Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Монстрнефтегаз

06.06.2012 | Грозовский Борис , Докучаев Дмитрий | № 19 (247) от 4 июня 2012 года

Приватизация в пользу государства

Монстрнефтегаз. В большинстве отраслей перемены, неизбежные после назначения нового правительства, еще впереди. В топливно-энергетическом комплексе они начались сразу же, причем весьма существенные. Принято решение о том, что ключевые госактивы ТЭКа будут приватизированы в пользу «Роснефтегаза» под руководством Игоря Сечина. К чему это приведет — разбирался The New Times

Когда новое правительство только было сформировано, многим казалось, что всемогущий Игорь Сечин проиграл. С поста вице-премьера, куратора ТЭКа, он ушел на, казалось бы, менее значимый пост председателя совета директоров «Роснефти». Курирование ТЭКа в правительстве премьер Дмитрий Медведев поручил Аркадию Дворковичу, никогда до этого нефтегазовой отраслью вплотную не занимавшемуся. Эксперты увидели в этом назначении возможность смены экономической политики: Сечин всегда был противником приватизации (и особенно компаний ТЭКа), а Дворкович в прежнем своем статусе помощника президента по экономике пытался ее ускорить. Однако наиболее прозорливые наблюдатели сразу предупреждали, что назначением Сечина в «Роснефть» перемены в самой «хлебной» отрасли отечественной экономики не ограничатся, и оказались правы.
24-01.jpg
 

Российское государство абсолютно не может одновременно играть роль хозяйствующего субъекта и арбитра, устанавливающего справедливые и честные, равные для всех правила игры    


 
Уши торчат

В день назначения правительства Дмитрия Медведева, называющего приватизацию приоритетом экономической политики, президент Владимир Путин подписал указ, в соответствии с которым госактивы в ключевых компаниях ТЭКа — «Роснефти», «Зарубежнефти», «ФСК ЕЭС», «Русгидро» переводятся в список стратегических предприятий, что автоматически означает исключение этих активов из программы приватизации.

А еще спустя пару дней президент подписал указ, по которому государственный «Роснефтегаз» будет покупать акции компаний ТЭКа, нуждающихся в дополнительном капитале. Эксперты сразу поняли, чьи уши торчат из указа. Это излюбленный сечинский маневр: проводится приватизация госпакета акций, но покупает его госкомпания. Роль соинвестора, как предполагает президент, «Роснефтегаз», и так контролирующий 75,2% акций «Роснефти», будет выполнять до 2015 года. Впрочем, официальное объяснение произошедшего совсем другое: компании ТЭКа в настоящий момент недооценены. «Нам бы очень не хотелось, чтобы они были приватизированы за копеечки, а потом были перепроданы за серьезные деньги», — сказал в связи с этим президент Путин.

«В правительстве боролись две точки зрения, когда продавать активы,— поясняет председатель правления Института современного развития (ИНСОР) Игорь Юргенс. — С одной стороны, цель приватизации — наполнение казны, но с другой — улучшение управления, эффективности госкомпаний. Сейчас, когда падают рынки, победила точка зрения тех, кто доложил президенту, что казна может потерять от продажи госпакетов, что собственник может оказаться сомнительным. Фискальная логика взяла верх над логикой развития».

«Не понимаю, почему государство должно владеть «Роснефтью» — компанией, которая работает на конкурентном рынке, — задается вопросом ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев. — Еще можно понять, почему естественные монополии не приватизируют, но не вижу, почему «Роснефть» должна принадлежать государству. Любой инвестор скажет, что это неправильно».

Как бы то ни было, на днях новый министр экономического развития Андрей Белоусов направил премьеру список компаний, пакеты акций которых могли бы быть выставлены на продажу в ближайшие 3–5 месяцев* * Среди них 7,58% Сбербанка, 49% Объединенной зерновой компании, 10% «Роснано», 25% минус 1 акция «Совкомфлота», акции «Алросы», госпакеты Мурманского и Ванинского портов. . Доходы от приватизации должны в этом году составить 450 млрд рублей. Однако компании ТЭКа в перечень Минэкономразвития не вошли.

Из кармана в карман

На днях прояснилось, как именно «Роснефтегаз», совет директоров которого, как предполагается, в ближайшее время тоже возглавит Сечин, будет помогать нуждающимся в капитале компаниям ТЭКа. Сразу несколько госкомпаний — «Русгидро», «Зарубежнефть», «Транснефть», «ИнтерРАО», ФСК — могут провести в его пользу дополнительные эмиссии акций. У всех этих компаний, как и у «Роснефти», большие инвестпрограммы, все они нуждаются в деньгах. Тем самым и план приватизации будет выполнен, и госимущество из-под контроля не уйдет: «Роснефтегаз» заранее стал безусловным фаворитом приватизационных аукционов.

«Роснефтегаз» может покупать не только госактивы, но и частные энергокомпании. Так что еще один кандидат на «консолидацию» — «Сургутнефтегаз». Деньги на покупку найдутся: участвовать в приватизации госкомпаний «Роснефтегаз» будет за счет средств, полученных по дивидендам от принадлежащих компании пакетов акций «Роснефти» и «Газпрома».

Опрошенные The New Times эксперты сходятся в том, что теперь ничто не угрожает планам Путина–Сечина сделать из «Роснефтегаза» одну из крупнейших в мире энергетических компаний. Консолидация российских энергетических активов приведет к возникновению на рынке настоящего монстра. Мало того, если у Сечина все пойдет хорошо, будет реанимирована и неудавшаяся пять лет назад попытка объединить «Роснефть» и «Газпром».

А вот в эффективности приватизации ТЭКа в пользу «Роснефтегаза» эксперты далеко не уверены. По мнению Валерия Нестерова, аналитика ИК «Тройка Диалог», рынок негативно воспримет появление такой структуры: у государства может просто не хватить ресурсов для развития всех принадлежащих ей активов. Приватизация методом перекладывания имущества из одного государственного кармана в другой никакого смысла, конечно, не имеет. Но главное даже не в этом, отмечает Сергей Гуриев: российское государство абсолютно не может одновременно играть
роль хозяйствующего субъекта и арбитра, устанавливающего справедливые и честные, равные для всех правила игры.


«Роснефтегаз» 

На 100% государственная компания была создана в 2004 г. для проведения сделки по обмену контрольного пакета «Роснефти» на 10,74% акций «Газпрома», принадлежавших на тот момент дочерним структурам газовой монополии (этого пакета государству не хватало для получения контроля над «Газпромом»). Однако обмен не состоялся, чему во многом способствовал бывший глава «Роснефти» Сергей Богданчиков при поддержке Игоря Сечина. У них, как выяснилось чуть позже, были иные планы: в конце 2004 г. «Роснефть» приобрела ранее принадлежавший ЮКОСу «Юганскнефтегаз», что превратило ее в крупнейшую российскую нефтяную компанию. Обмен на акции «Газпрома» стал неравноценен. Позднее «Роснефтегаз» выкупил 10,74% «Газпрома» за $7,6 млрд. По итогам 2010 г. чистая прибыль «Роснефтегаза» составила 25,4 млрд рублей.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.