Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

По закону и беспределу

18.06.2012 | Светова Зоя , Бешлей Ольга | № 21 (249) от 18 июня 2012 года

Юристы о правомочности действий силовиков
16-01.jpg
16-02.jpg
Взломанная оперативной группой входная дверь на съемной квартире Ильи Яшина
«Без политического «кивка» обыска у Ксении Собчак быть не могло, — убежден источник The New Times, некогда занимавший высокий пост в администрации президента. — Другой вопрос, как ему (Путину) это доложили». Экс-премьер Михаил Касьянов также не сомневается в том, что решение об обыске у дочери Анатолия Собчака, которого Путин называл своим учителем, принималось на самом верху. «На Собчак была отдельная санкция»,— уверены и коллеги известной телеведущей по оппозиционному движению: Ксении не только не было на акции 6 мая на Якиманке и Болотной площади, но она скорее оказалась в стане тех членов оргкомитета и примкнувших к ним интеллектуалов, кто призывал вместо Болотной «ехать на шашлыки», полагая, что «Марш миллионов» 6 мая соберет только кучку маргиналов.

Показательная порка

До 13 мая, когда ее впервые вызвали на допрос в Следственный комитет РФ, она вовсе не проходила по уголовному делу «по факту применения насилия в отношении представителей власти, и единственным основанием для обыска у нее в квартире на 4-й Тверской-Ямской в Москве были ее близкие отношения с одним из лидеров «Солидарности» Ильей Яшиным: «Майор с Петровки (здесь находится Главное управление внутренних дел по г. Москве. — The New Times) сказал Ксюше: «Нужно, Ксения Анатольевна, общаться с правильными людьми, тогда никаких проблем не будет». Она: «Так что, мне только с вашими чекистами встречаться?» А он ей отвечает: «Вот это было бы правильно, детей бы с ним рожали, жили бы себе счастливо»,— рассказал Яшин, который был свидетелем разговора, в интервью The New Times. Можно ли было обыскивать квартиру Собчак только на том основании, что, как было указано в постановлении на обыск, выданном Басманным судом, «более трех недель по этому адресу фактически проживает Яшин»? Оказывается — можно. Другой вопрос, зачем? Тут версии расходятся. Одни говорят: следователи искали у Собчак «общак» революции. «Судя по тем вопросам, которые задавали на допросе в Следственном комитете, они попытаются каким-то образом связать найденные у меня деньги с финансированием митингов»,— согласна с этой версией сама Ксения Собчак. Другие убеждены: главная задача — дать понять людям из элиты, и особенно их детям, что нелояльность Путину будет жестоко наказана. «Ксюшу прежде всего пытались унизить, дескать, «мы сделаем с тобой все, что захотим», — говорит один из собеседников. Третьи уверены, что у людей власти «паранойя по поводу денег Госдепа» в силу их чекистского бэкграунда, но при этом считают, что и остальные версии имеют под собой реальные основания.

Нагие

«Основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела» — это п. 1 182-й статьи «Основания и порядок проведения обыска» Уголовно-процессуального кодекса РФ. То есть для обыска неважно, в каком статусе лицо проходит по делу — свидетеля или подозреваемого (Илья Яшин во время обыска в квартире Собчак 11 июня был указан в постановлении суда как «подозреваемый», а на следующий день, после допроса в СК 12 июня, уже оказался свидетелем). По словам адвоката Вадима Кобзева, бывшего следователя следственного управления Следственного комитета по Московской области, из этого закона следует, что обыск можно провести вообще где угодно и у кого угодно, и не имеет значения, прописан ли, зарегистрирован ли там человек. Если помещение жилое, то нужно только разрешение суда. Следователь представляет суду ходатайство о проведении обыска в жилом помещении (п. 2 ст. 182 — «Обыск проводится на основании постановления следователя»). Это ходатайство обосновывается рапортом оперуполномоченного. «Опер пишет: по моей информации, например, свидетель Яшин проживает по такому-то адресу у Ксении Собчак, и этого уже достаточно, чтобы судья дал санкцию на обыск, — говорит Кобзев. — А дальше следователь, например, пишет, что поскольку Яшин проводит там много времени, то значит, там могут быть документы, имеющие отношение к делу, и значит, нужно там провести обыск». Если человек, проходящий по делу, замечен в трех квартирах, — могут обыскать все три. Поэтому оперативники имели право обыскивать и квартиры родственников — ведь у них могли быть спрятаны документы и вещи, имеющие отношение к уголовному делу. То, что обыск в съемной квартире Яшина провели без его присутствия, по словам юриста Марины Баландиной, тоже законно: «Обыск проводится не только у кого-то, но и в местах, где, по мнению следствия, могут находиться орудия преступления и другие вещи, которые могут иметь значение для уголовного дела».

Еще один момент, вызывающий вопрос, — обыски проводились в официальные выходные дни. Адвокат Генри Резник сказал The New Times, что подобные мероприятия могут быть проведены в выходной день только в случаях, не терпящих отлагательств. У обысков, которые провели в квартирах оппозиционеров, таких оснований, по его мнению, не было: «Мы будем это оспаривать».

