Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Чистка века

15.08.2012 | Бай Евгений | № 23-24 (251) от 13 августа 2012 года

Бразилия борется с коррупцией

Дело о mensalão. В Бразилии начался судебный процесс, прозванный здесь «чисткой века». На скамье подсудимых — 38 высокопоставленных чиновников, банкиров и предпринимателей, обвиняемых в масштабной коррупции. Все они принадлежат к верхушке правящей в Бразилии уже более 10 лет левой Партии трудящихся и в совсем недавнем прошлом числились ближайшими соратниками любимца бразильцев, экс-президента Луиса Инасиу Лулы да Силвы. Оглашение приговора ожидается в начале сентября

47-1.jpg
Перед зданием Верховного суда простые бразильцы изображают коррупционеров-mensaleiro

В последнее время среди россиян исключительно популярна фраза «это по-нашему, по-бразильски». Имеется в виду, что и у нас и там, за морем, где «много диких обезьян», якобы все делается одинаково — через одно всем известное место. Как бы то ни было, придумавший эту шутку человек явно плохо знаком с современными бразильскими реалиями. Бразилия — ну никак не Россия.

У бразильцев, прежде всего, куда более скромные запросы. Судите сами: у нас музыкант Андрей Макаревич в открытом письме президенту Путину жалуется на «откаты», доходящие уже до 70%. В Бразилии же голоса конгрессменов и сенаторов покупались, как следует из показаний свидетелей на процессе, за символическую по российским меркам сумму — в пределах $10 тыс. Зато платили им регулярно, раз в месяц. Поэтому-то острые на язык бразильцы прозвали весь процесс над коррупционерами mensalao — «месячными».

Штамп-старт

Если же говорить серьезно, то принципиальная разница между нашими странами — в другом. В Бразилии впервые за всю ее историю начинают судить за воровство людей, принадлежащих к политической элите. Фигурантами дела о коррупции стали, в частности, бывший лидер правящей Партии трудящихся Бразилии Жозе Женойно, главный партийный казначей Делубио Суареш, глава администрации президента Жозе Дирсеу. (Представьте себе, что у нас на скамье подсудимых сидят Грызлов, Сурков и Кудрин — можете?)

Против группы из 38 человек выдвинуто в общей сложности 1089 обвинений, касающихся, прежде всего, практики прямого подкупа законодателей в период с 2002 по 2005 год. По данным следствия, функционеры правящей партии израсходовали на взятки около €35 млн, стремясь добиться благоприятной для себя расстановки сил в Конгрессе (парламенте). Первый кабинет Лулы был приведен к присяге 1 января 2003 года, но президентская Партия трудящихся оставалась в Конгрессе в меньшинстве. Дабы получить свободу рук, окружение Лулы пошло на подкуп законодателей. Получая «месячные», депутаты исправно штамповали решения в интересах правящей партии.

Малиновый портфель

Судебный процесс в Бразилии расследует не только механизм подкупа голосов народных избранников. Судей интересуют и данные о личном обогащении как политической верхушки страны, так и приближенных к ней предпринимателей и журналистов: о масштабном отмывании денег, неуплате налогов, мошенничестве, нецелевом использовании общественных фондов и многое другое, что входит в понятие «коррупция». Так, в центре внимания прокуроров оказался Эдуардо Дуда Мендонса, руководивший пиар-кампанией Лулы да Силвы в 2002 году. Во время следствия он признал, что бόльшую часть средств за оказанные им услуги Партия трудящихся размещала на его банковских счетах в офшорных зонах. Другой важный фигурант дела — некий Маркос Валерио Фернандес, имевший прозвище «человек с чемоданом». Это он развозил наличные депутатам парламента, хотя и не в коробке из-под ксерокса, а в элегантном кожаном портфельчике малинового цвета. Не забывал сеньор Фернандес и о себе: в период с 2003 по 2004 год его личное состояние увеличилось более чем в 60 раз!

47-3.jpg
На «процессе века» в Бразилиа

В 2005 году против одного из упомянутых уже фигурантов дела — Жозе Дирсеу, главы администрации президента Лулы, уже было выдвинуто административное обвинение, которое привело к его отставке в 2006-м. Однако собрать все факты коррупции, опросить всех свидетелей (всего их насчитывается около 600) и начать процесс удалось только теперь. И если вина Дирсеу и его подельников из верхушки Партии трудящихся — главных дирижеров коррупционной схемы будет доказана, каждому из них грозит тюремное заключение сроком до 45 лет.

Семейная мечта

Бразильцы наблюдают за «чисткой века» с огромным интересом, пока еще не веря, что дело дойдет до обвинительного приговора. Коррупция в этой стране в течение всей ее истории была столь же неотъемлемой частью жизни, что и карнавал или секс на пляже. И никогда бразильских жуликов и воров не ждало серьезное наказание, будь они хоть в правящей партии, хоть в оппозиции. А если кого-то и отстраняли от власти за мздоимство, то по закону через восемь лет провинившийся политик мог вернуться на государственную службу. Вот только несколько примеров. Экс-губернатор бразильского штата Сан-Паулу, бывший кандидат в президенты Пауло Малуф уже много лет разыскивается Интерполом по обвинению в воровстве и подкупе. Но, невзирая на выдвинутые против него в США обвинения, он продолжает быть депутатом бразильского парламента. Бывший президент страны Фернанду Афонсу Колор ди Мелу в 1992-м добровольно ушел в отставку, чтобы избежать процесса импичмента. Но сейчас он сенатор. А с именем его отца Арнона ди Мелу вообще связана самая кровавая драма в истории бразильского парламента. 4 декабря 1963 года Арнон, депутат парламента, приблизился к трибуне, на которой выступал его товарищ по партии Сильвестр Перикл, и тремя выстрелами из пистолета убил его. Но до конца жизни Арнон не только не был привлечен к уголовной ответственности, но и продолжал оставаться сенатором — он умер в 1983 году в своей постели, а не на тюремных нарах.


