Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Голодовка отчаяния

16.04.2012 | Барабанов Илья | № 14 (242) от 16 апреля 2012 года

Репортаж из Астрахани
06-1.jpg
Голодовка отчаяния. В 30-й день голодовки Олега Шеина, 14 апреля, в Астрахани прошел масштабный митинг, на который прилетели многие лица московского протеста, от Алексея Навального до Ксении Собчак, и десятки сочувствующих из других регионов страны. Добиться перевыборов мэра города политику пока не удалось, но внимание всей страны к ситуации в Астрахани он привлек. За астраханским протестом The New Times наблюдал на месте

Светлана Лежнева голодает с Олегом Шеиным с первого дня, 16 марта. Из 50 прожитых лет она уже 43 года состоит в спортивном обществе «Динамо», за плечами — 30 лет педагогического стажа. С корреспондентом The New Times Светлана разговаривает в шеинском штабе, который расположился в административном здании по соседству с комитетом по делам градостроительства. Дом № 8 на Советской улице за последний месяц стал одним из самых популярных мест в Астрахани, и таксисты при словах «Едем в центр» даже переспрашивают: «К Шеину?»

Вдоль стен стоят надувные матрасы, на которых голодающие спят, на столах — веточки вербы с белыми лентами. Лежнева одета в голубую футболку, на носу у нее очки, и она аккуратно расчерчивает таблицу: имя голодающего, сколько он весил до голодовки и сколько весит сейчас. Ее прерывает звонок священника. «На 13 килограммов похудела, отец Дмитрий, — отчитывается Лежнева. — А с начала поста — на 16». Олег Шеин за тот же срок «скинул» больше десяти килограммов: рубашка на нем висит, брюки на поясе, кажется, еле удерживаются, кожа шелушится, но он расхаживает по штабу и громким голосом раздает комментарии, демонстрируя всем своим соратникам уверенность и готовность бороться дальше. «До 2009 года я политикой вообще не интересовалась, — рассказывает Лежнева The New Times. — Близкие корили, конечно, а я отвечала: не участвую в том, чего не понимаю». А понимала Лежнева в спорте и детях: устраивала благотворительные праздники и конкурсы для детей-сирот, популярные в городе
Рождественские игры и Пасхальный турнир. «У нас даже батюшки в настольный теннис сражались, — хвастается она. — Когда я устраивала турниры для детей, то обращалась ко всем за помощью. Приходила и в «Единую Россию», но они были готовы помочь только оформить зал своими флагами, а Шеин никогда не отказывал».

О Шеине Лежнева отзывается так: «Если может — без вопросов поможет, если не может — сведет с теми, кто поможет». Подарки детям, организация нового благотворительного конкурса или поездки паломников в абхазский Новый Афон — за всем она шла к Шеину, депутату Госдумы. В 2009 году Светлана впервые пришла на избирательный участок, когда Шеин баллотировался в мэры. «Я, все мои родственники, близкие и дальние знакомые — все тогда голосовали за Шеина, а победил Сергей Боженов, — вспоминает она. — Очевидная брехня вышла». Когда спустя три года «брехня» повторилась, Лежнева подумала-подумала и присоединилась к голодовке.
06-2.jpg
Алексей Навальный призвал всех неравнодушных лететь в Астрахань для поддержки Олега Шеина

