Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Зона электорального режима

09.04.2012 | Мостовщиков Егор | № 13 (241) от 9 апреля 2012 года

Как ковалась победа в Чечне
14-01.jpg
Зона электорального режима. Месяц назад Владимир Путин в третий раз был избран президентом. Через месяц он в третий раз вступит в должность. Традиционно весомый вклад в победу кандидата № 1 внесли национальные республики. Рекордные 99,76% Путину дала Чечня, за 90% — Дагестан, Ингушетия, Карачаево-Черкесия. Как ковались эти рекорды — разбирался The New Times

«На выборах 4 марта нам поставили задачу: Путин должен получить 99,9%. Я не знаю, связана ли эта магическая цифра с пристрастием руководства республики к желтому металлу этой пробы, но разнарядку мы получили вечером 17 февраля, за пару недель до выборов» — так начиналось письмо, которое пришло в редакцию The New Times от члена одного из чеченских УИКов, 43-летнего Ильяса. Свою фамилию он попросил не раскрывать. Задачу, по словам автора письма, поставил глава республики Рамзан Кадыров на встрече с главами администраций районов. «Были среди нас, конечно, вредители с полным высшим образованием, которые после парламентских выборов несли ересь, что 99% много даже для Северной Кореи, но когда задачу озвучил сам Герой России, сомневающихся не осталось. Мы счастливо живем в самой стабильной республике страны: у нас не бывает митингов или забастовок, мы всегда за сына Ахмата Кадырова и против всякой клеветы в его адрес и всегда поддержим лидера нации», — написал автор письма.

«Чечня, Дагестан, Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия — это все зона особого электорального режима, — говорит политолог и создатель «Гражданина наблюдателя» Дмитрий Орешкин. — Раньше я пользовался термином «зона особой электоральной культуры», потому что были сомнения: может, они просто привыкли так голосовать за уважаемое начальство. Но теперь понятно, что никакого голосования здесь нет: просто пишут протоколы независимо от того, как люди голосовали, пишут 99,8% при явке 99%». «Результаты выборов в Чечне фальшивые. Более того, нарисованные, а не просто сфальсифицированные. Это я могу сказать точно, — согласен с ним и известный специалист по электоральной географии Александр Киреев. — Путину везде дали 99% и в случайном порядке раскидали голоса остальным кандидатам. Результаты фальсифицировали не на участках, а писали по утвержденным сверху параметрам». «Очевидно, что подобное волеизъявление, как в Чечне, — вещь неестественная», — лаконично добавляет руководитель отдела мониторинга выборов ассоциации «Голос» Андрей Бузин.

Местные власти, правда, уверяют, что все было честно: «Где вы видите, чтобы в Чечне были фальсификации? — заявил The New Times пресс-секретарь президента Кадырова Альви Каримов. — Может, кто-то кому-то подыгрывает, но никаких фальсификаций в Чеченской Республике не было».
 

Затем приходилось делать самое сложное — снимать марку с настоящих бюллетеней. Нагревали с обратной стороны на пару от чайника, утюгом, иногда даже отрезали ножницами и клеили как есть, потом научились обжигать вспышкой зажигалки    


 

