Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

На абордаж!

04.04.2012 | Славин Алексей | № 12 (240) от 2 апреля 2012 года

Партия «детей Маркса и Майкрософта»
42-2.jpg
Гервальд Клаус-Бруннер шокировал своим внешним видом чопорных коллег по берлинскому парламенту

На абордаж! В Германии — сенсация: никому не известная еще пару лет назад Пиратская партия ФРГ стремительно набирает очки. В сентябре 2011-го «пираты» взяли 9% на выборах в парламент Берлина, примерно такой же рейтинг у них, согласно опросам, в преддверии майских земельных выборов в Северном Рейне-Вестфалии. Да что там провинция: сейчас за «пиратов» проголосовали бы более 7% немцев, что позволило бы партии пройти в бундестаг. Есть такая партия и в России — она аж под тремя схожими названиями только что подала заявление на регистрацию в Министерство юстиции РФ. Феномен тех, кого уже окрестили «детьми Маркса и Майкрософта», — изучал The New Times

40-летний Гервальд Клаус-Бруннер в первый рабочий день пришел в парламент в ярко-оранжевых футболке и комбинезоне и повязанной на голову арафатке. Это тут же вызвало протест еврейской общины, потребовавшей снять «палестинский платок, как символ терроризма и антисемитизма». Через несколько дней «пират» заявился в той же арафатке, но со звездой Давида на шее, сказав, что снимет платок, как только израильтяне и палестинцы придут к компромиссу, как он.

20-летняя депутат-«пиратка» Сюзанна Граф сразу же после избрания оформила своего друга жизни на ставку помощника, что в Германии считается «неэтичным». Товарищи по партии раскритиковали такую «семейственность», и Сюзанна отказалась от затеи.

26-летний аспирант-математик Симон Вайсс выложил в интернете фотографию, на которой он склонился над дорожкой из белого порошка, похожей на кокаиновую, втягивает его через бумажную трубочку. Рядом стоит солонка. «А вы что подумали?» — шутливо прокомментировал свой поступок Симон. Он, как и многие его однопартийцы, выступает за введение в берлинских школах Rauschkunde («знание опьянения», обыгрывание слова Naturkunde — «естествознание»). Шутку сочли крайне неудачной.

Пираты публично отказались от служебных машин с шофером и ездят на заседания на велосипеде. Едва въехав в новый зал заседаний фракции, они перекрасили его в оранжевый цвет.

Еще пять лет назад такое нельзя было представить даже на сцене берлинского кабаре, где любят высмеивать политических маргиналов.
 

Они требуют ограничения полномочий спецслужб, отказа от сбора и хранения госструктурами личных данных граждан, тайны электронной переписки. По сути, заявляют себя как явную альтернативу тотальному контролю государства    


 

Ветер в паруса

В 2006 году собрались вместе молодые берлинские технари, программисты, специалисты в сфере информационных технологий и решили выразить протест против цензуры в интернете. Так, собственно, и возникли «пираты» (Piratenpartei Deutschland), взявшие название у шведских единомышленников. Своим цветом они выбрали оранжевый. Их герб — стилизованный парус, надутый ветром. Теперь они еще и члены всемирного пиратского интернационала — Pirate Parties International.

Впервые Пиратская партия Германии вступила в политическую борьбу в январе 2008 года на выборах в парламент (ландтаг) федеральной земли Гессен. Тогда она набрала около 7 тыс. голосов. В 2009-м «пираты» участвовали в выборах в Европарламент, набрав около 230 тысяч голосов (0,9%). Дальше — больше: на выборах в бундестаг 27 сентября 2009 года они получили уже 847 870 голосов (2%), отличившись среди так называемых «прочих» партий. Наконец, сентябрь 2011-го — успех в Берлине.

Долго казалось, что они скорее играют в политику. Критики насмешливо окрестили их «дигитальной богемой». «Пираты» приходили на свои собрания с нарисованными усами и разодетые в карнавальные костюмы корсаров. Они требовали избирательного права для иностранцев и несовершеннолетних, свободного скачивания музыки и фильмов, полной отмены цензуры в интернете, бесплатного проезда в автобусах и метро, легализации легких наркотиков. Несмотря на все это или благодаря этому, за «оранжевых» высказались почти 130 тыс. человек. А в возрастной группе от 18 до 30 лет партия вообще получила больше всех голосов. Она торжествовала во всех частях города — как на западе, так и на востоке. На некоторых участках они получили больше четверти голосов.

