Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Диктаторы в жизни и на экране

14.06.2012 | Юрий Гладильщиков | № 20 (248) от 11 июня 2012 года


Диктаторы в жизни и на экране. За очередным кинопроектом неполиткорректного британского комика Саши Барона Коэна — фильмом «Диктатор» — потянулись куда более серьезные картины на ту же тему: диктаторы и бунт, самоуправство верхов и протест низов. К Саше Барону и его непристойным шуткам можно относиться по-разному, но нельзя отказать ему в чутье на актуальное

То, что «Диктатора», снятого в жанре стеба, запретили в Казахстане, либо глупая перестраховка властей, либо — что вернее — продолжение мести Саше Барону за образ хулигана Бората, который якобы казах. Хотя Диктатор Саши Барона по имени Аладин соединяет в себе отдельные черты Саддама Хусейна, Каддафи и Ахмадинежада, это самый нежный и лирический из его киноперсонажей. Да, он поносит Америку, строит ядерную бомбу и постоянно приказывает кого-нибудь казнить, но приказы, как потом выяснится, никто не исполняет, а его первый заместитель куда более мерзок, поскольку уже пообещал после революции природные богатства страны зарубежным компаниям. В фильме куда больше достается американскому истеблишменту, как политическому, так и артистическому, всегда готовому за большие деньги приехать погостить к азиатским, африканским да и московским царькам.

50-2.jpg
В фильме «Диктатор» Саша Барон Коэн (на снимке слева) издевается над всеми диктаторами разом

Однако параллельно были сняты и несколько отнюдь не комических и весьма познавательных картин о последствиях современных диктатур. До широкой публики они пока не дошли, но некоторые из них можно было увидеть на последнем Каннском фестивале.

Они шли за арабами

Логично, что кино стало исследовать последствия «арабской весны». В Канне особо презентовали документальный фильм известного французского политического журналиста и философа, борца с современным марксизмом и мусульманским фундаментализмом Бернара-Анри Леви «Тобрукская клятва» о недавних событиях в Ливии. Это хроника ливийского противостояния, в которой не только кадры революционных событий, но и эксклюзивные интервью с лидерами Запада, от Саркози до Хиллари Клинтон, и главными оппозиционерами. Значительное место Леви уделяет самому себе, поскольку он (цитирую официальные источники) «лично участвовал в переговорах с ливийскими повстанцами в Бенгази и способствовал международному признанию Национального переходного совета». И даже взбадривал народ на ливийских митингах. Цель фильма, съемки которого шли весь 2011 год в Ливии, Париже, Лондоне и Нью-Йорке, по словам самого Леви, — показать, как идеи и убеждения неожиданным образом меняют ход истории. Важная, между прочим, для деятельной оппозиции тема. Фильм любопытен уже как пример жестких и последовательных европейских либеральных взглядов, которые российским властям при всем желании не проигнорировать.


Самый любопытный для нас фильм — «Нет» Пабло Ларраина. Он о том, как в 1988 году с политической карты мира исчез диктатор Пиночет, в чьей незыблемости не сомневались ни он, ни оппозиция


Еще в Канне показали египетский конкурсный фильм «После битвы» режиссера Юсри Насраллы, в котором уже есть достаточно основательный — поглубже, чем у Анри Леви — анализ послереволюционной ситуации. Не в Ливии, понятно, а в Египте. С одной стороны, показано, как теперь травят бедняка и его семью, вынужденного во время противостояния на каирской площади Тахрир выступить на стороне правительства. С другой — предъявлены египетские интеллектуалы не хуже европейских: героиня отстаивает либеральные ценности и обожает фильмы Дэвида Линча, в частности, не самый понятный «Малхолланд Драйв». И это фильм о том, что диктаторские режимы усиливают раскол в обществе: они коррумпированы, благоволят своим, делают богатых богаче, а бедных — беднее, и им выгодно, чтобы все грызли друг другу глотки. Режимы закладывают идеологическую бомбу на будущее (героиню уже после победы революции именуют пособницей США и сионистов, а ее друзья не могут понять, как она может общаться с противниками демократии — по их мнению, быдлом).

Как убрали Пиночета

Но, конечно, самый любопытный для нас фильм — «Нет» чилийского режиссера Пабло Ларраина. Он о том, как в 1988 году с политической карты мира исчез диктатор Пиночет, в чьей незыблемости не сомневались ни он, ни его враги-оппозиционеры.

50-1.jpg
«No»/«Нет» — о том, что диктатуры не вечны

Пиночет был вынужден пойти на то, от чего российские власти пока застрахованы — на референдум с целью продления его президентских полномочий. И на 27 дней дал доступ к телеэфиру своим противникам. А те разработали хитроумную стратегию под названием «Нет», суть которой не в обличении преступлений режима, а в показе счастливого будущего без Пиночета. Не критика, а позитивная реклама грядущего! Никто не верил в успех кампании. Никто. Но режим Пиночета пал. Хотя он вроде должен был выиграть референдум даже без фальсификаций: многие голосовали, как у нас, за привычного лидера, многие просто боялись. Диктатуры всегда завершаются. И всегда паршиво для их вождей. Это урок истории, который современное кино пытается преподать сегодняшнему зрителю.

Запад нам поможет?

И вот еще о чем невольно думаешь. Нет никакого сомнения, что будет снят фильм про современную ситуацию в России. Скорее, правда, на Западе. Это в Америке во время правления Буша-младшего можно было сделать в 2004-м жестко антибушевскую картину «Фаренгейт 9/11», которую каннский зал приветствовал (сам был свидетелем) 25-минутной овацией, причем рядом с режиссером Майклом Муром стояли, неистово аплодируя, Мик Джаггер и продюсер фильма Харви Вайнштейн, а тогдашний глава каннского жюри Квентин Тарантино присудил фильму «Золотую пальмовую ветвь».

50-3.jpg
Кадр из фильма «После битвы»

Были уже и игровой фильм Оливера Стоуна про Буша-младшего, и игровой фильм про первую предвыборную кампанию Саркози, и фильм «Королева» про Елизавету II, и сатирический фильм итальянца Нанни Моретти про Берлускони «Кайман» (2006 год, в это время Берлускони правил страной). Так что уверен: наши гослидеры не останутся без внимания западного кино. Уж больно интересная интрига. Наверняка кто-то там уже пишет сценарий про П&М. В итоге все мы, не только официальная пропаганда, окажемся этими фильмами взбешены. Потому что иностранные сценаристы все переврут, подладят под каноны голливудского восприятия и вообще не в состоянии понять русскую ментальность.

Ну так не трусьте, господа киношники! Пишите сценарии сами. Неизбежно придет время, когда они будут востребованы.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.