Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Большой путаник

03.04.2012 | Козловский Владимир, Нью-Йорк | № 12 (240) от 2 апреля 2012 года

Виктор Бут перед приговором
38-1.jpg
Виктор Бут уже четыре года смотрит на мир
из-за тюремной решетки
Большой путаник. Вечером 5 апреля федеральный суд в Нью-Йорке вынесет вердикт по делу «торговца смертью» 45-летнего россиянина Виктора Бута. Оглашение приговора переносилось уже три раза. Подробности The New Times узнавал из первых рук

В начале ноября, когда 12 присяжных единогласно признали Бута виновным по всем пунктам, федеральный судья Шира Шендлин назначила вынесение приговора на февраль. В конце января судебный отдел прокурорского надзора рекомендовал судье приговорить Бута к 30 годам тюрьмы. Поскольку Бут к моменту вынесения приговора уже отсидит более четырех лет в предварительном заключении (его арестовали в Таиланде 6 марта 2008 года. — The New Times), а федеральные сроки автоматически сокращаются в США на 15% за мало-мальски примерное поведение, Бут проведет за решеткой менее четверти века. А если он в своем последнем слове, выражаясь местным судебным языком, еще и «признает свою ответственность за содеянное», то есть покается, судья Шендлин отвесит ему на несколько лет меньше. Но впечатление такое, что этого не произойдет — Виктор Бут продолжит категорически отрицать вину* * См. The New Times № 5 от 14 февраля и № 37 от 7 ноября 2011 г. .

Бут как Дрейфус

Виктор Бут,
арестованный в бангкокском отеле «Софитель» 6 марта 2008 г. и в ноябре 2010-го выданный США, обвиняется в сговоре с целью убийства американцев, поставке зенитных ракет колумбийской левацкой группировке Революционные вооруженные силы Колумбии (РВСК) и оказании содействия террористической организации.
Ранее, в 2006 г., США ввели санкции в отношении нескольких фирм, связанных с Бутом, заморозив их банковские счета. Утверждалось, что это сделано в связи с нелегальными поставками оружия боевикам в Конго. До этого похожие санкции на компании, подконтрольные Буту, накладывались в связи с подозрениями о его причастности к контрабанде оружия в ряде других африканских стран и Афганистане.

В США скостить себе срок можно и согласившись на сотрудничество со следствием. В российских СМИ были предположения, что Бут, например, может дать компромат на вице-премьера Игоря Сечина, который, как и он, работал в Африке (в Анголе и Мозамбике. — The New Times) военным переводчиком. В разговоре с автором Алла Бут, жена подсудимого, категорически отрицала знакомство своего мужа с Сечиным, хотя, усмехнувшись, сказала, что тот мог это от нее скрывать. Насколько известно, практически сразу же после ареста американские следователи предложили Буту сотрудничать с ними. Тот отказался, а они и не настаивали — возможно, в надежде на то, что перспектива пожизненного срока рано или поздно заставит русского передумать. Надежда не сбылась. Сторонам оставалось лишь представить судье в письменном виде свои соображения по поводу приговора. Альберту Даяну, адвокату Бута, было велено сделать это к 27 марта, а прокурорам Брендану Макгвайру и Гуруанджану Сахни — к 30 марта. В ночь с 27 на 28 марта Даян отправил судье 14-страничное ходатайство, в котором продолжает настаивать на невиновности своего подзащитного, называет его дело политическим, утверждает, что оно состряпано американскими спецслужбами. 28 марта автор несколько раз говорил с Даяном, и тот неоднократно уподоблял дело Бута нашумевшему в конце XIX века делу французского еврея Альфреда Дрейфуса, офицера французского генштаба, облыжно обвиненного в шпионаже в пользу Германии* * Несмотря на бурю протестов, Дрейфус был признан виновным, разжалован и отправлен в пожизненную ссылку. Впоследствии его оправдали. . Есть данные, что прокуратура будет требовать для Бута пожизненного заключения.

