Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Только не МВФ!

17.09.2009 | Крылов Дмитрий | №32 от 14.09.09

Почему правительство РФ выбирает более дорогой кредит


Занять на черный день.
Российское правительство отказалось от получения кредитов на льготных условиях, предоставляемых Международным валютным фондом, в пользу дорогостоящих заимствований на внешних рынках. Почему — выяснял The New Times



В 2010 году правительство РФ собирается занять на западных финансовых рынках около 550 млрд рублей ($17,8 млрд) — это одна из мер для покрытия дефицита бюджета в 3,2 трлн рублей. Денег в «кубышке» — Резервном фонде — всего 2,7 трлн (плюс еще около 2,8 трлн в Фонде национального благосостояния, который трогать в этом году власти не собираются). Чем латать дыры? Конечно, можно надеяться на то, что высокие цены на нефть продержатся до конца года, или на то, что удачно пройдет размещение гособлигаций внутри страны, полагает главный экономист УК «Финам Менеджмент» Александр Осин. Но ведь этого может и не произойти, и тогда главная надежда останется на внешние заимствования.

Зачем нам новые школы?

Россия могла бы получить 26,7 млрд руб­лей ($8,9 млрд), воспользовавшись антикризисной программой МВФ SDR* * Special Drawing Rights — Специальные права заимствования. , которая была одобрена на встрече глав «Большой двадцатки» в Великобритании в апреле 2009 года. Заем этот решил бы только половину проблемы, но налогоплательщикам наверняка было бы приятно: плата за пользование такими ресурсами составила бы не 7–8% годовых, как на иностранных рынках заимствования, а чисто символический 1%.
По расчетам директора по макроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ Сергея Алексашенко, благодаря этому Россия смогла бы экономить $500–700 млн каждый год. На такую сумму можно было бы возводить по 40–45 новых школ ежегодно. Ну а если из-за демографической ямы школы стране не нужны, то на эти деньги можно поднять бюджетникам зарплаты на 1% или продолжать ремонтировать дороги в 2010 году, а не прекращать эти работы вовсе, считает Алексашенко.
Однако российское правительство решило переплачивать. Почему?

Версия № 1: экономическая

«Получить деньги за счет SDR не так прос­то, — считает главный экономист банка «Траст» Евгений Надоршин. — Каждая страна, согласно квоте, которая определяется долей ее экономики в мировой, имеет право на кредитные ресурсы из общего пула, сформированного 186-ю членами МВФ. Но надо понимать, что средства в этот пул не вкладываются физически — просто страны-участницы открывают нуждающимся доступ к части своих золотовалютных резервов. Значит, чтобы получить за SDR $8,9 млрд, России нужно найти другую страну, которая согласилась бы обменять часть своих золотовалютных резервов на эти права. В этой сделке МВФ выступает только посредником».
Однако Россия по объемам международных резервов ($410 млрд) находится на третьем месте в мире. С какой стати Китай или Япония, обладатели самых больших резервов, будут ссужать деньги «благополучной» России, задается вопросом Надоршин: «В мире есть другие страны, которые нуждаются в гораздо большей степени в этих ресурсах. Ни США, ни какая-либо другая высокоразвитая страна не прибегают к помощи МВФ, хотя могли бы. Наше правительство в лице Минфина пытается играть по рыночным правилам, отклоняя «льготный» SDR и делая выбор в пользу внешнего рынка займа».
С такой точкой зрения согласен и Александр Осин из УК «Финам Менеджмент»: «Сегодня самое время заимствовать на внешних рынках. Ставки по еврооблигациям опустились к докризисному уровню: 7–8% годовых, если размещать бумаги на 30-летний срок. Это хорошие условия, и у России не будет проблем с привлечением ресурсов».

Версия № 2: политическая

Известно, что МВФ просто так деньги никому не раздает, а требует выполнения определенных макроэкономических программ, напоминает Александр Осин. «Но идти на поводу МВФ у руководства страны желания нет, — считает эксперт. — И к примеру, урезать расходы бюджета на «социалку», выполняя условия фонда, ни Путин, ни Медведев не станут». От ответа на вопрос, какие именно требования налагает МВФ на страны, желающие воспользоваться SDR, в московском представительстве Международного валютного фонда уклонились. Как правило, рекомендации в отношении той или иной экономики формулируются по итогам визитов миссии фонда, которая изучает ситуацию на месте.
«Воспользоваться ресурсами фонда — политический шаг, — утверждает председатель совета директоров МДМ-Банка Олег Вьюгин. — Поэтому брать кредиты у фонда правительство не станет. А со стороны — другое дело». Но в таком случае возникает вопрос: зачем Россия участвовала в формировании «пула» виртуальной валюты SDR?
«Специальные права заимствования нам предоставили как члену МВФ, — поясняет Евгений Надоршин. — Они достались нам как бы «бесплатно», а дареному коню в зубы не смотрят». «Мы же часть G20, часть мирового сообщества, — добавляет Вьюгин. — Россия присоединилась к этой антикризисной программе МВФ, потому что у нас были большие резервы. Но брать деньги у фонда или при его посредничестве мы все равно не собирались. У нас внешний и внутренний долг не такой большой, как у других развитых стран, поэтому нам с удовольствием ссудят деньги иностранные кредиторы».

Версия № 3: резервная

Нельзя сбрасывать со счетов и такой вариант, что разовым заимствованием на международных рынках дело не ограничится. А ну как в следующем году снова понадобятся кредитные ресурсы для затыкания новых дыр в бюджете, а стоить на рынке они уже будут дороже? Вот тут-то и можно будет вернуться к варианту с МВФ. Именно такое объяснение позиции своего ведомства дал министр финансов Алексей Кудрин. «В этом есть логика, — говорит Александр Осин. — В текущей ситуации нам выгоднее занять деньги на внешних рынках. А когда инфляция в стране повысится и кредиты будут обходиться дороже, тогда можно прибегать к резервам МВФ. А пока SDR остаются нашим резервом на черный день, которым мы сможем воспользоваться в будущем». «Я думаю, что все гораздо проще: заем у МВФ наши власти считают ударом по репутации», — считает Сергей Алексашенко. Если это так, то мы теперь точно знаем, в какую сумму нам обходится репутация правительства.


Специальные права заимствования МВФ (SDR) были изобретены в 1969 году для поддержки Бреттон-Вудской системы обмена свободно конвертируемых валют. Их стоимость основывается на валютной корзине, состоящей из четырех ключевых мировых денежных единиц: доллара, евро, иены и фунта стерлингов. Чтобы получить в качестве займа какую-то из этих валют, SDR обмениваются по специальному курсу на золотовалютные резервы одного из государств — участников пула. Стоимость такой услуги (как и размер права заимствования) для каждой страны свой, исходя из занимаемой доли в мировой экономике и капитале МВФ. Фактически SDR — дополнительный резервный актив, используемый для расчетов членов МВФ и других международных организаций. Общий объем SDR на текущий момент — $317 млрд.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.