Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Дело о Болотной

18.06.2012 | Крылов Матвей , Светова Зоя | № 21 (249) от 18 июня 2012 года

10-01.jpg
Вечером 10 июня на доске объявлений в коридоре здания Следственного комитета РФ на улице Академика Туполева, 15, появилось объявление: в 5 утра 11 июня состоится экстренное совещание оперативного штаба по расследованию событий 6 мая на Болотной площади. Ниже были перечислены ведомства, чьи представители должны были прибыть на заседание. В 5 утра в СК собрались прокурорские работники, следователи и группы «силовой поддержки». Омоновцев, как рассказывают, пригнали в здание аж в 2 часа ночи. По информации The New Times, после совещания 18 оперативных групп разъехались по Москве, чтобы провести серию обысков в квартирах оппозиционеров накануне марша оппозиции 12 июня. Некоторые сотрудники ОМОНа, которые участвовали в обысках в качестве силовой поддержки, разгоняли «Марш миллионов» на Болотной 6 мая.

Кто «шьет дело»

Число сотрудников, занимающихся делом о беспорядках на Болотной, держится в тайне, но, по разным оценкам, в нем участвует от 160 до 184 следователей, оперативников и сотрудников различных спецслужб: примерно столько же правоохранителей было задействовано только во время расследования страшного теракта в театральном центре на Дубровке, когда погибли, только по официальным данным, 130 человек. Следственной группой руководит старший следователь по особо важным делам при председателе СК генерал-майор юстиции Михаил Гуревич. Большинство его подчиненных — не москвичи, а прикомандированные из регионов: их разместили в гостинице «Измайлово». На вопрос, зачем их везут из регионов, один из следователей ответил, что в Москве недостаточно сотрудников, готовых работать круглые сутки в режиме нон-стоп. «Мы уже пятый день нормально не спим, — пожаловался следователь Зимин из Ярославля Алексею Навальному во время обыска у него в квартире, — скучаю по нормальной работе: мои убийцы бегают, а я тут сижу. Хочу обратно к своим трупам».

14 июня судьи Басманного суда Артур Карпов и Ольга Солопова арестовали четверых задержанных по делу о беспорядках на Болотной. Таким образом, с 29 мая (тогда Басманный суд назначил домашний арест Александре Духаниной) были взяты под стражу 13 участников митинга 6-го числа. Их обвиняют в неповиновении сотрудникам полиции и участии в массовых беспорядках. Как рассказал The New Times один из свидетелей по этому делу, побывавший на допросе в Следственном комитете 10 июня, на столе у следователя он увидел два списка. В одном из них углядел три фамилии: Александры Духаниной, Максима Лузянина, Андрея Барабанова (арестованы 30 мая). Эти фамилии были вычеркнуты. Во втором списке насчитывалось порядка 20 фамилий, часть из них была тоже зачеркнута. На момент подписания номера в печать арестованы 13 человек.


 

Доказательная база у нас уже собрана, так что неважно: будете вы давать показания или «возьмете» 51-ю статью Конституции, нам и так все ясно    


 


«Ноев Ковчег»

В частных разговорах следователи рассказывают, как подбирают фигурантов дела. Все проходящие по нему, как правило, были задержаны и доставлены в столичные отделения полиции с 6 по 10 мая. Всего задержано в эти дни было 600 человек. Их фамилии пробивают по базам МВД и, отдельно, по базе данных Центра «Э»* * Центр по борьбе с экстремизмом МВД РФ. . Оперативники часами отсматривают видео с Болотной площади, отыскивая тех, кто оказывал сопротивление сотрудникам полиции. Правда, как говорят адвокаты, качество видео порой сильно хромает.