Ва-банк

Защита обычно просит судью дать подсудимому минимальный срок, предусмотренный законом. Но в данном случае задача Даяна осложняется тем, что Буту полагается минимум 25 лет тюрьмы по одному из четырех пунктов обвинения, касающемуся переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК) «Игла», которые, как явствует из судебных документов, ему должен был поставить его старый знакомый Петр Мирчев из болгарской фирмы KAS Engineering. Но уговаривать судью «ограничиться» 25-летним сроком — полнейшая несуразица. Поэтому Даян пошел ва-банк и попросил Шендлин вообще отменить обвинительный вердикт и выпустить Бута на свободу.

Судья Шендлин далеко не изверг и недавно сделала защите большую уступку, приказав тюремной администрации перевести Бута со спецрежима на общий. Ему так понравилось на новом месте, что он с восторгом заявил судебному переводчику Андрею Гаркуше: «Я здесь почти на свободе!» Но судья тем не менее связана законом и апелляционной инстанцией и вряд ли можно надеяться, что она совсем освободит Бута. Впрочем, столь же маловероятно, что приговорит его к пожизненному заключению. В США — прецедентное право, а в данном случае самый близкий прецедент — дело сирийского торговца оружием Монзера аль-Кассара, которому в 2008 году были предъявлены практически те же обвинения, что и Буту. DEA, американское управление по борьбе с наркотиками, даже подослало к сирийцу того же агента Карлоса Сагастуме, который после этого «разрабатывал» Бута. В обоих случаях Сагастуме, которого эти операции сделали миллионером, выдавал себя за посланца колумбийской наркомарксистской группировки Революционные вооруженные силы Колумбии (РВСК) и договаривался от ее имени о поставках крупных партий оружия. У американцев были к аль-Кассару даже более основательные претензии, чем к Буту: сирийца обвиняли в подпитке оружием конфликтов на Балканах и в Сомали, поставке Ирану китайских противокорабельных крылатых ракет, вооружении иракской армии накануне американского вторжения в 2003 году и вывозе из Ирака в Ливан на личном самолете миллиардов Саддама Хусейна. Аль-Кассара приговорили к 30 годам, причем Шира Шендлин входила тогда в апелляционную инстанцию, которая отвергла жалобы сирийца. Скорее всего, сейчас Шендлин даст Буту те же 30 лет.
 

Алла Бут, жена подсудимого, категорически отрицала знакомство своего мужа с Сечиным, хотя, усмехнувшись, сказала, что тот мог это от нее скрывать    


 

38-3.jpg
38-4.jpg
Альберт Даян (2), американский адвокат
Виктора Бута, обратился к судье Шендлин
с просьбой об отсрочке оглашения приговора (1)
Последняя отсрочка

Адвокат Даян, уроженец Ташкента, дважды просил суд об отсрочке приговора Буту. Прокурор Брендан Макгвайр, которого Даян по ошибке назвал в своем письме женским именем Бренда, возражал. Судья, как часто бывает, поступила по принципу «и нашим и вашим», то есть дала защите чуть больше половины запрошенного. В марте прокуроры направили Шендлин два письма с объяснением причин, по которым они возражают против новых отсрочек. Во-первых, писали они, у защиты было и так уже достаточно времени на подготовку. Во-вторых, перенос приговора Бута повлечет за собой отсрочку приговора его подельнику, седоусому Эндрю Смуляну. Последний был арестован вместе с Бутом в Бангкоке, но сразу решил сотрудничать со следствием и добровольно вылетел в Нью-Йорк, где признал себя виновным и дал потом показания на процессе россиянина. Как правило, приговор таким людям выносится после приговора обвиняемым, против которых они свидетельствовали. Вынесение приговора Смуляну давно назначено на 13 апреля. Ему 70 лет, у него плохо со здоровьем, и он отсидел в тюрьме уже четыре года — напомнили судье прокуроры в обоснование свое позиции.

