Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

«Лидеры ничего не решают»

14.05.2012 | № 16 (244) от 14 мая 2012 года

Зэкá Навальный и Удальцов — The New Times

В спецприемнике № 1 на Симферопольском бульваре в Москве политических заключенных, арестованных за неповиновение полиции, — семь человек. Лидер Левого фронта лежит на железной кровати под темно-серым солдатским одеялом в камере № 1. Сергей Удальцов держит голодовку уже третьи сутки — с момента задержания на Патриарших прудах в час ночи 9 мая. «Никто не ставит задачу умирать, — говорит он. — Я протестую против незаконного ареста и судебного беззакония». В камере Удальцова политических нет. Всего шесть человек. Сидят за вождение машины без прав или в нетрезвом виде. Сроки — от пяти до десяти суток. Удальцова называют «Серегой» и относятся к нему сочувственно и с пониманием.

24-1.jpg

Алексей Навальный — в камере № 6. С ним еще восемь человек: кто за драку с соседом, кто-то все за тот же руль в нетрезвом виде. Навальный на условия не жалуется, говорит, что в сравнении с прошлым декабрем в спецприемнике сидеть стало гораздо комфортнее: выморили тараканов, вкрутили лампочки. Политик собирается читать книжки, которые ему в большом количестве передали друзья, и готовиться к апелляции в Пресненском районном суде. Он будет доказывать, что арест за неповиновение полиции незаконен: видеоматериалы показывают, что никакого сопротивления он не оказывал.

Почему после «Марша миллионов» на Болотной вам присудили только штраф в одну тысячу рублей, а через несколько дней все-таки арестовали на 15 суток?

Сергей Удальцов: После того как люди стали массово выходить на улицы, была поставлена задача — задержать лидеров в надежде, что все прекратится.

Алексей Навальный: Власти озадачены новой тактикой гуляний по Москве. Все родилось стихийно. 7 мая кто-то позвонил в программу «Эха Москвы» «Полный Альбац», в которой я выступал, и сообщил, что собравшиеся на Китай-городе требуют, чтобы я приехал. Власти думали, что после Болотной все закончится традиционно: ОМОН и аресты напугают людей. Случилось обратное: несмотря на дождь, люди продолжали выходить. Тогда они решили изолировать лидеров. Решения о моем аресте и аресте Удальцова принимали разные судьи, но они были вынесены с разницей в полчаса. Было понятно, что кто-то дал указание судьям.

Что заставляет людей сейчас выходить на улицы?

С.У.: Это реакция на события 6 мая. Люди считают, что полиция сорвала санкционированный митинг. Ведь никто не организовывал эти гулянья. Я сам из интернета узнал, что народ собирается на Китай-городе 7 мая. Никаких лозунгов, никаких плакатов. Мы с Навальным уже третьи сутки под арестом. Полностью изолированы. Отсюда я никак не могу управлять протестом, а он продолжается.

А.Н.: Выяснилось, что никакие лидеры ничего не решают. То, что сейчас происходит в Москве, — это другой, совершенно новый формат. Это та самая самоорганизация гражданского общества, которую мы так долго ждали. Полиция сейчас использует новую тактику — никого не трогает. Власти думают, что все само рассосется.

Возбуждено уголовное делу по факту массовых беспорядков на Болотной 6 мая. Вы пока проходите по этому делу как свидетели. Не опасаетесь, что переведут в статус обвиняемых?

С.У.: Меня возили на допрос 10 мая, но он был прерван из-за заседания суда. До митинга на Болотной в мой Живой журнал и на Facebook писали люди, которые предлагали прорываться к Кремлю. Я отвечал им, что это согласованное и мирное мероприятие. Никаких уголовных преступлений я не совершал. Но если будет политический заказ и следствие будет вестись предвзято, то я бы не стал ни от чего зарекаться. Мы знаем, как находят лжесвидетелей, которые говорят то, чего не было, и человека обвиняют в преступлениях, которые он не совершал.

А.Н.: Для расследования уголовного дела № 459415 выбрали лучшего следователя Александра Климова. Он замруководителя Первого управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК РФ по городу Москве. На допросе присутствовал начальник Первого управления. Конвой. Все было очень церемонно. Перспективы дела туманные. Если бы открыли сквер на Болотной, используя схему, оговоренную организаторами, никакого конфликта бы не было. И вторая причина того, что произошло на «Марше миллионов», — провокаторы. Я говорил об этом на допросе: во время шествия ко мне поступила информация, что в кафе «Шоколадница» около метро «Октябрьская» сотрудники центра «Э» общаются с футбольными фанатами. Я точно не знаю, фанаты это были или «нашисты». Я об этом писал в Твиттере. Никто из нас заранее не планировал сидячей забастовки. И не призывал к массовым беспорядкам. Но судя по тому, что меня осудили на 15 суток без всяких доказательств, теоретически и в уголовном деле все возможно. Мы с адвокатом отказались давать подписку о неразглашении тайны следствия. А то может получиться, что официальный представитель СК Маркин мелет какую-то чушь по телевидению, а ты не можешь ничего «разгласить».






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.