Аргументы за Шеина

Декабрьские выборы в Госдуму в Астрахани закончились скандалом: «Справедливая Россия» итоги голосования здесь так и не признала, Шеин, не переизбравшись в Госдуму, получил мандат в областное Заксобрание, а мэра города Боженова, которого оппозиция обвинила в тотальных фальсификациях в пользу партии власти, повысили, назначив губернатором Волгоградской области, где в пользу ЕР, наоборот, рисовали слишком неуверенно. В итоге 4 марта в Астрахани параллельно с президентскими прошли досрочные выборы главы города, на которых неожиданно для многих победу одержал единоросс Михаил Столяров, набравший 60% голосов. Шеину избирком насчитал 30% голосов. Правда, за три дня в Астрахани корреспонденту The New Times удалось найти лишь одного человека, который открыто заявил, что голосовал за Столярова, а не за Шеина. Этим человеком стал губернатор Астраханской области Александр Жилкин. У всех остальных были свои аргументы в пользу Шеина. Михаил Анисенко, присоединившийся к голодовке Шеина в конце марта, сделал это потому, что политик помог ему, когда Анисенко лишился работы в 1995 году. Индивидуальный предприниматель Сергей голосовал за Шеина, потому что тот помог ему в безуспешной тяжбе с мэрией за разрешение на установку торгового ларька. Домохозяйка Елена, вышедшая на стихийный митинг в поддержку Шеина 10 апреля, утверждает: «Нужно выбить квартиру у чиновников, отстоять рынок, который хотят снести, или просто нужна юридическая консультация — все идут к нему. Я не политик, ни в каких партиях не состою и голодать не собираюсь, но я голосовала за него и не понимаю, почему у нас украли нашего мэра».

У пенсионера Александра Васильевича свои аргументы: «Мы с Шеиным в забастовках еще в начале 90-х участвовали, а этого Столярова я знать не знаю и официальным итогам выборов не верю: сам был членом комиссии на участке № 398, и там голоса разделились примерно 50 на 50 с небольшим перевесом в пользу Шеина».

 

Отменить итоги выборов в Астрахани — значит создать опасный для власти прецедент, считает депутат Госдумы Илья Пономарев. Но и в том, чтобы довести Шеина до того, что сам он называет «неблагоприятным исходом», власть тоже вряд ли заинтересована    


 
06-3.jpg
После начала уличных протестов Астрахань перешла на полуосадное положение

Недовольный город

Недовольство жителей действующей властью легко объяснимо — достаточно прогуляться по центру Астрахани. Большинство низеньких, двух-, трехэтажных зданий пыльно-песочного цвета находится в аварийном состоянии. Дороги, если только это можно назвать дорогами, разбиты. Когда 11 апреля, выступая в Госдуме, Владимир Путин заявил: «В 2010–2011 годах при поддержке федерального бюджета реализован проект по ремонту дорог во всех столицах российских регионов», — он говорил точно не про Астрахань.

За последние десять лет обычной практикой стали так называемые «коммерческие поджоги», когда деревянные дома на выгодных участках земли «неожиданно» загорались, а после пожара выяснялось, что земля уже продана новым собственникам. Таких пожаров в городе было более 60. Год назад в городе с помпой открыли роскошное здание нового Государственного театра оперы и балета — инвестиции в проект составили 4 млрд рублей. Под театр был вырублен парк, разбитый на болоте, и результатом строительства стало затопление целого квартала, примыкающего к махине театра. Подвалы окрестных зданий заполнены водой, дворы превратились в непроходимую топь.

Так что фундамент для протеста здесь закладывала долгие годы сама власть. Однако малочисленность выступлений в поддержку Шеина удивила многих московских журналистов. Преподаватель Астраханского государственного университета Оксана объясняет это неинформированностью населения. «У нас, к сожалению, совсем не развиты социальные сети, ставшие главным источником информации для недовольных в той же Москве, — говорит она. — Я проводила опрос среди своих студентов: из ста человек лишь пятеро знают, что такое Facebook и «Живой журнал», двое — кто такой Алексей Навальный».

