Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Без политики

Игры нашего двора

08.06.2012 | Иванова Людмила | № 19 (247) от 4 июня 2012 года


60-01.jpgИгры нашего двора. Лето, каникулы, детей можно выпускать на улицу на весь световой день. Основным занятием для них становится игра. Во что играют дети и зачем им это нужно — попытался разобраться The New Times

егодняшние бабушки переживают, что дети не умеют играть вместе. Сидят рядом на лавочке и каждый жмет свои кнопки: «Ты на каком уровне?» А побегать? А попрыгать? А в салочки? «Вот в наше время!..» Выходишь во двор. А там уже все собрались. И уже летит в небо мяч. Вдруг слышишь свое имя и бросаешься со всех ног, чтобы поймать мяч до того, как он коснется земли. И уже прижимая резиновый шар к груди, орешь: «Штандер!» — и все замирают. Остается метнуть его так, чтобы не промахнуться и не дать поймать. И вот уже водит твой друг, а ты улепетываешь со всех ног, наращивая скорость…

Почикаха и прочее

Большая забота — найти правильную почикаху (стекляшку, кусок асфальта, камень) для игры в классики. Правильная почикаха упадет именно туда, куда метишь, не отлетит и не застрянет на полдороге. Правильную почикаху хранишь бережно, пока не разобьется, развалится или потеряется (иногда не без помощи завистниц), тогда долго и тщательно ищешь новую, потому что без нее игра не пойдет и не покажешь себя во всей красе — ловкой, меткой, статной, грациозной. Хотя показать себя можно и на скакалке. Если умеешь подряд и на левой ноге, и на правой, и когда руки крестиком, и когда назад двумя ногами вместе — ты королева.

И все же главное не показать, а наиграться. А это никогда не удается, хотя день летом длится долго и игр — сколько душе угодно. «Кандалы» сменяют «штандер», казаки-разбойники — лапту. Если уже поздно, а родители еще не вернулись, собирались в подъезде. Там — «колечко», «Я садовником родился», «Вы поедете на бал?» и другие «сидячие» игры.

Игра в слова — отдельная история. «Я знаю пять мальчиков» — хлопая по мячу в такт, вспоминаешь пять имен, потом шесть и так далее — кто больше. Хорошая игра на координацию физических движений и памяти. Имена мальчиков сменялись именами девочек, названиями цветов, рек, городов, стран, животных, кто что придумает. В старшем возрасте, когда интеллект начинает играть все большую роль в обольщении противоположного пола, пошла «балда», «чепуха», буриме, шарады.

А когда дождь или любое другое ненастье — игры дома. Со взрослыми, конечно, лото. С подружками — всякие, как сегодня их называют, «бродилки». Бросаешь кубик и двигаешь фишку. Мы любили «От вечера до полудня» (ее придумали Наталья Кончаловская и Рина Зеленая). Самое интересное — попасть на выигрышный номер (пример хорошего поведения), тогда сразу перескакиваешь на несколько ходов вперед. Впрочем, можно и назад — например, скатиться по перилам (пример плохого поведения).

Тогда мы не знали, что почти все подвижные игры пришли в наш двор из языческих обрядов. Что «А мы просо сеяли», когда две команды с песней идут друг на друга, распевали еще древние славяне. На Духов день совершали этот обряд-игру в честь молодух, вышедших недавно замуж. Мы не знали, что «Гори, гори ясно» — это крестьянские «горелки», без которых не обходились даже дни рождения крепостных, вспомним пушкинскую «Барышню-крестьянку». Что в «штандер» играли еще тогда, когда не было резиновых мячей. В одних местах мячики делали из тряпок, на Севере — из коры липы, березы или ивы, засыпая внутрь песок. В южных районах его катали из мягкой овечьей шерсти, потом кипятили и вновь катали, получался очень упругий мяч, не хуже резинового.

А настольные игры, игры в слова родились в женских будуарах конца XVIII века, когда допущенная до книг русская барыня стала создавать детский мир по образу своего мира, то есть тоже с книгой и любовью к слову. Неслучайно именно в это время в России стал выходить первый детский журнал.
60-02.jpg
Игра — вечная школа поведения.
Карл Гросс. «Теория игры»


60-03.jpgВнеразумное занятие

В начале было слово. И слово было — игра. Правда, некоторые скептики утверждают, что труд появился раньше игры, ну если не труд, то культовый ритуал точно. Но таких осталось немного.

Тайна игры будоражила умы ученых еще в древности. Платон считал, что игра — такая же деятельность, как труд и учение, мало того, человеческая культура возникает и развертывается как игра.

Сегодня существует множество теорий игры (теория игр как раздел прикладной математики — одна из них, мы туда не полезем), но тайна игры так и не разгадана окончательно.

