Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Бабушка русской правозащиты

20.07.2012 | Светова Зоя

Людмиле Михайловне Алексеевой – 85 лет!

Alekseeva-240.jpgЛюдмила Алексеева, «бабушка Люда», как она сама себя называет, бесспорно, человек выдающийся. Ее энергия, сила духа поражает воображение. Телефон звонит постоянно. И даже не один телефон — целых два: мобильный и стационарный.

Алексеева дает комментарии журналистам, решает проблемы знакомых и незнакомых людей, генерирует идеи. Она человек удивительно реактивный. Это значит, что реагирует мгновенно, если понимает, что может кому-то помочь здесь и сейчас.

Вот, например, звонит женщина, сына которого отправили отбывать наказание в далекую от дома колонию. Поговорив с ней, Алексеева тут же набирает телефон уполномоченного по правам человека Владимира Лукина- просит его посодействовать переводу осужденного поближе к дому. В неделю она принимает участие в нескольких пресс-конференциях, посвященных несправедливо осужденным ученым-шпионам, предпринимателям , у которых отняли бизнес, акции на Триумфальной площади в защиту 31 статьи Конституции, фермерам, у которых чиновники отбирают землю. Если надо ехать в Чечню, Дагестан, Ингушетию – она летит туда. Там ее ждут.

Такая «всеядность» кому-то может показаться чрезмерной. Но Алексеева иначе не может: она так понимает правозащиту.

Выбор

Алексеева — родом из поколения оттепели. В середине 60-х она сделала выбор, который определил всю ее последующую жизнь. Началось все с дела Синявского и Даниэля, (сентябрь 1965 — февраль 1966-го). Алексеева вместе с друзьями дежурит у здания суда — внутрь пускают по специальным пропускам. Вместе с женой Даниэля Ларисой Богораз ездит в Мордовию на свидания к Даниэлю.

В апреле 1968 года за подписание писем в защиту Александра Гинзбурга ее исключают из КПСС и увольняют из издательства «Наука», где она работала редактором. Основание — «несоответствие служебному положению».

Потом Алексеева становится одним из редакторов самиздатского журнала «Хроника текущих событий». Ее таскают на допросы, в квартире- обыски. В 1976 году она входит в Московскую Хельсинскую группу. В ее квартире проходят пресс-конференции для иностранных корреспондентов.

«За нами была установлена слежка. Почта просматривалась. Телефоны прослушивались и отключались, — пишет Алексеева в своей книге «Поколение оттепели». — Напротив моего дома постоянно был припаркован загадочного вида серый фургон. Пару раз я попыталась заглянуть внутрь, но все окна, включая лобовое стекло, были задрапированы. Внутри что-то стрекотало, не иначе как подслушивающее устройство. Всякий раз, когда мне нужно было поймать такси, возле дома останавливалась одна и та же машина...»

В феврале 1977 года, опасаясь ареста, который в то время — вполне ожидаем, Алексеева приняла решение уехать на Запад вместе с мужем и детьми. В США она написала книгу «История инакомыслия», которая и сегодня остаётся самым полным справочником по истории советского диссидентского движения.

Вторая жизнь

Вернулась Людмила Михайловна в Москву в 1993 году. Через три года- она уже председатель воссозданной Московской Хельсинской группы. Организации, которая за эти 16 лет стала самой известной сетевой правозащитной структурой в России.

Радикальные правозащитники часто упрекают Алексееву, что она-де сотрудничает с властью, тем самым неся репутационные потери. Вообще самые горячие споры среди правозащитников часто «крутятся» вокруг этой вечной темы: можно или нет сотрудничать с властью?

Алексеева до последнего времени утверждала: «Можно!». Она входила в различные Общественные Советы, в Совет по правам человека при Президенте России, участвовала в знаменитом Гражданском Форуме в 2000-году. Тогда президент Путин вручил ей огромный букет цветов и сидел рядом в президиуме. Некоторые коллеги Алексеевой возмущались: «Как она могла взять этот букет и сидеть рядом с ним»?

Алексеева сидела за одним столом и с Путиным, и с Медведевым, задавала им вполне нелицеприятные вопросы, но недавно из Президентского Совета по правам человека вышла, протестуя против нового механизма его формирования, который предложили в администрации президента. В интервью The New Times, правозащитница призналась, что «не хочет быть по уши в дерьме».

Этот демарш Алексеевой для меня стал неожиданностью.

Но такова Алексеева — она почувствовала: сегодня быть вместе с этой властью уже неприлично.

Она может казаться чересчур толерантной, сглаживать острые углы, но когда больше терпеть невозможно- она взрывается и может быть резкой и яростной.

Но понимая, как никто другой всю мерзость ситуации и отсутствие радужной перспективы, Алексеева остается оптимисткой и не унывает. Почему?

Может, потому что много уже перевидала на своем веку, дружила с замечательными людьми, и была среди тех, кто однажды сделал свой выбор, предпочтя быть свободным в несвободной стране, отказавшись от карьеры и сытого благополучия.

Этот выбор на долгие годы определил ее судьбу и подарил нам удивительную Алексееву – смелую, самоотверженную и мудрую.


Людмила Алексеева. Из книги «Поколение оттепели»:

«Ночью 21 августа 1968 года советские войска вошли в Чехословакию – подавляя реформы в братской стране, власти спасали коммунистическую идеологию у себя дома. Вторжение ознаменовало конец «оттепели».Теперь каждый из нас должен был сделать выбор: следовать линии партии и делать профессиональную карьеру, забыть о карьере и тихо ждать следующей «оттепели» или продолжать жить как при «оттепели» со всеми вытекающими отсюда последствиями — сломанной карьерой и участью отверженных. Немногие выбрали третий путь, и я горжусь тем, что была среди них. Отвергнутые и властями и обществом, мы жили в своем маленьком замкнутом кругу. Мы не сразу заметили, что наша борьба за свободу личности от государства стала борьбой за права человека — не только для нас самих и наших друзей, но и для всех сограждан».






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.