Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

«Папи» римский

15.09.2009 | Динелли Марко | №32 от 14.09.09

Берлускони развязал войну против свободной прессы


Непотопляемый папи.
Национальная федерация печати Италии призвала журналистов выйти 19 сентября на митинг против удушения свободной прессы. Ситуация критическая: Берлускони после серии скандалов с его участием развязал войну против изданий и журналистов, выступавших с разоблачительными статьями. Сможет ли итальянская пресса отстоять свою независимость — выяснял The New Times



Между Россией и Италией, не­смотря на разницу культур, традиций, в том числе и политических, много общего. Не случайно так похожи друг на друга политические лидеры обеих стран. Оба — эдакие мачо: моложавы, подтянуты, уверены в себе, да и методы у обоих, как отметил главный редактор Libeїration Лорен Жоффри, примерно одинаковы: «Методы Берлускони напоминают путинские… Он открыто демонстрирует, что ему абсолютно наплевать на ценности демократического общества, его раздражает любое выступление оппозиции». На это же в английской Financial Times обращает внимание и доцент факультета журналистики Колумбийского университета Александр Стил: «Власть Берлускони сегодня превосходит власть любого западноевропейского лидера. <...> Чтобы найти параллели, стоит всмотреться в Россию Путина или в Венесуэлу Чавеса...» Однако, если Берлускони продолжает править, очевидно, он нравится. В чем же секрет популярности Сильвио?

Всесильный ящик

Ноу-хау Берлускони состоит в том, что он превратил политику в шоу-бизнес и стал первым итальянским общественным деятелем эпохи постмодерна, который в качестве главного инструмента для завоевания популярности стал использовать свой визуальный образ: тренированное тело, театральные позы, идеально гладкое, отполированное пластическими операциями лицо с неизменной белозубой улыбкой. Недавно в Италии вышла книга Марко Белполити «Тело вождя», в которой феномен Берлускони автор исследует именно под углом зрения эксплуатации визуального образа и проводит аналогии с эпохой Муссолини, когда образ дуче внедрялся в массы теми же методами. С другой стороны, Сильвио подчеркнуто прост в обращении, он словно говорит итальянцам: «Я не небожитель, а вполне земной человек, эдакий среднестатистический итальянец, в котором каждый из вас найдет что-то от самого себя». А как известно, отождествление — залог народной любви.
Берлускони успешно эксплуатирует и другой образ — утопического мира бесконечного потребления, населенного прекрасными женщинами и сказочно богатыми футболистами: именно такую вселенную создали и внедрили в массовое сознание телеканалы, принадлежащие семейству Берлускони, еще до прихода его в политику в 1994 году. Именно этот образ пришел на смену идеологиям после их исторического краха.
Сегодня в Италии шесть наиболее популярных телеканалов: три частных, принадлежащих империи Берлускони Mediaset, и три государственных, принадлежащих RAI (Radiotelevisione Italiana) и контролируемых правительством, то есть все тем же Берлус­кони. (Кроме того, он контролирует газету Il Giornale, еженедельники Panorama, Chi, TV Sorrisi e Canzoni, список можно продолжить.) «Массовая культура в Италии – это телевидение», — замечает Майкл Вольф из американского журнала Vanity Fair. Телевидение служит и главным источником информации для большинства итальянцев, которые из нации «святых, поэтов и мореплавателей» все больше превращаются в безликую массу телепотребителей и телеизбирателей. «Итальянцы делятся на две категории: те, кто уже работает на Берлускони, и те, кто еще нет», — саркастически замечает The New York Times.
О том, что случилось с Италией за эти годы, написаны книги, сняты фильмы, которые, заметим, государственные телеканалы упорно игнорируют. Например, отказались показать даже трейлер к итало-шведскому фильму «Видеократия» Эрика Гандини, представленному на фестивале в Венеции в этом году. «Я снял этот фильм, — говорит режиссер, — чтобы осмыслить ужасающую мощь, заключенную в идее, которая лежит в основе коммерческого телевидения made in Italy. Сюрреалистическая, циничная логика — вот эта основа. Снял еще и потому, что в Швеции над Италией и Берлускони смеются. Я же хотел показать, что смешного тут мало. И правда, когда фильм посмотрели, его назвали ужастиком».