 

Если на вещах написано «Путин – убийца детей», то это экстремизм в чистом виде. Если написано «Россия будет свободной», «Россия без Путина», – это не экстремизм    


 

Без защиты

В соответствии с п. 11 ст. 182 УПК РФ «при производстве обыска вправе присутствовать защитник, а также адвокат того лица, в помещении которого производится обыск». К Собчак, Яшину и Навальному адвокатов пустили лишь через несколько часов после начала обыска, и то с боем. К Сергею Удальцову адвоката не пустили вообще. По словам Кобзева, это явное нарушение закона: «Адвоката должны были пустить незамедлительно. И указать в протоколе, что вот ровно с такой-то минуты адвокат стал принимать участие. Насколько я знаю, к Навальному адвоката пустили только после звонка Уполномоченного по правам человека в РФ Владимира Лукина в Следственный комитет». Адвокат Генри Резник в интервью The New Times сказал, что его не пустили в квартиру Ксении Собчак, потому что у него не было ордера на ее защиту, но у адвоката Александра Макарова он был, и его тоже несколько часов не пускали: «Ему пришлось убеждать следователей!»
16-03.jpg
Илья Яшин и Ксения Собчак после допроса в Следственном комитете 15 июня

Грабеж в законе

«При необходимости изъятия определенных предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, и если точно известно, где и у кого они находятся, производится их выемка», — сказано в п. 1 ст. 183 УПК РФ «Основания и порядок производства выемки». По словам адвоката Кобзева, исходя из этого закона изъять могут все что угодно, даже мусорное ведро, если следователь сочтет это нужным. Илья Яшин и Алексей Навальный рассказали The New Times, что все найденное оперативники показывали следователю, а тот уже решал, забрать вещи или оставить. Все собеседники The New Times, у которых проводился обыск, говорят, что логика, по которой изымали вещи, была одна — забирали все, что в принципе могло иметь отношение к протестам, политике, а также возможному финансированию оппозиции. Хотя какое отношение к событиям 2012 года могли иметь давно не работающие пейджеры, изъятые у Навального, понять сложно. Деньги забирали, только если они лежали в конвертах и эти конверты были надписаны. По словам Кобзева, деньги изымают редко, потому что это связано с большими сложностями: «Эти деньги никакого доказательного значения никогда не имеют, а их надо осматривать, где-то хранить плюс потом кто-то может их украсть. Если сумма при возврате не сойдется, будет огромный скандал».

У Ксении Собчак забрали все деньги, какие могли. «В протоколе было указано: «Изъятие, монета достоинством 5 рублей», «две банкноты, достоинством в 10 рублей», — рассказал Илья Яшин. Юрист Марина Баландина согласна, что для нормального человека подобные действия кажутся абсурдными, но с точки зрения следствия законны: «Возможно, они решили, что деньги могут иметь непосредственное отношение к тому преступлению, которое они расследуют». На каком основании у той же Собчак изъяли загранпаспорт (15 июня, после двух ходатайств адвокатов, ей паспорт вернули) и ключи от личной машины? «Если бы она была подозреваемой по делу, это можно было бы объяснить: изъяли паспорт для того, чтобы она не скрылась. Но на момент обыска она не была привлечена к делу в качестве кого бы то ни было», — удивляется юрист Баландина. Генри Резник действия следователей в отношении своей подзащитной и вовсе назвал «полным беззаконием».

 

Опер пишет: свидетель Яшин проживает по такому-то адресу у Ксении Собчак, и этого уже достаточно, чтобы судья дал санкцию на обыск    


 

Антигосударственное

Анастасия и Сергей Удальцов после обыска недосчитались флагов «Левого фронта», агитационных материалов и брошюр, имевших отношения к движению. Алексей Навальный остался без дорогой его сердцу майки ценой в пару сотен рублей, на которой была надпись: «Единая Россия — партия жуликов и воров. Это мое оценочное суждение». У Ильи Яшина во время обыска в квартире родителей забрали книгу «12 несогласных». Причина? Генерал-майор юстиции Владимир Маркин, который является главной говорящей головой Следственного комитета РФ, комментируя для прессы обыски в квартирах оппозиционеров, объяснил: изъята «агитационная продукция и литература с антигосударственными лозунгами», — заставив вспомнить о печальных 1970-х, когда шла борьба с инакомыслием. По словам юриста Баландиной, «антигосударственное» — это все, что призывает к насильственному свержению строя. И такие вещи должны соответствовать закону о противодействии экстремизму (№ 114 ФЗ от 25 июля 2005 года). «Если на вещах написано «Путин — убийца детей», то это экстремизм в чистом виде. Если написано «Россия будет свободной», «Россия без Путина», — это не экстремизм». The New Times направил в Следственный комитет запрос: «Что г-н Маркин назвал антигосударственными лозунгами?» Ответа мы так и не получили.
16-04.jpg
11 июня, квартира Алексея Навального после обыска

Почему этот «беспредел по закону» возможен? Ответ очевиден: в России не только разрушена судебная система, но уничтожен сам принцип независимости третьей ветви власти, которая стала служанкой силовиков, оставив граждан без защиты от их произвола. Легкость, с которой были выданы постановления на проведения обыска в квартирах оппозиционеров, — тому зримый пример. И указание: так можно с каждым. «Традиции прошлого живы,— говорит президент Адвокатской палаты Москвы Генри Резник, работавший и следователем, и защитником еще во времена советской власти.— Конституционные права граждан не соблюдаются».





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.