Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Правительство низложенного

24.05.2012 | Ухов Владимир , Докучаев Дмитрий | № 17 (245) от 21 мая 2012 года


Правительство низложенного. Затянувшееся сверх всякой меры формирование кабинета Дмитрия Медведева уже снискало себе славу самого комичного перформанса новейшей российской истории. Президент Владимир Путин не едет на саммит G8 в Кемп-Дэвид, чтобы руководить формированием кабинета на месте. Премьер Медведев едет туда, поскольку Путин решил по мере возможности избавить его от участия в этом событии. Как дуумвир Медведев, по сути, низложен Путиным. Ожидается, что глава государства утвердит состав правительства 22 мая, однако и эта дата, возможно, не окончательная. The New Times попытался взвесить реальные возможности Медведева повлиять на состав собственного кабинета

Неделю спустя после своего утверждения в Думе в качестве премьера Дмитрий Медведев представил структуру и состав своего кабинета президенту Владимиру Путину, сопроводив этот процесс словами на телекамеру: «Персональный состав показывать не будем, чтобы не разжигать избыточный интерес». Президент возражать не стал: видимо, дуумвиры считают, что не дело налогоплательщиков интересоваться тем, кто будет работать в правительстве. Ну а любопытным пришлось еще неделю довольствоваться кулуарными слухами.
18-01.jpg

Одиночество

Говорят, одним из главных достоинств Медведева, побудивших Путина с легким сердцем доверить ему главное кресло страны, считается отсутствие собственной дееспособной команды. Или, вернее, патологическая неспособность ее создать. Запустив осенью прошлого года проект «открытое правительство» — неформальный клуб чиновников, предпринимателей и экспертов, взявшихся разработать повестку для нового премьера, Медведев попытался исправить этот досадный дефект. Не сказать, чтобы он преуспел: Дмитрий Анатольевич по-прежнему не пользуется поддержкой ни ведущих частных олигополий, ни тем более крупнейших госкорпораций и госкомпаний.

Ничуть не лучше позиции Медведева в среде топ-чиновничества, обозленного его публичными «наездами» на отдельных глав ведомств, а еще больше — затеянными им сокращениями госаппарата и анонсированным переездом части ведомств в так называемую Новую Москву. Руководители федеральных органов исполнительной власти вот уже полгода бойкотируют мероприятия «открытого правительства». (О другом взгляде на «открытое правительство» читайте на стр. 28.)

В итоге у Медведева, как и прежде, нет собственной консолидированной команды. Не считать же таковой два десятка бывших однокашников-правоведов, которые расселись благодаря его протекции на статусных, но, как правило, не ключевых позициях в президентской администрации, Генпрокуратуре, МВД, Следственном комитете и судебной системе. Среди «однокурсников» лишь один федеральный министр — глава Минюста Александр Коновалов, да и тот, похоже, утратил благоволение своего патрона. К тому же «однокурсники» скандально конкурируют друг с другом за «доступ к телу» и новые назначения. И еще большой вопрос, усидят ли все они при Путине-президенте, в чьем ведении теперь оказались.

 

На вопрос, какую долю акций правительства мог бы контролировать Медведев, будь правительство акционерным обществом, большинство опрошенных чиновников ответили, что не более 30–35%    


 

Ключевые позиции

Столь же опрометчиво было бы скопом зачислять в «команду Медведева» таких непохожих и в разной степени близких к нему людей, как исполняющие сегодня обязанности вице-премьеров формируемого правительства Игорь Шувалов и Владислав Сурков, их вероятных будущих коллег Аркадия Дворковича и Михаила Абызова, а также Наталью Тимакову, которую прочат на пост пресс-секретаря премьера и замруководителя аппарата правительства. Чтобы представить себе слаженно работающих Суркова и Тимакову, нужно иметь поистине богатое воображение. Почти столь же неприязненные отношения у Суркова и с Шуваловым, а тем более с Дворковичем, который, по слухам, претендовал на облюбованный Сурковым пост руководителя аппарата Белого дома.

В отсутствие у премьера единой команды не стоит удивляться, что ключевые позиции достанутся креатурам Путина. Ключевые в понимании чиновников — это те, где генерируются доходы, где распределяются деньги и бюджетные преференции. Уже понятно, что Минфином как рулил, так и будет рулить Антон Силуанов — лично избранный Путиным технический преемник Алексея Кудрина. По информации The New Times, президент советовался по этому назначению с Кудриным и тот сказал что-то вроде: «Я 12 лет в этом кресле сидел, и Антон пусть столько же сидит». Хотя в отличие от Кудрина вице-премьером Силуанов не будет.