Сделав из этого вывод, что Смуляна приговорят к уже отбытому сроку и сразу отпустят, Даян гневно обвинил прокуратуру в лицемерии: мол, печется о благополучии Смуляна, который, «если верить обвинению, не менее, а то и более виновен», чем россиянин, и при этом собирается требовать, чтобы Буту дали пожизненный срок. Судья Шендлин не стала встревать в этот спор, а быстро согласилась отложить процедуру до 5 апреля, оговорившись, что больше отсрочек не будет.
 

Мирчев, чья компания была для Бута одним из главных источников оружия, сказал в интервью, что только один контракт с УНИТА стоил $100 млн. По словам болгарина, он лично отслеживал погрузку товара в Бургасе    


 

Тихо смотрящие

38-2.jpg
Алла Бут на митинге в поддержку своего мужа
в Санкт-Петербурге. Декабрь 2011 г.
Во время суда над российским криминальным авторитетом Вячеславом Иваньковым (Япончик), проходившего в Бруклине летом 1996 года, в кулуарах пронесся слух: вон тот тихо сидящий в зале старичок — на самом деле вор в законе и смотрящий, присланный братвой наблюдать за процессом. «Зачем гадать, когда можно спросить?» — подумал автор этих строк и во время перерыва подошел в коридоре к старичку. «Извините, но правда ли, что вы вор в законе и присланы сюда «смотреть»?» — «Да что вы, что вы? — заулыбался старичок. — Я друг семьи».

Во время суда над Бутом опять же в кулуарах пронесся слух, будто тихо сидящий в зале невысокий брюнет с проседью — российский дипломат, присланный МИДом смотреть за этим процессом. «Зачем гадать, когда можно спросить?» — снова подумал автор и во время перерыва подошел к брюнету. «Извините, но правда ли, что вы российский дипломат?» — «Да что вы, господин Козловский? — улыбнулся брюнет. — Не узнаете меня? Я Булангиев!» И правда, несколько лет назад довелось писать о деле Иосифа Булангиева, арестованного за содержание ряда нью-йоркских борделей. Булангиева тогда защищал Даян, его матушка и сообщила сутенеру, что, дескать, «ее Альберт» представляет в Манхэттене важного клиента — вот Иосиф и решил заглянуть в суд.

А вот от российского МИДа, как оказалось, за процессом «смотрел» розовощекий человек-гора Александр Отчайнов, вице-консул РФ, которому поручено печься о томящихся в американских тюрьмах россиянах. Их много, и у Отчайнова, очевидно, времени на всех не хватает. Возможно, поэтому он не баловал Бута вниманием. Отчайнов встретил в аэропорту жену узника Аллу, прилетевшую на финальную стадию суда, и отвез туда его дочь Лизу. Но жилье для Аллы всегда находил через знакомых ваш покорный слуга, и лишь сейчас, в третий Аллин приезд* * В первый раз Алла Бут прилетела в Нью-Йорк вместе с дочерью Лизой и матерью Виктора Бута Раисой в январе 2011 г., во второй раз — в октябре того же года. , их с Лизой поселили в гостевой однокомнатной квартирке при российском генконсульстве.

Отчайнов посетил первый день суда над Бутом, но потом исчез и появился лишь в конце, чтобы поругать американские нравы столпившимся вокруг него российским журналистам. Начальство 30-летнего Отчайнова тоже метало громы и молнии, но конкретной помощи семейство Бутов видело от Москвы крайне мало. Приходилось слышать предположение, что после президентских выборов в России резко поубавится и число громов и молний.

Болгарский свидетель

Накануне приговора негодование болельщиков россиянина вызвала статья Николаса Шмидла в журнале «Нью-Йоркер» под названием «Разоружение Виктора Бута». И адвокат Даян, и переводчик Гаркуша дружно отмахнулись от нее, заявив The New Times, что, мол, там нет ничего нового, а что есть, то неправда. Пришлось возразить: «Как же нет нового? А интервью с Мирчевым?»

