Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

По закону трамвая

28.03.2012 | Грозовский Борис | № 11 (239) от 26 марта 2012 года

Почему в России боятся бизнеса
32_490.jpg
По закону трамвая. Почему в стране, свыше 20 лет строящей рыночную экономику, до сих пор с подозрением относятся к бизнесменам? Почему люди не стремятся открыть собственное дело и выбирают другие способы заработка? Ответ на эти вопросы искали авторы исследования «Инновационный и предпринимательский потенциал общества», выполненного социологами «Левада-Центра» по заказу ЦМИ Сбербанка
32_GR_01_490.jpg
Нажмите, чтобы увеличить

Социологи опросили в конце 2011 года 6 тыс. человек — жителей крупных и средних российских городов. И хотя цели исследования подчеркнуто аполитичны, его авторы волей-неволей сделали своеобразный срез ряда проблем, с которыми сталкиваются «рассерженные горожане» — главные действующие лица политических протестов последних месяцев. В их числе — нежелание реализовать себя в бизнесе, неверие в инновационное развитие страны и, как следствие, отсутствие смысла самим участвовать в этом процессе.

Не усвоили

Люди сейчас крайне неохотно идут в бизнес, выяснили социологи. Притом что потенциально готовы стать предпринимателями около четверти городского населения страны: «это молодые, образованные, обеспеченные люди, многие из которых уже заняты бизнесом», но даже их жизненные ценности и практическое поведение регулируются архаическими механизмами, характерными для отсталых общественных организмов («знакомства», «связи», «блат»). Новых принципов поведения эта группа пока не выработала. Ничего удивительного в этом нет: молодые люди опираются на те примеры, что есть у них перед глазами. А примеры эти зачастую не лучшего свойства: успешными бизнесменами у нас порой становятся не те, кто проявил предпринимательские таланты, а те, кто завладел какими-то кусками собственности не вполне праведным путем — в результате залоговых аукционов, рейдерских захватов, бандитских разборок.

К тому же у самих потенциальных предпринимателей ценности и механизмы, связанные с проявлением инициативы, независимости, самостоятельности, чаще оказываются некой идеальной, теоретической конструкцией, а не практическим жизненным навыком. В этом отличие россиян от европейцев и американцев, утверждают социологи: ценности выучены, но не восприняты, не стали инструментом регулирования поведения. Проблема знакомая: еще 180 лет назад подобную разницу между Россией и Европой подметил в своих «Философических письмах» Петр Чаадаев.

32_GR_02_240.jpg
 Нажмите, чтобы увеличить
Чиновники хуже

80% опрошенных россиян согласны с тем, что общество выигрывает от создания бизнесом новых продуктов и услуг. 70% отмечают создание им новых рабочих мест. Казалось бы, весьма положительные оценки. Однако о негативной роли предпринимателей («думают только о своих кошельках», «эксплуатируют других») в России говорят чаще, чем в Европе.

В целом у россиян несколько более низкая склонность к предпринимательскому поведению, чем у американцев и европейцев, констатируют социологи. Но самое разительное отличие России от других стран в отношении не к предпринимателям, а к чиновникам. Если в Европе и США чиновник пользуется бóльшим уважением, доверием, социальной поддержкой, чем промышленные менеджеры, то в России все наоборот (см. рис. на стр. 33). Объяснение этому феномену лежит на поверхности: любой, кто сталкивался с российской бюрократией, вряд ли когда-либо проникнется симпатией к чиновничеству, в большинстве своем некомпетентному и коррумпированному.

В качестве ключевого свойства, определяющего склонность человека к предпринимательству, социологи обычно рассматривают готовность к риску и конкуренции (в то время как в чиновники обычно идут люди, которые боятся и избегают рисков, в том числе и риска самостоятельных решений), а также независимость, уверенность в себе и готовность к отстаиванию своих позиций. Субъективная оценка готовности рисковать найдена «Левада-Центром» у 53% опрошенных россиян (в Европе и США доходит до 71%). Ситуации, когда приходится соревноваться с другими, нравятся также 53% опрошенных горожан (в Европе и США — до 70%).