Точно так же знакомые с ситуацией правительственные чиновники не представляют, как премьер смог бы продвинуть своих людей на посты руководителей Федеральной налоговой и Федеральной таможенной служб. Формально подчиненный Минфину и.о. руководителя ФНС Михаил Мишустин — человек команды Кудрина–Силуанова, напоминает осведомленный обитатель Белого дома. Главный же таможенник Андрей Бельянинов — это и вовсе соратник Путина по дрезденской резидентуре ПГУ КГБ СССР. Таможенное ведомство подчинено напрямую премьеру. 29 октября прошлого года тогда еще президент Медведев публично обрушился на ФТС. «Я когда слышу про таможню, — сказал он на встрече с молодыми учеными в «Сколково», — хочется взять микрофон и как запустить в стенку». «Разве только в стенку, — иронизирует упомянутый чиновник. — В Медведеве 162 см росту, а Бельянинов — под два метра. Определенно не докинет». Если кто и заменит Мишустина и Бельянинова, то только люди Путина, уверен он.

Экономика и социалка

Показательно, что покидает пост министра экономического развития Эльвира Набиуллина, которая постоянно поддерживала Медведева в его инноваторских инициативах и «бодалась» за их воплощение с Минфином. Теперь же, по слухам, она совсем уходит из органов власти, отклонив предложение стать вице-премьером по социалке и пожелав сосредоточиться на научной работе. Кстати, предложение Набиуллиной о вице-премьерстве закрыло дорогу в правительство ее супругу, ректору ВШЭ Ярославу Кузьминову: на каком-то этапе он всерьез претендовал на пост министра образования и науки.

По мнению министерских коллег Набиуллиной, Путину не пришлась по душе концепция долгосрочного развития до 2020 года, опубликованная Минэкономразвития 11 февраля этого года и содержащая план форсированной приватизации госсектора. Тогда же, в феврале, министр «сцепилась» с могущественным вице-премьером Игорем Сечиным, высказавшись против передачи «Роснефти» госпакета акций Новороссийского морского торгового порта. Наконец, 23 апреля на коллегии Минэкономразвития Набиуллина вовлекла в дискуссию самого Путина, которому, по словам присутствовавшего там чиновника, это «резко не понравилось».

Минэкономразвития — это ведомство, согласовывающее (совместно с Федеральной антимонопольной службой) госзакупки, а также госинвестиции. Так что для Путина отставка Набиуллиной вовсе не тождественна приходу на ее место Дворковича, особенно в ранге вице-премьера. Аркадию Владимировичу президент явно не хотел бы вручать сколь бы то ни было важных (и бюджетоемких) полномочий. Отсюда, утверждают правительственные инсайдеры, твердое желание Путина отдать Минэкономразвития под кураторство нынешнего и.о. первого вице-премьера Игоря Шувалова, чьи позиции в кабинете с приходом Медведева явно усиливаются. И это несмотря на разгоревшийся в апреле громкий скандал вокруг офшорных счетов семьи Шувалова, куда якобы перечислялись средства от некоторых крупных олигархов.

Ну а первым кандидатом Путина на пост министра экономического развития называют директора Департамента экономики и финансов аппарата правительства Андрея Белоусова. Иметь своего человека во главе Минэкономразвития для президента тем более важно, на случай если Медведев все же сумеет настоять, чтобы это ведомство было передано в ведение Дворковича как заместителя главы кабинета.

Впрочем, большинство правительственных чиновников, которым The New Times задавал вопрос о карьерных перспективах Дворковича, считали более комфортным для Путина назначение его главой социального блока (с противовесом в лице сегодняшней и.о. министра Татьяны Голиковой и ее зама Вероники Скворцовой). Правда, по последней информации, Голикова уйдет из правительства на работу в кремлевские структуры, а ее нынешнее министерство разделят на два профильных ведомства. В этом случае чиновники прогнозируют ожесточенную борьбу за посты руководителей «вкусных» подведомственных структур — Пенсионного фонда, Фонда социального страхования и Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию. Накала ожиданиям добавляют экзотические персоны, выдвинутые «открытым правительством» в качестве кандидатов на должности социальных топ-менеджеров: известный инвестбанкир, советник Медведева Евгений Юрьев и популярное медиалицо — Уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов.

 

Сечин в приватных разговорах утверждал: «В правительстве меня не будет». Ряд знакомых с ним чиновников допускают, что его ждет ключевой пост в корпоративном секторе    


 

Инновации и ТЭК

Не исключено также, что Дворковичу уготован пост вице-премьера, курирующего инновации и вопросы формирования инвестиционного климата. Тогда ему придется конкурировать за эту позицию с советником Медведева, крупным предпринимателем Михаилом Абызовым, креатурой бывшего главы кремлевской администрации Александра Волошина. Абызов номинировался не только на гипотетический пост вице-премьера по вопросам «открытого правительства», но и на лакомую позицию министра энергетики. Другой медведевский номинант — гендиректор компании «СУЭК» Владимир Рашевский. Однако, по слухам, все эти кандидатуры Путин даже не пожелал обсуждать.

