Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

«Люди просто не знают, какое страшное было время»

19.04.2012 | Галицкая Ольга | № 14 (242) от 16 апреля 2012 года

Сергей Лозница — The New Times
49-2.jpg
Сергей Лозница (направом фото) представит в Канне картину «В тумане»

49-1.jpgСергей, о чем фильм?

У меня появляется новый герой, он попадает в безвыходную для него ситуацию и все-таки вынужден делать выбор, чтобы остаться собой. В повести Василя Быкова «В тумане» есть фраза: «Человек не все может, иногда он не может ничего…» Вот это и есть точное определение темы.

То есть все очень пессимистично?

Это зависит от того, как вы смотрите на жизнь. Если предпочитаете не видеть обстоятельств, которые от вас не зависят, то пожалуйста — это ваш выбор. Но правильнее будет не закрывать глаза, не бояться думать.
49-3.jpg
Кадр из фильма «В тумане»

Кто ваши продюсеры?

Те же кинокомпании из Германии и Голландии, которые делали «Счастье мое», и российский продюсер Валентина Михалева.

Какие вопросы вы попытались поставить своим фильмом?

Их море, этих вопросов. Меня, скажем, поражают такие подсчеты: в первые шесть месяцев войны в плен немцам сдались 3,5 млн человек. Почему? Я могу догадываться о причинах. Власть опротивела, никто не хотел ее защищать. Отношение к оккупантам поменялось в тот момент, когда очевидно стало, что пришли грабить — тогда уже началась народная война.
49-4.jpg
Кадр из фильма «В тумане»

В «Счастье моем» есть два эпизода из военного времени, которые вызвали сильное раздражение у российских критиков и зрителей. Нет ли у вас опасений, что ваш новый фильм не поймут и не оценят?

Посмотрим. Россия по-прежнему очень идеологизированная страна. Пропаганда присутствует буквально во всем, будь то футбол или кино. Поэтому первая реакция — она, конечно же, из советских учебников. И по поводу отношения к стране, и по поводу того, что происходило во время войны. Проблема в том, что население огромной страны, так сильно пострадавшей во время войны, просто не знает своей истории и того, насколько страшно было в то время. То есть те, кто знал, вообще-то молчали. Я это помню по своему деду. Он никогда в жизни ничего не рассказывал. Единственное, что однажды сказал: я убивал людей. И за этим так много страшной правды. Но все-таки есть книги, эссе, мемуары, которые были написаны в 60-е годы. Недавно я прочел потрясающие воспоминания Николая Никулина, искусствоведа, который работал в Эрмитаже, он прошел самые жестокие периоды войны. К счастью, не был убит, попал в госпиталь. Его книгу напечатало издательство «Эрмитаж» с предисловием, где сказано: «Существуют разные точки зрения, и мы должны их уважать». Такая извинительная формула, чтобы книга появилась. А он там буквально пишет, что официальную историю войны сочиняли лгуны.

У нас Великая Отечественная война — чуть ли не единственная святыня. Праздник Победы отмечается всеми, но все чаще приходится слышать, что тема эта надоела…

Стремление «замять для ясности» сложные исторические вопросы ни к чему хорошему не ведет. Пока все причины той мировой катастрофы не будут расследованы, нерешенные вопросы будут исподволь влиять на сегодняшнее состояние страны. И на будущее тоже.





 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.