Особая явка

По словам специалиста по выборам Александра Кынева, реальная явка на Северном Кавказе, в частности в Чечне, составила 30–40% вместо заявленных 99%. Собеседники The New Times, бывшие свидетелями голосования, подтверждают: люди на участки шли неохотно. «Люди на Кавказе проигнорировали эти выборы», — считает шеф-редактор независимого кавказского журнала «Дош» Абдулла Дудуев. Еще 4 декабря во время парламентских выборов Дудуев с коллегами проехался по участкам: «Стартовали в Ингушетии на участках в Карабулаке и Назрани и через чеченские Грозный и Аргун доехали до Дагестана, где заглянули на участки в Хасавюрте и Махачкале. Нигде мы не видели больше 10–15 человек одновременно». В марте картина повторилась, хотя, по словам Дудуева, людей на участки пытались затащить всеми возможными способами: агитировали в мечетях, учебных заведениях, госучреждениях, везде людям говорили, что надо прийти и проголосовать за Владимира Путина. «В некоторых населенных пунктах главы администраций говорили жителям, что от каждой семьи должен прийти хотя бы один человек и проголосовать за всех домашних, — говорит Дудуев. — Члены комиссий нам так говорили: нужный результат будет получен независимо от явки и погоды». Эдуард Атаев, бывший наблюдателем от «Яблока» на парламентских выборах и членом комиссии с правом совещательного голоса на президентских на участке 1561 в родном селе Эндирей Хасавюртовского района Дагестана, подтверждает: явка была низкая. На выборах депутатов Госдумы на участке Атаева, по его подсчетам, проголосовали 65 человек, что не помешало сначала провести вброс и записать «Единой России» суммарно 128 голосов, а затем, уже после того как наблюдателей выгнали с участка, набросить и вписать в финальный протокол еще 949 голосов за партию власти. На президентских же выборах в соседнем с 1561-м участком помещении сидели социальные работники, каждый из них должен был привести на выборы 20 человек. «У них были специальные проштампованные листочки, куда они записывали номера приведенных ими людей в избирательных списках», — говорит Атаев. По словам его коллеги, работавшего в чеченском УИКе, ситуация доходила до абсурда: «Выплаты пособий по инвалидности, зарплаты и стипендии перенесли на 4 марта: проголосовал в одном помещении, получил причитающееся в соседнем. Очень удобно, и к тому же есть стимул для голосования». Бывший пресс-секретарь президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова Калой Ахильгов в разговоре с The New Times напомнил, как после думских выборов 2007 года, в которых, по данным ЦИК, приняли участие 99% жителей, в республике была организована акция «Я не голосовал!». Ее организаторам удалось собрать подписи более 85 тыс. ингушей, это примерно 55% избирателей республики, которые заявили, что не ходили на участки. К пересмотру итогов выборов акция не привела, а один из ее организаторов, правозащитник и юрист Магомед Евлоев, в августе 2008 года был убит сотрудниками МВД по дороге из аэропорта Назрани.
14-02.jpg
На ролике «Карусель по-чеченски: фальсификация явки на выборах» видно, как один и тот же человек голосует шесть раз. Он показывает комиссии разные паспорта, снимает куртку, и никто не обращает внимания

Вброс под камеру

Главным открытием прошедших президентских выборов стали установленные на избирательных участках веб-камеры, через которые все желающие смогли посмотреть на свою большую страну. Так, трансляция с участка № 49 в частном доме в селе Меседой Веденского района Чечни стала самой популярной по просмотрам на сайте Webvybory2012.ru: уже к полудню 4 марта за происходящим в маленьком помещении с синей занавеской и старым диваном наблюдало более 2,5 тыс. человек. Двое членов комиссии не особенно обращали внимание на наличие камеры, в ее поле зрения постоянно попадал играющий ребенок. И сейчас в YouTube можно найти десятки роликов, снятые веб-наблюдателями, где видно, что камеры не помеха фальсификациям. Вот на участке № 315 в Шалинском районе женщина выдает приходящим избирателям по несколько бюллетеней, даже не заглядывая в паспорт и не внося данные в список; вот в Шали на участке № 298 люди подходят к урне и на глазах у двоих следящих за ней молодых ребят кидают по стопке бюллетеней; вот перед закрытием на участок № 409 (село Старая Сунжа, Грозненский район) приходит толпа мужчин в полицейском камуфляже и кидает в урну по несколько бюллетеней.

По мнению Дмитрия Орешкина, «в Чечне решили, что на камеры можно забить и работать, как работали раньше». По словам же члена чеченского УИКа, единственный вопрос, который интересовал комиссии: как приходящим отвечать на вопрос «За кого голосовать?» так, чтобы и камеры не зафиксировали, и чтобы не молчать в ответ: «А ведь мы их еще при входе на избирательный участок предупреждали, что все голосуем за Путина, но люди все равно спрашивали». Аналогичные видео с вбросами можно найти и по другим кавказским республикам. Единственной республикой, где камеры смогли повлиять на ход голосования, по мнению Дмитрия Орешкина, была Кабардино-Балкария: «Там не поняли намеков из центра, который велел поставить камеры и наблюдать за процессом, поэтому, понимая, что протоколов не будет видно, но видно, сколько на участок пришло людей, дали настоящую явку, которая оказалась на 25% ниже, чем на думских выборах».

«В Грозном мы общались с людьми, которые жаловались, что они уже проголосовали на нескольких участках и еще нужно обойти десяток-другой», — рассказывает Абдулла Дудуев. На роликах видно, как один и тот же человек может проголосовать много раз, и это не удивляет никого из членов комиссий. «Мы тоже такое видели — люди переодевались, надевали другие шапки или тюбетейки и шли голосовать снова», — подтверждает Дудуев. Самый пока известный ролик на эту тему в YouTube называется «Карусель по-чеченски: фальсификация явки на выборах». Ролик снят на участке № 236 в селе Ножай-Юрт Ножай-Юртовского района Чечни, и на нем видно, как мужчина в полосатом свитере и черной кожаной куртке голосует шесть раз по разным паспортам.

