Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Музыка от Корнея

17.05.2012 | Корниенко (Корней) Владимир | № 16 (244) от 14 мая 2012 года


54_490.jpg

Самый главный враг артиста. То и дело слышишь — мое время не пришло, его время ушло. И смотришь — человек, который в свое время сверкал ярко, как супернова, спустя некоторое время сдулся. Или есть люди, которые надувают щеки и им даже удается убедить в своей значимости других. Но потом пройдет время, и их уже никто не вспомнит

Ну конечно, это к выходу новой пластинки Джека Уайта (бывший White Stripes, Raconteurs, Dead Weather и так далее), человека, который убедил режиссера фильма «Приготовьтесь, будет громко», что ему надо быть в кадре с настоящим гением гитары Джимми Пейджем и хорошим музыкантом Эджем из U2. Отважный парень!



Jack White, Blunderbuss, 2012

54-1.jpg

Это надо слушать, чтобы понимать, как сегодня классически приготовленный рок, сыгранный на старинных инструментах, формирует вполне попсовый тренд. Когда слушаешь Джека Уайта, то не можешь отделаться от ощущения, что тебе понятно, где и как он искал уже давно не выпускающиеся оргáны, винтажные усилители, старался поставить на винтажную гитару именно такие струны, какие стояли у Джимми Хендрикса, и так далее. На самом деле так делают все повернутые на классическом правильном звуке рокеры. Но только у Джека Уайта это все шито совсем белыми нитками. Может быть, потому что за его гладкими отличными песнями просто ничего не стоит? Или это придирки? Герой хорошо просчитанного панк-блюза сделал довольно тихую и профессиональную пластинку — на каждой песне ему помогают различные профессиональные музыканты, и тут же куда-то делся хаос White Stripes или мощная атака тщательно воспроизведенной гитарной музыки 70-х годов, как в Raconteurs. Дело доходит до того, что в песне Литтл Вилли Джона I’m Shakin’ он кокетничает с южным техасским кабаре. Но это единственная чужая песня на альбоме, остальные написал сам Уайт, и они на удивление легко запоминаются и сладко срежиссированы — вот вам формула идеальной попсы. Если кому-то интересно, blunderbuss — это по-английски «мушкет». Мы же привыкли его называть по-французски.



Marilyn Manson, Born Villain, 2012

54-2.jpg

Мэрилин Мэнсон сделал все в 90-е, чтобы вернуть рок-н-роллу славу опасного искусства, что не удавалось уже никому после Sex Pistols. Он из принципа пел песню Патти Смит Rock N Roll Nigger там, где за слово «ниггер» винтили со сцены, он зажигал крест из телевизоров посреди арены Лейкерс, маршировал в югендской форме в Австрии и показывал лучшее рок-шоу в мире. Каждый его альбом демонстрировал, как он быстро развивался — от картинок ужасов скучной американской семьи до понимания Бодлера и искусства Веймарской республики. Его основы — беспредельный панк от GG Allin’а (который демонстрировал полное пренебрежение аудиторией, часто просто мочась на нее со сцены), с одной стороны, а с другой — Курт Вайль, Патти Смит и Джон Леннон. Такой мощи артиста нынче уже и не делают. Вон Леди Гага дожевывает то, что Мэрилин Мэнсон позаимствовал у «Монти Пайтон» — имидж. Когда из группы ушел Твигги Рамирес, басист, который выступал только в девичьем платьишке, Мэнсон выпустил альбомы, по уровню мало сопоставимые с ранними прорывами. Теперь Твигги с его талантом к аранжировкам (а на сцене именно он руководил всегда группой) вернулся, и герои 90-х потихоньку оживают. Жалко, что от них также ушел гитарист Джон 5, но в новом звуке MM мало гитарного виртуоза, много пустот и зловещего шепота. Мэнсон всегда умел выгрести в своем жанре на самые передовые рубежи. Все песни, кроме одной, написали Мэнсон, Рамирес и Крис Вренна, известный больше как бывший барабанщик NIN, а сегодня еще и популярный программист и продюсер. Но самое смешное: пока вся группа пыжится возродить страх и трепет былого ММ, сам Мэрилин Мэнсон берет и записывает песню поп-рок-исполнительницы Карли Саймон You’re So Vain, как бы подмигивая нам из-за кладбищенских надгробий: «Все нормально, чуваки». В видео на первый сингл No Reflection играет французская модель Роксана Мескида. В проект входят также фильм Born Villain и книга фотографий Campaign работы Шиа Ла Бёф. На сайте есть дата московского концерта — 26 мая в «Арене».



George Harrison, Early Takes. Vol. 1, 2012

54-3.jpg

Самый скромный битл, Джордж был как раз таким музыкантом, чье отсутствие на сцене все более щемяще с годами. И его роль в развитии современной музыки становится яснее только с годами. Человек, который с первых лет существования The Beatles привносил в гитарную рок-музыку такие гармонии, которые были неведомы «простым парням из Ливерпуля», как про них писали советские газеты, после того как перестали обливать их помоями.

Он привнес в группу манеру игры лирическую и в то же время очень обязательную, где каждая нота чего-то стоит. Когда все развалилось, он показал себя весьма серьезным композитором и песенником. А еще очень переживающим за какие-то далекие от западного человека страны. Да и, кстати, он научил мир любить Индию и ее духовную культуру.

Есть люди, которые так много слушали «Битлз» в детстве, что знают наизусть. И поэтому у них обычно стоят только два релиза «Антологии» и Let It Be Naked, то есть тот Let It Be, который записали сами битлы — без соплей, которыми их обвешал сумасшедший убийца Фил Спектор. Этот диск Харрисона встанет на ту же полку, потому что записи на нем — это не вошедшие в альбом дубли известных песен, а также демоверсии неизвестных или малоизвестных. Чертовски приятно опять услышать My Sweet Lord в каком-то домашнем исполнении — наполовину без текста, или открытые акустические версии его известных песен типа Behind That Locked Door — и подивиться утонченности мелодий, которые на официальных альбомах часто оказывались перегружены привходящими.

Сюрпризом станет Woman Don’t You Cry for Me в стиле легкого кантри Let It Be Me, написанная в 1955 году Жильбером Беко под названием Je t’appartiens. В Англии она стала популярна благодаря дуэту Everly Brothers, которые были весьма круты до появления «Битлз».



Kwes. Meantime, EP, 2012

54-4.jpg

Модный британский клавишник и продюсер Квес (что это значит — непонятно) работал с такими модными группами, как The xx, но не забывал и о собственном творчестве. Мальчиком он в четыре года уже играл на органе своих родителей и радовался подаренному магнитофону со встроенным микрофоном для крутой домашней записи. Вот это и породило в нем страсть к музыке и записи. Его новый EP диск содержит всего четыре песни — bashful, igoyh и прочие ничего не значащие названия с маленькой буквы. Но на самом деле, если вам интересно, чем занимаются продюсеры нашего времени в Лондоне, центре современной музыки, надо послушать. А то ведь можно решить, что самое модное по звуку в мире — это Том Йорк и Radiohead. Под этот краткий диск можно еще и потанцевать. Не замечая течения времени.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.