Защитники арестованных обращают внимание, что фигуранты дела о массовых беспорядках не знакомы между собой и относятся к разным социальным группам. Возраст задержанных — от 20 до 35 лет. Почти у всех либо уже законченное высшее образование, либо они еще студенты ведущих университетов Москвы. Профессии? Несколько безработных, двое — в частном бизнесе, остальные еще учатся. Например, студент 1-го курса факультета культурологии Гуманитарного университета Денис Луцкевич до поступления в вуз служил в ВДВ и даже участвовал в параде Победы в Москве 9 мая 2011 года. Мечтал поступить в Академию ФСО, не получилось, теперь сидит. Что касается политических взглядов, то здесь опять же представлен весь спектр протестного движения, сформировавшегося после первых Болотных. Это и бывшие «нацболы», как, например, активист «Другой России» Александр Каменский, или активист «Левого фронта» Владимир Акименков, осужденный в 2010 году на год условно за участие в запрещенной ныне НБП. «На суде, доказывая, что моего подзащитного надо взять под стражу, прокурор особенно педалировал, что он-де опасен для общества, потому что постоянно принимает участие в гражданских акциях», — рассказал The New Times адвокат Дмитрий Аграновский.

Что же касается Каменского, то, по его словам, он не участвовал в акции на Болотной 6 мая: в этот день он был на площади Революции, где его и задержали. Судья Басманного суда Наталья Мушникова даже отказалась с первого раза взять его под стражу, потребовав у следователей дополнительных доказательств. И 14 июня следователь предоставил в суд показания трех сотрудников ОМОНа, которые подтвердили версию следствия: Каменского задержали именно на Болотной. Свидетелей со стороны защиты суд слушать отказался.

Степан Зимин, как рассказал The New Times его адвокат Василий Кушнир, — анархист, студент-востоковед 4-го курса РГГУ: его обвиняют в том, что он якобы сломал фалангу пальца одному из полицейских, стоявших в оцеплении. На обыске у него нашли бутылку ацетона, которую следователь посчитал ни больше ни меньше «коктейлем Молотова».

Есть среди арестованных и молодые люди нейтральных взглядов: ни «правые», ни «левые». Ни в каких политических движениях они не состоят и оказались на Болотной площади 6 мая, чтобы выразить свою гражданскую позицию. Это, например, 21-летний Андрей Барабанов. Он единственный из арестованных, кто сейчас находится в СИЗО «Бутырка». Остальные — либо в других московских СИЗО, либо в ИВС на Петровке, 38. На видео, которое следователи показали Барабанову, он бьет ногой по бронежилету одного из полицейских. Следователи предлагали ему «оговорить кого-нибудь», рассказал он The New Times, а психолог, который осматривал его в 20-й больнице, куда он попал, когда после ареста объявил голодовку, советовал сказать сыщикам, что его «загипнотизировали во время акции на Болотной».

У 33-летнего Артема Савелова на обыске 11 июня изъяли медицинскую маску и ножи для метания. На хранение ножей у него есть сертификат: они используются в спортивных целях. По словам его адвоката Фарита Муртазина, 6 мая на Болотной Савелов не оказывал сопротивления сотрудникам полиции, его самого отнесли в автозак и доставили в ОВД «Хамовники». По версии следствия, Савелов скандировал антиправительственные лозунги, но как рассказал на суде его отец, Артем сильно заикается и даже оформляет инвалидность по этому заболеванию, а потому такие длинные лозунги как «долой полицейское государство» он просто не может произнести. Хотя в чем экстремизм этого лозунга, никто объяснить не может. Есть предположение, что следствие специально так долго держит арестованных в ИВС на Петровке, потому что, считается, там проще оказывать на них давление, чем в СИЗО: задержанных допрашивают по несколько раз в день (первичную обработку проводят опера, сидящие в соседнем здании). Этого не исключает и адвокат Анна Зарва — она уже два дня не может попасть туда к своему подзащитному Федору Бахову, начальнику отдела инновационных технологий одной из столичных фирм. «Родственники Федора заключили со мной соглашение два дня назад, — рассказала она The New Times, — а до этого у него был государственный адвокат, под влиянием которого он вроде бы признал свою вину в том, что ударил омоновца, и пообещал больше не участвовать ни в одном митинге».


