несколько раз приходил наряд полиции, пока я был в Москве», — рассказывает Алексей, с которым нам удалось связаться. Он считает, что вряд ли получится найти свидетелей, которые видели сам момент задержания Зимина: «Я сомневаюсь, что они будут говорить, так как в этом случае они сразу же окажутся там, где и Степа». По словам Орлова, все его знакомые, которые были на площади вместе с Зиминым, опасаясь ареста, разъехались по разным городам.

Сам Алексей, впрочем, всерьез не верит, что его могут арестовать, и готов давать показания, если будет необходимо: «Не знаю, придут и придут, их дело. Я не боюсь и об этом не думаю».




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.