Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

В ожидании Бута

29.05.2012 | Козловский Владимир, Нью-Йорк | № 18 (246) от 28 мая 2012 года


Кандидат в репатрианты. В судьбе россиянина Виктора Бута, отбывающего в США 25-летний срок, наметился новый поворот. Министр юстиции США Эрик Холдер намекнул на возможность депортации Бута на родину, если будет ходатайство российских властей. 24 мая из Москвы пришел уклончивый ответ: вопрос может быть решен положительно, но не скоро. Что происходит — обмен дипломатическими любезностями или начался реальный торг? Ответ искал The New Times

38-1.jpg

За два дня до сенсационного заявления Холдера прокуратура Нью-Йорка приостановила отправку Виктора Бута из Бруклинской тюрьмы общего режима в известную своим жестким режимом тюрьму Флоренс (штат Колорадо), где содержат террористов и убийц. Но еще до перевода в Бруклин, сидя в одиночке блока для террористов Манхэттенского изолятора, где он провел около 14 месяцев, Бут приобрел в тюремном ларьке радиоприемник. Услышав в одной из передач про заявление Холдера, Бут был крайне удивлен — он слышал об этом впервые. Скоро автору позвонила его жена Алла, взбудораженная этой новостью, и корреспондент The New Times переслал ей текст интервью Холдера из «Российской газеты». Попутно Аллу пришлось предупредить, что министр Холдер обещал всего-навсего рассмотреть соответствующее прошение, но удовлетворить его отнюдь не подрядился. Ведь и американское посольство в Москве точно так же рассмотрело заявление Иосифа Кобзона на визу и в очередной раз ему отказало.

Московский конфуз

После выхода интервью Холдера российские СМИ взахлеб обсуждают перспективы отправки Бута на родину. Американские же заявления своего министра дружно не заметили, не считая сайта Daily Caller, на форуме которого Холдера сразу же облили дерьмом.

С официальными российскими структурами и вовсе вышел конфуз. Целую неделю длился период первоначального замешательства, во время которого министр юстиции РФ Александр Коновалов смело утверждал, будто «между Россией и США нет ни двусторонних, ни международных соглашений о репатриации заключенных». После чего МИД России вынужден был поправить министра-юриста: такой документ все же имеется — Конвенция о передаче осужденных лиц, подписанная 21 марта 1983 года. США присоединились к ней два года спустя, а Россия — в 2007 году, как раз когда ей потребовалось вытащить из американской тюрьмы Алленвуд своего дипломата Владимира Кузнецова, осужденного в Нью-Йорке за отмывание денег. Общие знакомые, единодушно симпатизирующие Кузнецову, говорят, что в Москве считали себя обязанными за его нежелание сообщить ФБР, о чьих именно деньгах шла речь, и в благодарность сделали для него все возможное.


За полтора года весьма плотного общения в Нью-Йорке с родными Виктора Бута не сложилось впечатления, что тот сказочно богат


И еще одна деталь: на процесс Бута российский вице-консул в Нью-Йорке Александр Отчайнов (на днях внезапно покинувший США) почти не заглядывал, а вот на судебных заседаниях по делу Кузнецова корреспондент The New Times неизменно видел российских дипломатов, часто во главе с генконсулом Сергеем Гармониным. Среди секретных документов, преданных гласности на сайте WikiLeaks, имеются американские дипломатические депеши, из которых можно составить себе представление о бурной активности, предшествовавшей отправке Кузнецова на родину. Но опять-таки ничего хотя бы отдаленно похожего на такую активность в ходе дела Бута не просматривается.

Проблемы и «решения»

И все же: можно ли рассматривать выдачу Бута России как реальную перспективу? На сайте минюста США висит подробное руководство по рассмотрению ходатайств о репатриации заключенных федеральных тюрем. В частности, перед отправкой на родину заключенный должен «выполнить все свои финансовые обязательства», то есть заплатить все назначенные ему судом сборы, штрафы и компенсации. Обратимся для сравнения вновь к делу Кузнецова. При вынесении приговора, составившего четыре года и три месяца тюрьмы, судья Дебора Бэттс назначила дипломату штраф в сумме $73 673. Как явствует из посольской депеши, опубликованной на WikiLeaks, американцы в ходе предварительных переговоров по поводу «перевода» Кузнецова в Москву заверяли российскую сторону, что «штраф не составит проблемы». Но потом США стали настаивать на уплате штрафа, жаловался в кулуарах начальник отдела двусторонних отношений с США департамента Северной Америки МИД РФ Александр Захаров. Судя по тому, что Кузнецов в ноябре 2008-го был-таки отправлен в Россию, проблему каким-то образом удалось решить. В случае с Бутом, по всей вероятности, это будет сложнее.

Судья Шира Шендлин, заседающая десятью этажами ниже судьи Бэттс, приказала, чтобы с Бута взыскали $15 млн — это минимальный объем оружейной сделки, которую тот заключил с мнимыми эмиссарами колумбийских «наркомарксистов» (подробнее  — в The New Times № 5 от 14 февраля 2011 года, и № 12 от 2 апреля 2012 года).