Со СМИ ситуация еще хуже: независимых газет или интернет-ресурсов, по словам горожан, в Астрахани просто нет. Корреспондент The New Times заглянул в редакцию местной газеты «Горожанин» — ему с порога объяснили, что издание состоит
в дружеских отношениях с мэрией города, а корреспондент отдела политики писал в этот момент заметку о протестах сторонников Шеина с рабочим заголовком «Экстремизм не пройдет». «Даже я не знал, что в городе будет какой-то митинг, а то обязательно бы пришел», — сказал журналистам один из немногих местных политологов Николай Гришин на следующий день после стихийных выступлений сторонников Шеина, которые случились 10 апреля.
06-4.jpg
После строительства театра оперы и балета окрестные кварталы затопило
06-5.jpg
Московские гости

На митинг люди вышли после приезда в город десанта из Москвы: 9 апреля юрист и создатель проекта «РосПил» Алексей Навальный призвал всех неравнодушных лететь в Астрахань на поддержку Шеина. В тот же вечер толпа «нашистов» с айпадами встретила его в астраханском аэропорту, обвиняя в том, что он на деньги Госдепа прилетел раскачивать лодку в их регион. Вслед за Навальным в город прилетели депутаты Госдумы от «Справедливой России» Дмитрий Гудков и Илья Пономарев, один из лидеров «Солидарности» Илья Яшин, а на общегородской сход, который штаб Шеина наметил на 14 апреля, в Астрахань добрались телеведущая Ксения Собчак (она приобрела билеты примерно 60 желающим полететь на протесты в Астрахань) и едва ли не все депутаты фракции эсеров в Думе. Откликнулись на призыв и самые обычные граждане. Предприниматель Игорь Берди, прочитав пост Навального, купил билет на поезд и приехал в Астрахань. «Я, как и многие, впервые вышел на улицы в декабре, пропустил, к сожалению, поездку на выборы в Ярославль, а тут сразу решил: надо там быть», — сказал он The New Times. На протяжении всей прошлой недели сочувствующие приезжали из Волгограда, Самары, Уфы, двое человек приехали из городка Лермонтов Краснодарского края, где в феврале после голодовки незарегистрированных кандидатов на выборы в городской совет голосование по решению суда было отменено и перенесено на май.

К появлению московских политиков местные власти оказались совершенно не готовы: в небо был поднят вертолет, квартал вокруг офиса Шеина на Советской улице и сквера имени Кирова, в котором ежедневно проходило что-то наподобие бессрочного пикета в поддержку экс-кандидата, оцепили силами ОМОНа. Астрахань перешла на полуосадное положение.

 

Из ста опрошенных астраханских студентов лишь пятеро знают, что такое Facebook и «Живой журнал», двое — кто такой Алексей Навальный    


 
06-6.jpg
У Михаила Анисенко свои аргументы голодать в поддержку Шеина: тот помог ему, когда Михаил остался без работы

Судебный вопрос

«Я всегда с симпатией относился к деятельности Навального, но зачем он теперь предлагает громить офисы «Единой России»? — возмущался на камеры заместитель руководителя фракции ЕР и глава комитета здравоохранения в областной Думе Александр Козлов, хотя ни к каким погромам Навальный никогда не призывал.

Абсолютно все представители астраханской власти, с которыми встретился The New Times, подчеркивали, что к Олегу Шеину они относятся исключительно хорошо. «Мы с ним даже на Facebook дружим», — привел последний аргумент депутат Козлов. «Он прекрасный человек, и я с уважением к нему отношусь, но голодовкой выборы не переиграешь», — говорил председатель избирательной комиссии Астраханской области Игорь Коровин. По мнению главы избиркома, выборы в Астрахани каждый раз оборачиваются громкими скандалами именно из-за личности Шеина.
«В 2009 году, когда я только возглавил комиссию, Шеин первый раз пытался стать мэром, те выборы тоже закончились скандалом и обвинениями в подтасовках, но в суде он с треском проиграл», — говорит Коровин. 11 апреля, выступая в Госдуме, тот же аргумент привел и Владимир Путин. «Ни у председателя правительства, ни у президента нет права отменять результаты выборов, — заявил он в ответ на выступление депутата от «Справедливой России» Елены Драпеко. — Ваш коллега Шеин голодовку начал, а в суд не обращался до сих пор. Даже странновато как-то. Зачем голодать, может, суд еще и разберется».