 

На вопрос, зачем их везут из регионов, один из следователей ответил, что в Москве недостаточно сотрудников, готовых работать круглые сутки в режиме нон-стоп    


 


56 вопросов

Среди 13 арестованных есть те, кого подозревают в организации массовых беспорядков, например, Александр Каменский. Другим предъявляют только участие в них и неповиновение сотрудникам полиции. Третьим вменяют призывы к этим беспорядкам. Судя по напору, с которым проходит расследование, перед следователями поставлена задача во что бы то ни стало доказать, что к организации массовых беспорядков причастны и лидеры оппозиции. «Доказательная база у нас уже собрана, так что не важно: будете вы давать показания или «возьмете» 51-ю статью Конституции* * Ст. 51 Конституции РФ. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. , нам и так все ясно», — заявил один из следователей оппозиционеру Илье Яшину, проходящему пока в деле как свидетель. Яшин рассказал The New Times, что вопросы, интересующие следствие, можно разделить на три блока. Всего их — 56. И всем свидетелям задают примерно одни и те же. «Первый блок касается источников финансирования оппозиции, — говорит Яшин. — Спрашивали, на что я живу, как финансируются акции протеста. Потом называли фамилии разных людей и спрашивали, знаю ли я их. Мне кажется, таким образом обозначается круг потенциальных фигурантов уголовного дела. Мне называли фамилии тех, кто уже находится за решеткой, потом фамилии заявителей митинга, членов оргкомитета. Спрашивали, знаком ли я с Навальным, Удальцовым, Сахниным, Бароновой — с теми, у кого 11 июня проходили обыски. Был совсем смешной вопрос: следователь смотрит на меня и спрашивает: знаком ли вам Яшин Илья Валерьевич, в каких отношениях вы с ним состоите? Это был первый раз, когда я не стал называть 51-ю статью». По всем остальным вопросам Яшин использовал свое право не свидетельствовать против себя. «Третий блок вопросов касался акции на Болотной: спрашивали, как ее согласовывали в мэрии, какова была моя роль в согласовании, где я находился во время акции».

По информации The New Times, некоторые из фигурантов дела, которым предъявили видеозаписи с Болотной, признали свою вину. Вероятно, следователи убедят их дать показания. И возможно, скоро мы узнаем о том, что кто-то из них заявил, например, следующее: «Я участвовал в шествии, потом толпа остановилась и мы услышали призывы Навального, Яшина, Удальцова к каким-то действиям, и я расценил это как призыв прорваться в Кремль», хотя ничего подобного 6 мая не было. Кроме того, следствие не скрывает, что у него есть прослушки телефонных переговоров: теперь задача трансформировать намерение совершить некие действия в фактически совершенные. Побывавшие на допросах говорят, что у следователей нет четкой стратегии. Их цель: нахватать как можно больше информации, отыскать какой-то компромат в изъятых электронных носителях и документах, а потом уже выстраивать стратегию. В приватных разговорах следователи говорят, что отмашка на обыски и допросы оппозиционеров и на невиданный ранее размах следственной группы дана на самом верху — выше главы СК Александра Бастрыкина.

«Команда «фас» на обыски у нас и на допросы была дана лично Владимиром Путиным, — убежден политик Борис Немцов. — Путин долгое время думал, откуда берется вся эта гражданская активность. Он не может предположить, что во всем виноват он сам. Он уверен, что виноваты Госдепартамент США и враги, которые хотят его свергнуть. Теперь он определился с зачинщиками. Их пять: Немцов, Навальный, Удальцов, Яшин, Собчак. Путин считает, что если их нейтрализовать, то протестная активность исчезнет». Чем закончится расследование, останутся ли за решеткой те, кого суды арестовали на два месяца, будут ли новые аресты, кого назначат организаторами массовых беспорядков и кому дадут реальные, а кому условные сроки — предсказать это пока не берется никто.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.