Большинство опрошенных The New Тimes чиновников считают, что Минэнерго возглавит либо человек из окружения Игоря Сечина, либо выходец из «Газпрома» или госкорпорации «Росатом». Наиболее вероятный кандидат — Павел Федоров, занимающий сейчас пост заместителя министра. Кстати, это назначение он получил совсем недавно — 22 марта. Федоров до 2010 года работал первым вице-президентом «Роснефти» и, как говорят, креатура Сечина. Еще один кандидат — губернатор ХМАО Наталья Комарова.

Что же касается самого Сечина, то чиновная молва уже давно обручила «настоящего» Игоря Ивановича с креслом главы Госнаркоконтроля, а действующему руководителю этого силового ведомства, бывшему главному путинскому кадровику Виктору Иванову зарезервировала пост министра внутренних дел. Однако сам Сечин в приватных разговорах утверждал: «В правительстве меня не будет». Ряд знакомых с ним чиновников допускают, что его ждет ключевой пост в корпоративном секторе. Собеседники называют разные варианты: главы «Газпрома», руководителя «ИнтерРАО», председателя правления Внешэкономбанка. На крайний случай, говорит один из знакомцев Сечина, у него будет возможность пересидеть кадровую турбуленцию на позиции замглавы кремлевской администрации либо полпреда президента в Центральном федеральном округе. Последняя должность может вскоре стать вакантной в случае лоббируемого Владиславом Сурковым назначения действующего полпреда Олега Говоруна министром регионального развития. Говорун может получить в свое ведение важное ведомство, которое не только регулирует межбюджетные отношения (то есть «нарезает» регионам трансферты и субвенции), но и курирует деятельность временно замороженного Инвестфонда, госкорпорации «Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» и Федерального фонда содействия жилищному строительству.

Новые и старые

Крупным отраслевым событием обещает стать возможная отставка министра транспорта Игоря Левитина. Молва сватает его руководителем авиационного хаба, который должен включить в себя столичные аэропорты Шереметьево, Домодедово и Внуково. «Чтобы возглавить такой проект, надо еще дожить до его реализации», — сомневается чиновник Минтранса. На Министерство транспорта, говорит источник, будет назначен Максим Соколов, руководитель Департамента промышленности и инфраструктуры аппарата правительства. До прихода в федеральное правительство Соколов возглавлял комитет по инвестициям и стратегическим проектам мэрии Петербурга. Но кто бы ни сменил Левитина, теневыми хозяевами Минтранса останутся приближенные к Путину заместители министра — Олег Белозеров и Андрей Недосеков.

На место министра культуры вместо Александра Авдеева прочат Дениса Молчанова — ныне руководителя Департамента культуры правительства РФ. Фаворит в гонке за кресло министра образования и науки — Дмитрий Ливанов, ректор МИСиС, в прошлом — замминистра. В вузовских кругах это назначение приветствуют. «Ливанов — абсолютно честный человек», — так охарактеризовал коллегу ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев.

Из остальных министров, если верить слухам, наибольшие шансы сохранить свои посты имеют Сергей Лавров (МИД), Денис Мантуров (Минпромторг) и Виталий Мутко (Минспорттуризм). Последний долгое время считался верным претендентом на отставку (еще со времен провала российской сборной на Олимпиаде в Ванкувере в 2010 году), но в последнее время критика в его адрес заметно ослабла. Видимо, не время сейчас устраивать революции в спортивной сфере: на носу летняя Олимпиада в Лондоне, а там уж и до Сочи рукой подать.

Премьерская доля

Ну а что же ставленники Дмитрия Медведева — выходцы из «открытого правительства»? На высокие должности номинируются лишь некоторые из них. Игоря Щеголева в кресле главы Минсвязи может заменить Николай Никифоров — 30-летний зампред правительства Татарстана, преуспевший в создании системы «Электронного правительства» в Казани. Ольга Дергунова, экс-глава российского представительства «Майкрософт», ныне топ-менеджер ВТБ, претендует на пост главы Росимущества. Сенатор Михаил Маргелов может стать замминистра иностранных дел, директор Центра макроэкономических исследований Сбербанка Ксения Юдаева — замминистра финансов.

На вопрос The New Тimes, какую долю акций правительства мог бы контролировать Медведев, будь правительство акционерным обществом, большинство опрошенных чиновников ответили, что не более 30–35 %. К тому же, напоминают они, никакой концептуальной свободы у правительства Медведева заведомо быть не может. Ибо главная его задача — исполнение 11 «стратегических» указов, подписанных Путиным в первый день после инаугурации. А там ни слова не сказано про институциональные реформы, зато очень много количественных показателей.
18-02.jpg






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.