Путин покинул здание на Охотном Ряду, а губернатор Астраханской области Александр Жилкин тут же пригласил к себе в администрацию журналистов: «Меня как губернатора сложившаяся ситуация, конечно, напрягает, но я не понимаю, почему Шеин не подает в суд? Только суд может поставить точку в этом вопросе». Губернатор также намекнул, что готов был бы предложить Шеину какой-нибудь пост в своей администрации в обмен на прекращение голодовки.

Оппозиционер, однако, предложение отверг: «Я за должности не продаюсь. Люди голодают не для того, чтобы меня трудоустроить, трудоустроиться я могу и без Жилкина. Родина важнее, чем собственная шкура, для любого нормального человека». «Голодовка — это не жест отчаяния, — объяснял Шеин своим сторонникам, — а что касается суда: в 2009 году мы уже имели такой опыт. Аудио- и видеодоказательства к материалам дела приобщать отказались, из 77 свидетелей, которых мы заявили, заслушать суд согласился только шестерых».

По аналогичному, кстати, сценарию развивались истории наблюдателей, которые по совету Дмитрия Медведева и Владимира Путина пошли в суды после думских выборов 4 декабря: более чем из двух тысяч дел о нарушениях на выборах суды встали на сторону истцов лишь в двух случаях* * Подробно об этом The New Times писал в № 4 от 6 февраля 2012 г. .

Перспективы

В ближайшие дни, как только в его распоряжении окажутся все видеоматериалы с участков, Шеин все же обратится в суд. Вердикт по его жалобе, скорее всего, будет принят в кратчайшие сроки. «В 2009 году им хватило пяти часов, чтобы отказать нам во всех требованиях, думаю, в те же пять часов они могут уложиться, чтобы признать нашу правоту», — не теряет оптимизма сам экс-кандидат. После визита в город Сергея Миронова и согласия главы ЦИК Владимира Чурова детально
отсмотреть каждое видео с нарушениями Шеин согласился было ослабить режим голодовки, выпив стакан апельсинового сока, но уже к вечеру 12 апреля написал в своем блоге: «Утром, полагая, что заявление Владимира Чурова о готовности смотреть видео — это жест власти к примирению, я сделал заявление теперь уже о нашей готовности пойти на смягчение голодовки. Я ошибся. Наш жест воспринят не как жест открытости, а как признак слабости. Во всем городе полицейские патрули, задерживают распространителей листовок, а Чуров заявил мне по телефону, что видео, конечно, посмотрит, но пока разделяет позицию г-на Ивлева (член ЦИК от «Единой России», заявивший, что не видит оснований для отмены итогов голосования. — The New Times

Объективно шансов на то, что суд встанет на сторону Шеина, крайне мало. «Отменить итоги выборов в Астрахани — значит создать опасный для власти прецедент», — считает депутат Госдумы Илья Пономарев. Но и в том, чтобы довести Шеина до того, что он сам называет «неблагоприятным исходом», власть тоже вряд ли заинтересована. «И не выполнить ваши требования о пересмотре итогов выборов невозможно, и выполнять их не очень хочется», — разъяснял состояние властных умов участникам голодовки Алексей Навальный.

Как выйти из замкнутого круга противостояния власти, не готовой признать собственных ошибок, и оппозиционера, не готового поступиться своими принципами, — ответ на этот вопрос мы узнаем в самые ближайшие дни.
06-7.jpg
На призыв Алексея Навального откликнулись и прилетели в Астрахань один из создателей «Лиги избирателей» Сергей Пархоменко, член бюро «Солидарности» Илья Яшин и десятки активистов со всей России


Олег Шеин: 
«Люди ведут бесконечную войну с властями»

Вы голодаете уже более 30 дней, и у наблюдателей возникают серьезные опасения за ваше здоровье. Разве хоть одни выборы в мире стоят человеческой жизни?

