Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Музыка от Корнея

08.06.2012 | Корниенко (Корней) Владимир | № 19 (247) от 4 июня 2012 года

54_490.jpg
За наши уши идет битва. При этом не всегда дело касается денег. У тех, кто пришел из интернета, — скорее за внимание публики

Ведь еще немного работы мировой сети, и никакие CD никому не будут нужны. А зачем? Платить по $20 за миллионные зарплаты каких-то топ-менеджеров звукозаписывающих лейблов из числа мейджоров? Проблема в том, что большое количество отличных артистов старой школы еще остаются в заложниках у монополистов, которые разделили мир. Или думают, что его разделили. Ведь у каждого серьезного артиста доинтернетовской эпохи есть контракт с мейджорами, который больше похож на контракт с дьяволом. И они все бьются в сетях этого контракта. Вот, скажем, к нам приезжал Аксель Роуз под названием Guns N’ Roses. Несмотря на то что группа давно сдулась, Аксель все еще требует с устроителей концертов какие-то чумовые гонорары. Но с Guns N’ Roses уже давным-давно не ездит Слэш — один из самых крутых гитаристов своего поколения. Поэтому по мне так лучше послушать новый альбом Слэша, чем идти на московский концерт GnR.


Train, California 37, 2012
59-01.jpg
Типичная история собирания и группы, и ее концепции по кусочкам — от обломков какого-то Led Zeppelin кавер-бенда. Играли как дуэт по ресторанам. Потом собрали еще музыкантов, получили некоторую известность в Сан-Франциско. Начали турне по другим городам Америки. Открывали шоу перед такими группами, как Barenaked Ladies (можете услышать их в саундтреке к мультфильму про Шрека) или Counting Crows. Заработали немного денег, и — о боже, какое счастье — компания Columbia разрешила им записать за собственные деньги альбом на крохотном лейбле, который ей принадлежит — Train (1998). А вот альбом Drops of Jupiter (2001) уже стал мультиплатиновым. Новый, шестой по счету альбом — все такой же мелодичный, профессиональный. Совершенно непонятно, где авторы просто стебаются над хитами и над вкусами публики, а где они всерьез. Похоже, что нигде. Именно поэтому у них такой успех. Такого рода музыка и у нас звучит вполне серьезно — например, «Уматурман». Ведь когда Train записали песню Drive By, миллионы музыкантов по всему миру решили, что это и есть формула успеха среди телезрителей — и тех, кто щелкает семечки, сидя на корточках в спортивных штанах, и тех, кто в стразиках от Сваровски. Но несмотря на отчаянный стеб, эти парни реально знают, как писать хорошую музыку с хорошими текстами. А что еще надо?


Slash, Apocalyptic Love, 2012
59-02.jpg
Это второй сольный альбом гитариста, который подарил миру рифф к песенке Sweet Child O’Mine. Считается, что мы все должны этот рифф любить. Но я его больше люблю за игру на сингле Give In To Me Майкла Джексона. Вот странное дело: Слэш родился в Англии, у английских родителей, его мать работала костюмершей у английской мегазвезды Дэвида Боуи, а игрок он все равно американский. И даже скажем так: формирующий американский стиль рок-игры на электрической гитаре. Замученный истериками типа Акселя Роуза, он выбрал для совместной работы одного из самых недооцененных рок-вокалистов — Майлса Кеннеди из группы Alter Bridge. Нам это мало о чем говорит, пока мы не поймем, что Alter Bridge — это то, что осталось от очень приличной группы Creed (той самой, которая на саундтреке к «Секретным материалам» поет старую гениальную песню покойного Харри Ниллсона «Единица»). Майлс Кеннеди не только поет на новом альбоме, но еще и сочиняет. На самом деле это все — такая современная «американа», англичане так не делают. И от Audioslave что-то слышится тоже. От всех. А нравится вам или нет — это уже дело вкуса. Мне ближе первый его альбом, где все его дружки, начиная от Оззи Осборна, Лемми, Кид Рока, Грола и даже Ферджи (Black Eyed Peas), придают любому материалу неизмеримую глубину и значимость.




 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.