Для Бразилии, где политик может убить человека и не быть арестованным, процесс по делу о mensalao — необычный и позитивный сигнал


О том, что коррупция и безнаказанность политиков проникли во все поры жизни Бразилии, с горьким сарказмом говорит известный бразильский писатель Жоао Убальдо Рибейро. «Каждая бразильская семья, — написал он в одном из своих эссе, — мечтает о том, чтобы иметь в своем составе хотя бы одного нечистого на руку политика, который смог бы решить все проблемы». Но вместе с тем бразильцы хотят, чтобы власти наконец начали отвечать за свои действия, чтобы тех, кто ворует, сажали в тюрьму.

Марш миллиона

Хотя первые обвинения против ближайших соратников экс-президента Лулы прозвучали еще в 2005 году, сам он закончил свой второй президентский срок в 2011-м с рейтингом доверия 87%! Нация была благодарна ему за многие выполненные социальные обещания — за построенные больницы, дороги и акведуки, за то, что миллионы сограждан он вырвал из тисков нищеты, разработав и запустив для бывших обитателей фавел программы микрофинансирования. Нет, к самому Луле у прокуроров пока нет претензий. Но нужно смотреть правде в глаза: начавшийся процесс ставит под вопрос его политическое наследие. И не только. «Честно говоря, у многих в стране появились сомнения в личной честности и непогрешимости Лулы», — признает в разговоре с The Nеw Times бразильский журналист Фернанду Коутиньо.

Впрочем, сохранить репутацию Луле помогает его преемница, нынешний президент страны Дилма Руссефф. Чуть более чем за полтора года, прошедшие после ее победы на президентских выборах, она уволила семь министров своего кабинета и других высокопоставленных правительственных чиновников, которые в той или иной мере были причастны к коррупции. И что самое главное — при ее полной поддержке в этом году был принят так называемый «Закон о чистом личном деле». Отныне к участию в первичных выборах могут быть допущены кандидаты только с безупречной биографией, а их проверкой займутся специальные комиссии. В первый раз закон, инициаторами которого впервые в истории Бразилии выступили простые граждане — в его поддержку был собран миллион (!) подписей, будет применен на практике на выборах в местные органы власти этой осенью. Впрочем, «действующая» политическая элита тоже не останется в стороне: закон запрещает политикам всех уровней — членам правительства, сенаторам, депутатам, алькальдам — занимать государственные посты, если они когда-либо привлекались к уголовной ответственности. Под запрет могут попасть почти 2 тыс. человек, и в частности, 25% депутатов федерального парламента. И если по старому закону чиновники, прошедшие через арест и тюрьму, могли автоматически вернуться на госслужбу после восьмилетнего «карантина», то теперь оправдать их сможет только Верховный суд. А уж на эту процедуру, уверены бразильские эксперты, могут уйти десятилетия.

47-2.jpg
На самом деле у экс-президента Лулы поводов для смеха все меньше...

Правда, протащить закон через Конгресс, даже имея поддержку миллиона сограждан, Дилме Руссефф удалось не сразу. Судебные инстанции поначалу торпедировали законопроект под надуманным предлогом — якобы тот идет вразрез с презумпцией невиновности любого политика. Но — Дилма победила.

«Сейчас в Бразилии слово «mensalao» у всех на устах, — комментирует процесс в разговоре с The New Times Жоао Аугусту ди Кастро Невес, консультант по Латинской Америке из консалтинговой группы Eurasia Group. — Для страны, в которой политик может убить человека и не быть арестованным, «чистка века» — очень позитивный сигнал». Впрочем, оговаривается ди Кастро Невес, все зависит о того, к каким выводам придет суд: «Оправдательный приговор даст нации понять, что политики в стране по-прежнему неподвластны закону, зато обвинительный может полностью изменить бразильскую политическую культуру».



Бразилия — федеративная президентская республика, с сильными полномочиями властей штатов. Президентские выборы в стране — прямые и проходят одновременно с выборами губернаторов штатов. Парламент (Конгресс) выбирают отдельно, хотя часто выборы соседствуют с президентскими — в 2010 г., например, президента выбирали в конце октября, а Конгресс — в начале того же месяца. Сенаторы (их 81 человек) и депутаты палаты представителей (513 мест) также избираются на четыре года. Так что две ветви власти работают параллельно.



Сейчас Партия трудящихся располагает в нижней палате парламента относительным большинством — у нее 88 мест, у ближайшего конкурента — центристской Партии бразильского демократического



Согласно сводному индексу уровня коррупции, составленному Transparency International, Бразилия в 2011 г. занимала 73-е место в мире. Наименее коррумпированной страной в Западном полушарии является Чили — 22-е место. На 24-м стоят Соединенные Штаты Америки. Россия занимает в списке 143-е место, деля его с такими странами, как Нигерия и Беларусь.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.