Это не тема выборов, это тема свободы города. Если бы были классические выборы: один кандидат, другой — да и черт с ними. Вопрос в ином: в Астрахани сформирована криминальная система. Есть власть, которая представляет собой организованную преступную группировку. У нас в городе на сегодня из 500 тыс. человек работу имеют только 130 тыс. Еще в 2006 году покойная Анна Политковская, по моей просьбе приезжавшая в Астрахань, писала статью «Выжигание по живому»: как в городе сожгли 60 домов под коммерческую застройку, погибли 28 человек. У нас малый бизнес является дойной коровой. Люди ведут бесконечную войну с властями по любому поводу. Если мы с вами углубимся в город, то будем идти по улицам и я буду рассказывать: вот здесь пытались людей лишить жилья. Четырехэтажка на улице Советской милиции, дом 1а: под предлогом того, что дом аварийный, людей выселили, не дав ничего взамен. В другом месте под угрозой коммерческих поджогов людей выселили в военное общежитие, оно упало два года назад, погибли пять человек, 147 семей лишились жилья, и до сих пор никто ничего им не дал вообще. Только семь семей получили новые квартиры, а 140 ждут. Я могу привести очень много примеров, это широчайшая линейка, мы устали воевать.

Но для власти вы — один из немногих сдерживающих факторов. Власти, может, и рады были бы, если бы вы уморили себя голодовкой.

Я, конечно, не хочу такой цены, я считаю, цена будет гораздо меньше, я уверен, что мы не будем до этого доводить. Тем более я вегетарианец, мне привычно, первые три с половиной недели я держался очень неплохо, усталость у меня возникла последние 3–4 дня… Но я — марафонец, мне это привычно, включая и марафон политический… Потому что у нас нет другого варианта. Астрахань — это действительно криминальная дыра.

Почему, например, мы называем Астрахань столицей фальсификации в России. Есть КОИБы: по стране разница между результатами машин и ручным подсчетом в пользу партии или кандидатов власти всегда где-то 5–6%. Есть восемь регионов, в которых разница 10–20%, есть один регион, в котором разница свыше 20%, а конкретно 37% — это у нас. То есть кандидат, имеющий реальную поддержку у 40% избирателей, получает либо 7,7%, либо 3%.

Но мы устали уже от этого, мы хотим нормально жить.


Дмитрий Гудков, депутат Госдумы от «Справедливой России»: 
«В любой точке страны может полыхнуть»

В Ярославле и Астрахани люди заявили именно о своих политических требованиях, тогда как раньше протесты в регионах имели зачастую социально-экономическую подоплеку, как это было после монетизации льгот в Калининграде, Владивостоке. Можем ли мы говорить о выходе протестного движения на новый уровень?

Раньше гражданское общество развивалось у нас такими микровзрывами. Бились, бились головой о глухую стену, где-то удавалось ее пробивать, как в случае с Химкинским лесом. Сейчас люди стали техничнее, пришли к пониманию того, что, когда идет незаконная стройка в твоем собственном дворе, виноват не чиновник из префектуры — виноват тот, кто построил всю политическую систему.

С чем сталкиваются люди? Они подают в суд, суд принимает решения в пользу жуликов. Они идут к депутату, тот пишет запрос — никакой реакции. Они идут в правоохранительные органы — им дают дубинкой по башке. Люди поняли: пока не будет политической реформы, ничего изменить невозможно. Ведь что такое Шеин для астраханцев? Это не просто взять и поменять мэра Столярова на другого мэра. Шеин у них ассоциируется с борьбой с коррупцией, с ростом цен на ЖКХ, с борьбой за увеличение пенсий, за наведение порядка… Они понимают, что, если они хотят жить нормально, им нужен Шеин, а не представитель жуликов и воров.

Так что следующие очаги протестов могут быть где угодно — там, где вновь зарвутся чиновники, там, где в следующий раз сфальсифицируют выборы, там, где полицейские позволят себе очередное варварство, как в Казани. В любой точке страны может полыхнуть.





 

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.