Так вот, Шмидл оказался единственным журналистом, которому удалось взять интервью у болгарина Петра Мирчева, чья компания была для Бута одним из главных источников оружия. Шмидл вышел на него очень просто: в один из последних дней процесса на установленном в зале экране на мгновение появился скриншот с телефоном и электронным адресом болгарина, и проворный журналист успел их записать. Поразительным образом Мирчев согласился на встречу со Шмидлом, и уже скоро тот прилетел к нему в Софию. По словам болгарина, они познакомились с Бутом летом 1995 года — тогда к россиянину с просьбой достать оружие обратился помощник Ахмад Шаха Масуда, известного афганского полевого командира, лидера «Северного альянса», а в ту пору министра обороны в правительстве Бурхануддина Раббани* * Масуд 10 сентября 2001 г. скончался от ран, полученных в результате совершенного накануне покушения. : Кабул остро нуждался в вооружениях для отражения атак со стороны талибов.

У Бута не было тогда источников получения «товара», но он знал, к кому нужно обратиться. Незадолго до этого кто-то дал ему телефон Мирчева, и россиянин позвонил ему, а вскоре прислал по факсу список оружия, в котором нуждались афганцы. Прочтя список, Мирчев написал Буту: «Приезжайте в Софию». Как вспоминает Мирчев, которого Шмидл характеризует как «маленького мужчину с надутыми щеками», Бут произвел на него приятное впечатление. Но болгарин «был поражен его безграмотностью по части оружия». «Он вообще ничего не знал! — сказал Мирчев американцу. — Он путал калибры, системы, модели!» (Со временем Бут поднатаскался, но не до конца: автор этих строк, изучив список оружия и патронов, который Бут составил в бангкокской гостинице «Софитель» во время переговоров с фальшивыми посланцами РВСК, обнаружил, что тот перепутал патроны для снайперской винтовки СВД с патронами для «калашникова».)

По словам Шмидла, среди прочего Мирчев поведал ему об операциях Бута в Анголе. Сначала тот поставлял повстанцам группировки УНИТА* * Повстанческая группировка в Анголе в годы гражданской войны 1975 – 2002 гг. «сардины, муку, картофель, пиво, виски и растительное масло». В 1998-м Бут встретился с главой УНИТА Жонасом Савимби и вскоре после этого начал доставлять ему (в нарушение действовавшего тогда эмбарго ООН на поставки оружия в Анголу. — The New Times) «ящики с выстрелами для РПГ, АК-47 и минометы», а также бронетранспортеры. Только один контракт с Савимби, вспоминает в интервью Мирчев, стоил $100 млн. По словам болгарина, он лично отслеживал погрузку товара в Бургасе.

Бут, которого Шмидл четыре раза посетил в тюрьме, признал, что доставлял оружие в Того и Заир, чьи правители были союзниками УНИТА в борьбе с промарксистской МПЛА, но отрицал, что возил его в партизанские зоны самой Анголы.

Приступы бешенства

Откровения Мирчева в «Нью-Йоркере» привели в бешенство здешних сторонников Бута, в первую очередь грузного чернокожего блогера Джорджа Мэппа, не пропустившего ни одного дня процесса. Мэпп, который обычно вполне доброжелателен, обрушил на Шмидла кучу проклятий, заявив, что его статья в «Нью-Йоркере» состоит из «полуправд и лжи».

Критики Шмидла многозначительно заявляют, что его отец — генерал и сотрудник ЦРУ, а сам он поет под дудочку американских спецслужб. «Правда, что твой батя — генерал и цэрэушник?» — спрашиваю у Шмидла. «Да, генерал, — со смехом подтвердил собеседник, — но морской пехоты. Он летал на F-18».

Переводчик Гаркуша, помогающий защите Бута, поведал The New Times, что Мирчев недоволен Шмидлом и обвиняет его в фабрикации цитат. «Мирчев высказывал тебе какие-то претензии?» — снова спрашиваю у Шмидла. «Да, — охотно признается тот. — Он позвонил мне и сказал: «Ты зачем написал, что у меня надутые щеки? Ты хотел сказать, что я жиртрест, да?» Других претензий, уверяет Шмидл, Мирчев ему пока не предъявлял.




 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.