Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Марш вампиров

28.06.2012 | Юрий Гладильщиков | № 22 (250) от 25 июня 2012 года


Марш с вампирами. Удивительно: нет более актуальной темы для современного кино, нежели кровопийцы. Среди студентов популярны американские сериалы «Дневники вампира» и «Настоящая кровь», пришедшие на смену модной в 1990-е «Баффи — истребительница вампиров». Их находят в кабельном ТВ либо в интернете. Но и в «большом» кино только за последние два месяца вышли три фильма про вампиров, снятые крупнейшими режиссерами

56-1.jpg

В мистическом триллере «Между» Фрэнсиса Форда Копполы, создателя кинотрилогии «Крестный отец» и «Апокалипсиса сегодня», вампиры скорее добрые — хотя и шипят, набрасываются и кусают. Они истинно свободные люди. В любом случае они лучше религиозных фанатиков, которые с именем Господа на устах готовы убивать невинных детей, только чтобы спасти их от дьявола, в том числе от тех же вампиров.

Фильм Тимура Бекмамбетова «Президент Линкольн: охотник на вампиров», спродюсированный легендарным Тимом Бёртоном, вышел у нас и в Америке на прошлой неделе и демонстрирует иную идеологию: вампиры — реальное античеловеческое зло. Президент Линкольн схватился с ними потому, что они убили его мать и, собственно, создали в Америке рабовладельческий строй. Гражданская война Севера с Югом в 1861–1865 годах была и войной против вампирского строя, которому было удобно иметь рабов, чтобы спокойно и открыто пить их кровь. Между этими двумя фильмами в мае появился полусатирический-полуромантический триллер самого Бёртона под названием «Мрачные тени», в котором вампир в исполнении Джонни Деппа, пролежавший в заточении две сотни лет, выглядит персонажем романтическим и трагическим. Да, он убивает ради пропитания пару десятков человек, но фильм мимо этого ловко проскальзывает, предлагая сочувствовать вампиру. Ведь он стал монстром не по своей воле и по-прежнему враг истинного зла, под которым понимает сатанинские силы. Когда он сражается с этими силами, он хотя бы на время становится представителем добра.

56-4.jpgВластитель ночи

Думаете, на этом прекратился интерес серьезнейших мастеров экрана к вампирской тематике? Ничего подобного. Еще два мэтра, при этом куда менее склонные к коммерции, решили отдать должное самой модной кинотеме 2000-х: американец Джим Джармуш и ирландец (снимающий в Великобритании и США) Нил Джордан. Оба фильма должны быть готовы к концу года. Для Джармуша это первый вампирский проект. Но он говорит, что выстраивал свой фильм, в котором снимаются Тильда Суинтон, Джон Хёрт и новомодные Антон Ельчин и Миа Васиковски, годами. Это романтическая вампирская лав-стори, переживающая века. Название симптоматично — «Выживут только любовники»/Only Lovers Left Alive. Джордан, один из самых умных и тонких режиссеров наших дней, делает уже вторую вампирскую картину, что тоже симптоматично. В 1994-м он удивил лентой «Интервью с вампиром», которая наряду с «Дракулой» Фрэнсиса Форда Копполы, пожалуй, и породила современный киноинтерес к таинственным кровопийцам — властителям ночи. Новая картина именуется «Византия»/Byzantium. Это история двух вампирш, матери и дочери, притворяющихся сестрами и заключивших между собой смертоносное для людей соглашение. За вампиров этот фильм, против ли них, пока неясно. Но, учитывая прежние фильмы «левака» Джордана, он скорее будет за.

За что их любят

Интереснейший вопрос: почему столько классиков и мэтров мирового кино от Мурнау до Херцога с их интересом к фигуре графа Носферату-Дракулы, до Поланского, Карпентера, второй уже раз Копполы, второй уже раз Джордана, а теперь Джармуша etc. сочли необходимым отметиться в вампирской теме? Причем смотрите, что любопытно: почти полностью исчезли ужастики про вампиров. «Президент Линкольн» Бекмамбетова — явное исключение из правил. До него последним столь же антивампирским среди голливудских блокбастеров был «Ван Хельсинг», снятый аж в 2004 году.

Если говорить о массовом кино, то вампиры в нем либо герои, которые сражаются с еще более кровожадными существами, оборотнями или вампирами-фашистами («Блейд» с продолжениями, где вампиры — как масоны, тайная власть, на службе у которой людишки-шестерки, «Другой мир» с продолжениями, где аристократы-вампиры противостоят шпане-оборотням), либо трагические романтические персонажи, с которыми интересно закрутить любовь — это прежде всего книжный и киношный сериал «Сумерки», ставший популярным почти как «Гарри Поттер».

56-2.jpg

Ну а если брать кино серьезное, то вампиры в нем как минимум повод к философским размышлениям. Стоит напомнить о «Жажде» автора легендарного «Олдбоя», любимца Тарантино корейца Пак Чхан Ука. В ней вампиром нечаянно для себя становится священник, причем почти святой. Сам по себе он переборол бы свою новую ужасную природу, способы у него есть. Но вампиром, причем по-настоящему жестоким и кровожадным, становится его любимая — и вот тут настоящая трагедия.

Во всех случаях (и массового, и немассового кино) вампиры — тайная элита общества, которая прикидывается, будто ее нет. А на самом деле вертит нами по своему разумению. Это позволяет приклеить вампиров еще и к теориям заговора, сделать фильмы про них остросоциальными. Один из смыслов «Жажды» в том, что многие нехорошие люди из властных структур с большим удовольствием стали бы вампирами. Да, проблем вроде бы не оберешься: кровушку-то для подпитки где-то добывать надо! Зато — азарт. Зато — масса преимуществ: сила плюс совсем уже неограниченная власть.

56-3.jpg

Но есть и другой поворот темы вампиров: они не просто власть, но и богема. Именно вампиры творят искусство. Тут, между прочим, все не просто так. Тут идут серьезные дискуссии. Есть культуроги, которых бесит, когда им говорят, что искусство — это вампир, которое питается нашей с вами энергией, а в сущности, и кровушкой. (Автор согласен с такими культурологами, но при этом вспоминаются случаи, когда после посещения главных галерей мира, например Лувра, просто падаешь с ног, и рядом падают те, с кем ходил. Не от усталости — именно от вычерпанности. Стоило после этого прошагать пешком километр — вся энергия восстанавливалась.) Есть и сторонники такой версии. О том, что между искусством и вампиризмом надо поставить знак равенства, в 90-е снял фильм «Зависимость»/Addiction такой небанальный режиссер, как Абель Феррара.

Короче, вампиры и вампиризм — одна из незыблемых тем искусства. Тут ведь вам и вечная жизнь с вечной любовью, и избранность, и тайна, и заговор, и сущность культуры, и романтика ночи, и сила интеллекта, и сексуальное потребление любых желаемых объектов (вампирский укус в горло — это ведь любовный акт). Но стать вампиром при этом отчего-то не хочется.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.