Так почему же сотни тысяч избирателей голосуют за «пиратов»? Или люди до такой степени жаждут сэкономить на лицензионной продукции, что готовы голосовать за кого угодно?

Привлечение

Пиратская партия Германии (сокращенно — «Пираты»)
Основана 10 сентября 2006 г. в Берлине по образцу шведской Piratpartiet как партия постиндустриального (информационного) общества. Цели — содействие свободному распространению знаний и свободной культуре, реформа законов об авторском праве, борьба за сохранение гражданских прав и свобод в интернете (в частности — противодействие электронной слежке и цензуре). Помимо членских взносов в размере €36 в год «пираты» принимают пожертвования от частных лиц. Деньги же от крупных компаний они в отличие от большинства партий Германии принимать отказываются.

У «пиратов» совершенно иной способ завоевывать избирателя. Вот что сказал The New Times Кармелито Бауэр, лидер ее молодежного крыла: «В интернете мы общаемся куда больше и откровеннее, чем в реальной жизни. То, что я не сказал бы кому-то в глаза, я легко напишу на форуме. Так быстрее и честнее. И в политике все так же. Истины демократии нам привил интернет — когда мнение одного ценнее молчания тысяч». И это почти политическая установка. В свое время одна из самых ярких фигур Пиратской партии бывшая киевлянка Марина Вайсбанд сказала: «Мое отечество — интернет», — имея в виду новое коммуникационное пространство. «У нас на первом месте уважение взглядов отдельного человека, — продолжает Кармелито Бауэр. — Когда политики не насаждают правильных решений, а прислушиваются к тому, что говорят низы».

Среди самих «пиратов» нет ни низов, ни верхов. Где у других на съездах партийная дисциплина и вертикаль власти, у этих — буйство мнений. Хорошо это или плохо, но это способ политической борьбы.

Популисты и реалисты

«Немецкие «пираты» — не популисты, — поясняет в разговоре с The New Times президент ландтага немецкой земли Шлезвиг-Гольштейн Торстен Геердтс, намекая, видимо, на северных соседей из Швеции и Дании, — а интернет для них лишь средство для провозглашения идей».

Депутат берлинского земельного парламента от Пиратской партии Кристофер Лауэр согласен с этим мнением: «Мы не сводим свою деятельность к виртуальному пространству». А Бастиан Цапф из Марбурга на декабрьском съезде «пиратов» в Оффенбахе прямо заявил: «Ни один из «пиратов» не станет утверждать, что собирается заниматься политикой только во Всемирной паутине. Речь идет о правах граждан в реальной жизни, о свободах каждого отдельного гражданина. За них мы и будем бороться».

Известный политолог Оскар Нидермейер назвал «пиратов» «дигитальными революционерами информационного общества». Они требуют бесплатного доступа к тем научным исследованиям, которые финансируются государством, ограничения полномочий спецслужб, отмены биометрических паспортов, немедленного отказа от сбора и хранения государственными структурами личных данных граждан, сохранения тайны электронной переписки, реальной борьбы с коррупцией. По сути, «пираты» заявляют себя как явную альтернативу тотальному контролю государства. И это многим по душе.

Впрочем, некоторые требования все же явно популистские. Например, «безусловный базисный доход» — гарантированный прожиточный минимум, предоставляемый каждому гражданину без всяких условий. Или коренной пересмотр законов об авторских правах. При этом в первом случае не могут объяснить: где взять деньги? Во втором — как гарантировать достойную оплату труда авторам, если копии их произведений будут распространяться бесплатно?

Программа партии создана по примеру Википедии — каждый может в нее что-нибудь добавить или что-то исправить, спорные моменты обсуждаются всеми желающими на сайте партии; там вырабатывается компромиссное решение, которое и фиксируется в программе — до следующего предложения или изменения, внесенного очередным посетителем.

Все заседания руководства и фракции сейчас проходят в открытом режиме: либо путем прямой трансляции в интернете, либо через опубликование полных протоколов этих заседаний. В 80-х годах прошлого века именно за такую прозрачность выступали «зеленые». Однако вскоре они вернулись к традиционным методам политической работы: не захотели, чтобы их внутренние дрязги тут же становились достоянием общественности.
42-1.jpg
Себастьян Нерц (слева) и его заместитель по партии Бернд Шлёмер чувствуют себя под пиратским флагом весьма уверенно

Курс на бундестаг

На съезде в Оффенбахе, куда съехались 18 тыс. партийцев и сочувствующих со всей Германии (никаких выборов делегатов не было), «пираты» прямо заявили о своих федеральных амбициях. Сопредседатель «пиратов» всея Германии 29-летний Себастьян Нерц провозгласил: «Мы — не партия-однодневка, мы пришли в политику надолго». Он также уверен, что идеи «пиратов» притягивают классического либерального избирателя. И ссылается на некоторых свободных демократов, которые иногда называют Пиратскую партию «новой надеждой немецких избирателей с либеральными взглядами».