Метка для прессы

Единственные, кто еще как-то противостоит Берлускони, — те самые СМИ, с помощью которых он выстроил свою бизнес-империю и которые сделал проводником своей политической стратегии. В ответ Берлускони беспощадно расправляется со смутьянами. Начало было положено еще в 2002 году, когда премьер-министр Италии обвинил журналистов Энцо Бьяджи, Микеле Санторо и писателя-сатирика Даниеле Луттацци в «преступном использовании» общественного телевидения. В результате все трое были отлучены от государственного телевидения RAI, и только через суд журналистам удалось отстоять свои права.
После недавних громких разоблачений, связанных с его сексуальными похождениями, Берлускони пошел войной на печатные издания. 1 июня, выступая на заседании молодежного крыла Итальянской конфедерации промышленных предприятий, премьер призвал собравшихся не размещать рекламу во враждебных правительству изданиях: он назвал группу Espresso (ей принадлежит газета La Repubblica), которую обвинил в некоем «подрывном плане», направленном лично против него. А 24 августа Берлускони подал судебный иск, в котором потребовал возмещения ущерба на сумму €1 млн от Espresso — за вопросы, которые задал ему журналист Джузеппе Д’Аванцо в номере La Repubblica от 26 июня и которые премьер счел клеветническими. Впервые в истории итальянских СМИ газету будут судить за поставленные ею вопросы.
Подсудными, с точки зрения премьера, оказались не только 10 вопросов, но и статья от 6 августа под заголовком «Берлускони наконец-то испугался. Иностранные СМИ снова атакуют: Le Nouvel Observateur опасается проникновения русской мафии».* * Le Nouvel Observateur выдвинула версию о внедрении российской мафии в высшие политические круги Италии — в связи с обвинениями в коррупции предпринимателя Джанпаоло Тарантини, связанного с «девушкой по вызову» Патрицией Д’Аддарио, интервью с которой The New Times опубликовал в № 29 от 24 августа 2009 года . Особенно прогневал премьера упомянутый французский еженедельник, в котором был такой пассаж: «Бедная Италия, земля Данте и Микеланджело, ставшая «Берлусконландией», отданная на откуп жалкому донжуану, который лихорадочно бежит за своей вечной молодостью, используя инъекции для поддержания потенции, делая пересадки волос, пластические операции, и подолгу просиживает в косметических кабинетах. Со своей вечной «ультрабелой» улыбкой, подобной маске Скарамуша (персонаж итальянской комедии дель арте. — The New Times)... бабник Сильвио, выуживает в аквариуме своей телевизионной империи девчонок посвежее, потребных для его вакханалий». Похоже, что Берлускони намерен судиться и с иностранными журналистами из вышеупомянутой французской Le Nouvel Observateur, и с испанским еженедельником El Pais — за публикацию скандальных фотографий оргии с участием высокопоставленных гостей премьера на вилле Чертоза.
«Засуди нас всех» — так отреагировала италь­янская оппозиция на угрозы премьера: этот слоган был напечатан на футболках по случаю праздника Демократической партии в Генуе. «Независимые СМИ для того и существуют, чтобы задавать неудобные вопросы политикам», — написал Алан Расбриджер, редактор лондонской The Guardian. А трое юристов — Франко Кордеро, Стефано Родотаї и Густаво Загребельски — в ответ на судебные иски Берлускони опубликовали на сайте La Repubblica обращение в защиту свободы печати. Спустя неделю, 2 сентября, уже газета l’Unita` получила от премьера уведомление об иске на сумму ?2 млн за моральный ущерб плюс по ?200 тыс. с каждого из пяти журналистов, которые писали о секс-скандалах с участием Берлускони. «Газеты, которые вы читаете, не имеют ничего общего с реальностью. Вы питаетесь дезинформацией, участниками которой являетесь. Бедная Италия, если у нее такие СМИ», — заявил Берлускони. А 7 сентября продолжил живо волнующую его тему: «Свобода слова в опасности? Да это анекдот, который рассказывает меньшинство — коммунисты, католики и их газеты», — публично сообщил премьер-министр Италии.
Однако сопротивление Берлускониаде растет. Воззвание в защиту свободы слова, которое было опубликовано на сайте газеты La Repubblica, уже подписали такие деятели культуры, как актер Адриано Челентано, писатели Алессандро Барикко, Умберто Эко и Роберто Савиано, режиссер Бернардо Бертолуччи, актеры и режиссеры Роберто Бениньи и Микеле Плачидо, лауреат Нобелевской премии драматург Дарио Фо и многие другие. Поддержка пришла и из-за границы: от члена Европарламента Даниэля Кон-Бендита, социолога Зигмунта Баумана, главных редакторов «Новой газеты» Дмитрия Муратова, «Огонька» — Виктора Лошака, писателя Виктора Ерофеева.
Маурицио Кроцца, комедийный актер, поставив свою подпись, заметил: «Я солидарен с Берлускони. Где еще вы видели журналис­та, задающего дерзкие вопросы главе правительства? Настоящий журналист не берет на себя инициативу, настоящий журналист пишет только под диктовку». Этим итальянцам Сильвио нравится все меньше. А всем остальным?..