38-2.jpg
Алла Бут (слева) в тайской тюрьме на очередном свидании с мужем

Вообще-то за полтора года весьма плотного общения в Нью-Йорке с родными Виктора Бута у корреспондента The New Times не сложилось впечатления, что тот сказочно богат. Более того, один крупный деятель оргпреступности СНГ, хорошо знакомый с деятельностью Бута на авиаперевозочном поприще, в разговоре с автором The New Times уверял, что «тот никогда не был «царем Крезом», не то что Минин»**Леонид Минин, бывший деловой партнер Бута, международный торговец оружием, гражданин Израиля и Украины, использовавший также немецкий и колумбийский паспорта. В начале нулевых годов отбывал срок в Италии..

Непризнающийся

Помимо штрафов есть еще один нюанс. Альберт Даян, адвокат Виктора Бута, сейчас готовит апелляцию на решение нью-йоркского суда. Пока апелляционный процесс не завершен, узника согласно законодательству репатриировать нельзя. Как пояснил The New Times адвокат Стивен Кобри, защищавший дипломата Кузнецова, «эту проблему решить совсем просто, отозвав апелляцию».

А даже если и пойдет — тут же его подзащитного подстережет еще одна проблема: все кандидаты на репатриацию должны признать ответственность за содеянное — это категоричное требование, предъявляемое к ним минюстом США. Речь идет о «сотрудничестве с властями, предоставлении полной и достоверной информации о своем участии в преступлении и/или в своевременном признании вины», говорится на сайте Минюста.

«Я знаю, что не сделал ничего, чтобы заслужить это наказание», — заявил Бут в телефонном интервью телеканалу Russia Today, в котором он также назвал своих американских следователей «головорезами». А в другом интервью — «Комсомольской правде» — Бут сказал, что во время суда его больше всего поразили «фальшивость доказательств и вероломная ложь».

«Основная загвоздка — в строптивости самого Бута, который хочет вернуться на родину белым лебедем, — считает директор владивостокского аналитического «Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности» Александр Сухаренко». Он также задается вопросом: если Бута репатриируют, как тогда быть с другими российскими зэками типа Ярошенко и Здоровенина, которые тоже будут не прочь вернуться на родину?»**Константин Ярошенко, российский летчик, осужден в США на 20 лет по обвинению в подготовке транспортировки крупных партий кокаина. Владимир Здоровенин, российский хакер, которому в США грозит 142 года тюрьмы по обвинению в киберпреступности. 24 мая МИД РФ потребовал от США экстрадиции Ярошенко в РФ..

С другой стороны, ведь был же отправлен на родину дипломат Кузнецов — а ведь он виновным себя не признал и по-прежнему не признает. «Да там ничего не было!» — без обиняков заявил Кузнецов на днях по телефону корреспонденту The New Times.

«Перезагрузки» ради?

Вопрос о репатриации Бута будет решаться по дипломатическим каналам, заявил министр юстиции РФ Александр Коновалов. Вот в этом он, вероятно, прав. Во всяком случае, в Нью-Йорке слышны мнения: президент США Барак Обама вполне может отправить Бута на родину в интересах захромавшей в последнее время «перезагрузки» с Россией. «Возможно, это произойдет еще до выборов (президентских выборов в США в ноябре. — The New Times)», — предположил в разговоре с The New Times адвокат россиянина Альберт Даян. По правде говоря, как раз «до выборов» такой сценарий весьма маловероятен — ведь за сам факт передачи Бута России немедленно ухватится агитпроп республиканца Митта Ромни.

38-3.jpg

Некоторые считают, что репатриация Бута маловероятна и после выборов — мол, в отличие от дипломата Кузнецова Бут давно уже сделался на Западе одиозной фигурой, притом больше всего как раз в либеральных кругах, к которым принадлежит президент Обама. Против репатриации Бута восстанут и американские силовики, потратившие немало сил на его поимку. «Прокуратура Южного округа Нью-Йорка будет вне себя! — сказала The New Times известный эксперт по незаконному обороту оружия Кэти Остин, не пропустившая ни одного дня процесса Бута и освещавшая его для сайта CNN. — Его дело стоило им огромных денег и сил».

Впрочем, и на это утверждение можно найти контраргумент. Ведь силовики были отнюдь не в восторге, когда США спустя десять дней после ареста 27 июня 2010-го депортировали на родину десятерых пойманных российских разведчиков, включая красотку Анну Чапман. (The New Times писал об этом в № 23 от 5 июля 2010 года). Но Белый дом тогда настоял на своем.



5 апреля 2012 г. Федеральный суд в Нью-Йорке приговорил Виктора Бута, арестованного в марте 2008 г. в Бангкоке в результате совместной операции правоохранительных органов Таиланда и США, к 25 годам тюрьмы. Ранее присяжные признали его виновным в сговоре с целью контрабанды оружия. Судья Шира Шейндлин назначила Буту минимальное наказание, предусмотренное американским законодательством за поставки переносных зенитно-ракетных комплексов террористическим организациям. Прокуроры требовали для Бута пожизненного заключения. Российские власти ставили под сомнение справедливость судебного решения по Буту и обещали добиваться его возвращения на родину.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.