Собирали «карусели» и по классической схеме: из студентов и других зависимых. «Главным образом наши «карусели» были организованы из студентов трех грозненских вузов. Каждый студент, если он, конечно, планирует завершить обучение без внезапного отчисления из института, должен был проголосовать на десяти избирательных участках, — рассказывает член одного из чеченских УИКов. — Власть предоставила транспорт, организовала учет. Нужно было, чтобы они физически проголосовали на нужном количестве участков, главное, чтобы они немного меняли внешний вид: на одном участке в верхней одежде, на следующей без нее, на третьем в головном уборе, потом меняются какой-нибудь одеждой с коллегами, и так по кругу».
14-03.jpg
14-04.jpgПересчеты постфактум

Сразу несколько собеседников рассказали The New Times, что на ряде избирательных участков необходимое количество правильно заполненных бюллетеней за Владимира Путина было подготовлено еще накануне 4 марта, а сами выборы были скорее постановкой. «Когда мы ездили по участкам, представители избирательных комиссий на условиях анонимности говорили нам, что результаты были готовы еще до выборов, а это просто спектакль, который они играют», — поведал Абдулла Дудуев.

В других случаях протокол переделывался при подсчете голосов. Так, у Эдуарда Атаева во время парламентских выборов на участке составили протокол о явке 174 человек, а в ТИК подали протокол о 100-процентной явке 1159 человек.

Избирательный участок, где работал наш чеченский собеседник, столкнулся с тем, что, несмотря на «карусели» и вбросы, Владимир Путин набрал оглушительно мало — всего 40% голосов. «Это была катастрофа, — утверждает он. — Тем не менее итоговый протокол, уже заполненный и заблаговременно переданный нам, согласно которому в пользу Путина было отдано более 99% при нескольких испорченных бюллетенях, мы подписали и отправили в республиканский ЦИК». Проблемы, по его словам, начались 11 марта, после окончания мониторинга республиканским ЦИК бюллетеней по всем местным ТИК и УИК. В республиканский избирком вызвали руководителей и председателей комиссий, где был дан аналогичный неправильный процент, выдали бюллетени (все, кроме тех, что за Путина) и сказали за сутки переделать так, чтобы все были в пользу Владимира Путина. По рассказу нашего источника, сначала комиссиям пришлось копировать пустые действительные бюллетени, поставить на каждой подписи двух членов УИК (в некоторых случаях подписи для экономии времени ставили родственники членов комиссий), затем приходилось делать самое сложное — снимать марку с настоящих бюллетеней. Нагревали с обратной стороны на пару от чайника утюгом, иногда даже отрезали ножницами и клеили как есть, потом научились обжигать вспышкой зажигалки. Опрошенные The New Times эксперты, ознакомившись с письмом члена чеченского УИК, сказали, что вряд ли это показательная история для всей республики, но не стали исключать, что такое могло произойти, как выразился Александр Кынев, на «наиболее бредовом участке». «История настолько абсурдная, что в чеченских условиях вполне может быть правдоподобной», — заключил Дмитрий Орешкин.

Протест

Тем не менее в частных разговорах и off the record жители республики признают: голосовать за Путина правда хотят не все. «Здесь царствует тотальный страх, и поэтому этого не будут говорить открыто. Но у чеченцев растет внутренний протест против происходящего. Для чеченцев унизительно, что они стали оплотом правления Владимира Путина, которого считают своим врагом, тем, кто убивал их родных и кто уничтожал их страну, но они дают ему процент больше, чем психиатрические лечебницы», — сказал The New Times один из жителей Грозного. По словам политолога Дмитрия Орешкина, к другому сценарию Чечня просто не готова: «Москва оказалась готова к сопротивлению, откуда-то появились наблюдатели, и власть вынуждена была уступить, Путин не набрал в столице и 50%. В Питере люди сопротивляются, их гасят, но они не сдаются. На Кавказе этого нет — там, если ты будешь требовать соблюдения прав, тебя найдут в лесу одетого в камуфляж и с автоматом Калашникова. Вот и вся твоя борьба. На Кавказе нет субъектов сопротивления. Была Наташа Эстемирова, но нельзя от людей требовать геройства».




 

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.