 


10 вопросов премьер-министру Сильвио Берлускони, сформулированные журналистом Джузеппе Д’Аванцо в статье, опубликованной в газете La Repubblica 26 июня 2009 года 
1. Когда, господин премьер, вы познакомились с Ноэми Летицией? 
(Премьера Берлускони обвиняют в том, что он имел связь с Ноэми Летицией, когда она еще не дос­тигла совершеннолетия. После того как премьер-министр Италии появился на ее 18-летии и подарил ей золотое ожерелье с брильянтами, жена Берлускони Вероника Ларио Берлускони заявила, что подает на развод. — The New Times). 
Сколько раз и где вы встречались? Вы посещали и посещаете несовершеннолетних? 
2. Почему вы в течение двух месяцев не говорили правду, выдумывая подряд четыре разные версии того, как вы познакомились с Ноэ­ми, прежде чем при­знали правду? 
3. Не кажется ли вам, что, раздавая политические авансы девушкам, которые называют вас «папи», вы поставили под удар итальянскую демократию и ее лидеров? 
4. В ночь на 4 ноября 2008 года вы развлекались с прос­титуткой, а еще десяток девушек по вызову, согласно материалам расследования, были привезены в вашу резиденцию. Вы знали, что они проститутки? Если нет, то уверены ли вы, что эти встречи не оставили после себя следов — таких как диктофонные записи Патриции Д’Аддарио и фото Барбары Монтереале? 
5. Это правда, что самолеты государственной авиакомпании перевозили в вашу резиденцию гостей на ваши вечеринки, когда вас не было на борту? 
6. Можете ли вы с уверен­ностью сказать, что ваши посещения девушек не сказались на государственных делах? Можете ли заверить страну и всех наших союзников в том, что ни одна побывавшая у вас в гостях женщина не имеет сегодня в руках орудия, которое могло бы повредить нашей независимости — политической, национальной и международной? 
7. Ваше поведение противоречит вашей политике. Сегодня вы могли бы снова принять участие в Дне семьи или подписать закон, караю­щий клиента за обращение к проститутке? 
8. Вы могли бы снова баллотироваться на пост председателя правительства? Если нет, то считаете ли вы, что человек, которого общест­венное мнение считает недостойным поста премьер-министра, может выполнять обязанности главы правительства? 
9. Вы упомянули «подрывной план», который вам угрожает. Можете ли вы гарантировать, что не использовали и не будете использовать шпионаж и полицию против свидетелей, судей, журналистов? 
10. В свете всего, что произошло за эти два месяца, каково, господин президент, состояние вашего здоровья? 


Обращение итальянских юристов в защиту свободы прессы 

Атаку на газету La Repubblica, которую привлекли к суду за клевету (и это только один из последних эпизодов), можно рассматривать единственно как попытку заставить молчать независимую прессу, усыпить общественное мнение, изолировать страну от международного обмена информацией и в конечном счете исключить наше государство из демократических процессов. Вопросы, заданные председателю правительства, — правильные, интересующие не только итальянскую, но и мировую прессу. Если они «риторические», почему ответы на них неприятны тому, к кому они обращены? Единственный и простой способ разрешить ситуацию — не затыкать рот тем, кто их задает, а ответить. 
Однако взят курс на запугивание тех, кто выполняет свой долг-обязанность «находить, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ». Именно так записано во Всеобщей декларации прав человека 1948 года, одобренной ООН во времена, когда еще были свежи воспоминания о вырождении информации в пропаганду под влиянием антилиберальных и антидемократических режимов прошлого века. 
Поражает и вызывает озабоченность, что атака на свободу прессы не только не осуждается единодушно, но даже игнорируется официальными СМИ. Вместо этого появляются юристы, которые облекают обвинения против прессы в правовую форму, тем самым нанося ущерб самому праву и вере в его справедливость. 

Перевод с итальянского Натальи Алякринской 

ФОТО НА ГЛАВНОЙ СТРАНИЦЕ С САЙТА RUSSIANAMERICA.COM


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.