Комментатор немецкого телевидения Михаэль Стремпель, однако, считает, что «пираты» дали альтернативу тем, кто раньше не хотел голосовать ни за кого. Главная же причина, по которой избиратели уже отдали за них свои голоса или еще отдадут, — усталость от невнятной политики устоявшихся партий. В Германии это в первую очередь ХДС и СДПГ (достаточно вспомнить хотя бы недавние метания ХДС по вопросу атомной энергетики). Как шутили еще перед парламентскими выборами 2009 года немецкие политологи, если бы христианские демократы и социал-демократы поменялись программами, вряд ли кто-нибудь это заметил. Однако опытные аналитики, например, эксперт по выборам и телекомментатор Йорг Шёненборн, считают, что даже на волне протестного голосования пройти пятипроцентный рубеж в бундестаг (это почти 2,5 млн человек) «пиратам» будет нелегко. По его мнению, для большинства избирателей такие темы, как работа, пенсия, доходы, внутренняя безопасность значительно важнее, чем свобода скачивать музыку. Но как раз по этим главным вопросам у «пиратов» слишком мало программных идей.

За них, однако, молодежь. Бывшая аполитичная сила. Тот же Нерц уже предсказывает контуры будущей коалиции: красно-зелено-оранжевая (красные — это социал-демократы).

Заложники успеха

«Пиратский интернационал» (Pirate Parties International — PPI) — главная организация международного движения «пиратских» партий. Основан в 2006 г., зарегистрирован в Бельгии в октябре 2009 г. как неправительственная организация. Первой была Пиратская партия Швеции (Swedish Piratpartiet), основанная 1 января 2006 г. PPI поддерживает и координирует создание национальных партий, созданных уже в 33 странах. В 2009 г. на выборах в Европарламент Пиратская партия Швеции получила 7,13% голосов и одно место в Европейском парламенте (два места после ратификации Лиссабонского соглашения).

Через сто дней после выборов в Берлине уже упоминавшийся депутат Кристофер Лауэр недоуменно вопрошал: «А что мы, собственно, делаем в парламенте?» Сами «пираты» признают свою невысокую компетенцию в социально-экономических вопросах. Так, руководитель фракции в Палате депутатов Андреас Баум, специалист в области интернет-технологий, на вопрос о том, какова бюджетная задолженность столицы (€62 млрд. — The New Times), мог лишь ответить: «Много миллионов, точные цифры я не знаю». Еще один депутат Фабио Райнхард полтора года просидел на пособии по безработице и теперь с трудом находит себе занятие на работе. Он мало знает о еврокризисе, а тем более о путях выхода из него.

«Пираты» стали заложниками собственного успеха», — разъясняет The New Times политолог Нильс Дидерих. — Они пока не нашли себя на политической карте Берлина». Ему вторит Геро Нойгебауэр из берлинского Свободного университета: «Протестное голосование очень шатко. А для завоевания избирателя нужны реальные профессионалы, нужна команда».

Некоторые члены руководства Пиратской партии начали понимать тяжесть ноши, которую на себя взвалили, и ушли из политики. Вернулась к своей диссертации одна из вожаков «пиратов» на федеральном уровне Марина Вайсбанд. Ушел ее соратник по руководству Йенс Зайпенбуш. Покинул пост руководителя берлинской организации Герхард Ангер.

Сейчас у «пиратов» в партии в целом по стране свыше 20 тыс. членов. Из-за отсутствия каких-либо ограничений по приему их становится все больше. Как они распорядятся своим успехом? Ясно как минимум одно: политический ландшафт Германии уже никогда не будет таким, каким он был еще год назад.


Основные пункты программы Пиратской партии ФРГ, принятой на съезде в Оффенбахе:
  • отмена церковного налога
  • полная свобода интернета при соблюдении авторского права и неприкосновенности частной жизни
  • абсолютная прозрачность и подотчетность госаппарата
  • легализация наркотиков без деления на легкие и тяжелые
  • введение базового дохода для всех граждан как альтернативы пособию по безработице





 

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.