Ясно, что игра учит. Долгое время господствовала теория, что детство дано человеку для того, чтобы он мог играть, то есть упражняться в формах поведения, а не только отдыхать и освобождаться от лишней энергии. Потом появилась «теория созревания», которое идет под влиянием внутренних сил — ведь человек, как и животное, играет только образами.

Согласились, что игра — это сиюминутная радость, удовлетворение актуальных потребностей, с одной стороны, с другой — модель жизненной ситуации, которая закрепляет способности и качества, необходимые личности для выполнения социальных, профессиональных, творческих задач, а также физической закалки организма. Но все без исключения ученые отмечают пользу игры, важность игрового процесса, характеризуя игру как функциональное удовольствие.

По Зигмунду Фрейду полезность игры в том, чтобы вызвать с помощью удовольствия, получаемого окольным путем, подлинное очищение (катарсис). Это еще идея Аристотеля: наслаждение — сущность досуга. Автор известной книги «Человек играющий» Йохан Хейзинга считает игру первичным импульсом человеческой истории. Голландский ученый выводит игру из мира повседневного — как «внеразумное» занятие.

Изучив жизнь первобытного, античного и средневекового общества, Хейзинга, вслед за Платоном, теперь уже научно доказывает, что «игровое состояние как общественный импульс более старый, чем сама культура, издревле заполняло жизнь и, подобно дрожжам, заставляло расти формы архаической культуры, культ перерос в священную игру».

60-04.jpgХейзингу поддержали философ Хосе Ортега-и-Гассет и писатель Герман Гессе, которые также считали, что культура организована по правилам игры, в виде вечно развивающейся совокупности сюжетов, сцен, ролей, норм, ценностей, символов языка. Поэзия родилась в игре и стала жить благодаря игровым формам. Музыка и танец — сплошь игра.

Культура в ее первоначальных формах «играется». Она не происходит из игры. Через игру ума можно достигнуть глубин обобщения и взаимопонимания людей — идея Гессе, автора культовой книги XX века «Игра в бисер».

В России родоначальником теории игры стал Константин Ушинский, который стихийности игровой деятельности противопоставил идею использования игры в общей системе воспитания. «Дети в игре ищут не только наслаждения, но и самоутверждения в интересных занятиях. Игра — своеобразный род деятельности, свободной, но сознательной, в которой ребенок стремится жить, чувствовать, действовать». Впоследствии эту идею разовьют отечественные философы, психологи и педагоги. Даниил Эльконин не сомневался, что ребенок учится в игре ориентироваться в явлениях культуры, использовать их соответствующим образом. Игра — доступный для ребенка осмысленный путь освоения мира.

Олег Газман, который также в советское время всерьез занимался педагогикой как наукой, ввел в теорию игры три идеи — самости, свободы и поддержки. Игра дает возможность свободно ориентироваться человеку в собственной личности. Ключевые слова по Газману — самосознание и свобода выбора.
60-05.jpg
60-06.jpgПрисоединяйтесь!

Вспомнить детство сегодня можно в Музее смеха «Трикстер» в Петербурге. На интерактивной выставке «Лукоморье. Мир нашего детства», которая проходила в Москве и Петербурге, все желающие, невзирая на возраст, (по словам очевидцев, от розового младенчества до глубокой взрослости) могли поскакать в «классики» или на скакалке, придумать в компании старую сказку на новый лад, стать частью шумового оркестра и много чего еще.

«Забавно смотреть, как взрослые сначала стеснялись, а потом начинали играть азартнее детей, — рассказывает директор музея Станислава Смагина. — Сейчас многие думают, что, занимаясь с психологом, смогут решить все свои проблемы. Нет — говорю как психолог. Но я не раз видела на наших выставках, как проблема начинала решаться, а то и решалась в процессе игры. В игре человек такой, какой есть на самом деле, и, наблюдая за ним, можно проанализировать и потихоньку устранить проблему. Помню, какой ажиотаж среди мам вызвала моя задумчивая фраза, что когда двое крутят скакалку, а третий скачет, то все вместе учатся существовать в одном ритме. Сидя с «мышкой», этому не научишься. А это важно для жизни. При плохой «подстройке» не только работа не получится, но и дети не родятся. Если теряешь ритм, удовольствия не испытаешь».

Смагина говорит, что все лето в Музее смеха по выходным можно будет поиграть в настольные игры тех еще времен, когда в них играли фактически в каждой семье. «Когда игра объединяет взрослых и детей, создается аура безопасности. А любой выигрыш ребенка, естественно, вызывает у родителей не меньший восторг, чем собственный. Ребенок это запоминает. На всю жизнь».

Так что присоединяйтесь, господа!




 

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.