Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#In Memoriam

Неистовая Марина

26.03.2012 | Светова Зоя | № 11 (239) от 26 марта 2012 года

31_490.jpg
Депутат Марина Салье на трибуне Ленсовета. 17 октября 1990 г.

«Я хочу, чтобы дело Путина дошло до суда». 21 марта в больнице маленького городка в Псковской области в возрасте 77 лет умерла Марина Салье

1990-х годах Марина Салье была одной из ярких звезд демократического движения России. Как лидер Ленинградского народного фронта, в 1990 году она, доктор геолого-минералогических наук, была избрана народным депутатом Ленгорсовета. В 1992 году возглавляла там комиссию по продовольствию. Одновременно в 1990–1993 годах была народным депутатом РФ.

Именно в комиссии по продовольствию Санкт-Петербурга Салье выяснила, что по документам, подписанным председателем Комитета внешнеэкономических связей мэрии Владимиром Путиным, за рубеж были вывезены редкоземельные металлы, нефтепродукты и другое сырье на сумму более $100 млн. Взамен в Санкт-Петербург должны были поступать партии мяса, картофеля, птицы. Продукты, утверждала Салье, не поступили или поступили не в полном объеме. Марина Салье передала свой доклад в прокуратуру и в Контрольное управление администрации президента РФ. Горсовет Петербурга рекомендовал снять Путина с должности. Но Анатолий Собчак вступился за своего подчиненного. О докладе Салье забыли. Вновь он стал широко обсуждаться в 1999 году, когда Борис Ельцин назначил Владимира Путина премьер-министром. Тогда, опасаясь за свою жизнь, Марина Салье уехала в деревню в Псковскую область и замолчала на десять лет — вплоть до февраля 2010 года, когда дала свое первое после многих лет затворничества интервью радио «Свобода», в котором повторила свои обвинения в адрес Владимира Путина.

Последний ее текст, опубликованный уже после смерти, — письмо Михаилу Прохорову «О необходимости Учредительного собрания». «Самое главное — созыв именно Учредительного собрания восстанавливает легитимность власти в России, прерванную в 1917 году. Мне представляется это чрезвычайно важным, так как мы сможем законно поставить, наконец, крест на коммунистическом прошлом…» Сегодня письмо Марины Салье Прохорову читается как завещание. Но почему она столько лет была обречена на добровольную ссылку? И в ее мудрых и принципиальных идеях, ее острых суждениях не были заинтересованы ни российские оппозиционные политики, ни общество? Увы, такова судьба многих российских реформаторов. Только после их смерти мы понимаем, кого мы потеряли, и сожалеем, что они были не востребованы…


Владимир Лукин,
уполномоченный по правам человека в РФ:


«В 90-е годы, будучи неформальным лидером демократической части депутатского корпуса в Санкт-Петербурге, Салье оказала большое влияние на становление демократической власти, возглавляемой мэром Собчаком. Но по прошествии времени, когда Собчак стал вести себя не так, как это ей представлялось правильным, она же сыграла большую роль в его поражении на выборах».


Юлий Рыбаков,
правозащитник:


«Последние годы Марина Салье была в унынии, считая, что все, что она делала, было зря. Но когда началась новая волна протестного движения, она стала приезжать к нам в Питер, участвовала в митингах и приободрилась. Познакомившись с Михаилом Прохоровым, который ей очень понравился, она возвращалась в деревню с новым чувством: она собиралась участвовать в политике».


Марина Салье,
4 февраля 2012 года на митинге в Санкт-Петербурге:

«Я хочу, чтобы дело Путина, которым я занимаюсь с 1992 года, было доведено до суда. Я хочу, чтобы состоялся суд за незаконную выдачу лицензии и неполучение нашим городом продуктов питания из-за рубежа, за вывоз отсюда сырья, которое прикарманил Путин…»



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.