Свою изобретательность высоко оценивают 56% соотечественников против 58–78% в Европе и США, а готовы противостоять общему мнению 63% (против 65–85% за океаном). И немудрено: вся система образования и общественного устройства воспитывает из граждан конформистов. При этом доля людей, утверждающих, что, если им что-то не нравится, они стараются это изменить, в России на среднеевропейском уровне. Это значит, что россияне скорее готовы менять ситуацию неявно, избегая открытого противостояния с общим мнением.

Модернизм и архаика

В России большая доля людей предпочитает быть скорее наемным работником, чем предпринимателем. В США ситуация обратная (см. график на стр. 32). Уходу в бизнес мешают две группы факторов: позитивные (при работе по найму есть регулярный доход, стабильная занятость, пенсионные гарантии) и негативные (не хватает средств, навыков, высоки административные барьеры). 84% россиян считают, что начать свой бизнес трудно из-за отсутствия доступной финансовой поддержки, 76% сетуют на сложные административные процедуры. Столько же уверены, что успешный бизнес невозможен без связей с нужными людьми во власти (см. график ниже).

Любопытно, что из всех городов, где проводился опрос, наименьшую инициативность и готовность к предпринимательскому риску выказали москвичи — 12%, в то время как в городах с населением от 100 тыс. до 500 тыс. таких обнаружилось 32%. Социологи объясняют это тем, что в небольших городах наемные работники — это, как правило, скромные бюджетники с невысокой зарплатой. Им почти нечего терять, и многие готовы рискнуть и открыть свое дело, чтобы улучшить свое материальное положение. В Москве же наемные работники — зачастую высокопоставленные чиновники, сотрудники госкорпораций и крупных частных компаний: у них высокие доходы и нет стимула ими рисковать и затевать свой бизнес.

К тому же удача в бизнесе, как известно, сопутствует не всем. И здесь важное отличие России от других стран: отношение к бизнесменам-неудачникам у нас более настороженное, чем за границей. В отличие от Европы многие не верят, что таким предпринимателям «следует дать второй шанс». Да и сами бизнесмены в большинстве своем не готовы снова рисковать.

Любопытно, что аналогичные результаты показал и очередной раунд Глобального мониторинга предпринимательства, который в России проводит Высшая школа экономики: 58,5% предпринимателей, в 2011 году закрывших свое дело, больше не хотят заниматься бизнесом.

Еще одно препятствие: уверенность людей в том, что самостоятельность, независимость, изобретательность лишь в малой степени востребованы обществом, а признанием пользуется готовность исполнять приказы и бессовестность. 61% опрошенных «Левада-Центром» горожан уверены, что бóльшим спросом пользуются не современные, а архаичные ценности и механизмы поведения, то есть подчинение и несамостоятельность.

Впрочем, архаика и модернизм в ценностных установках россиян тесно переплетаются. Успешным, социально мобильным людям, по данным опроса, присущи в равной степени «деловитость, энергичность» (модернистская ценность) и «наличие связей» (архаическая ценность).
32_GR_03_490.jpg
Нажмите, чтобы увеличить

Ужасный климат

Лишь 19% опрошенных ВШЭ в рамках «Глобального мониторинга» полагают, что сейчас в стране благоприятная ситуация для начала своего дела. При этом реальное намерение заняться бизнесом есть всего у 5,8% опрошенных — один из самых низких показателей в мире (меньше желающих только в Объединенных Арабских Эмиратах). И это с учетом того, что 40% собирающихся заняться новым делом — люди, у которых уже есть какой-то другой бизнес. А уже проявляют предпринимательскую активность всего 4,6% россиян против 23–24% в Китае и Чили. Ниже, чем в России, этот показатель только в Словении.

В итоге в «Глобальном мониторинге предпринимательства-2011» Россия занимает одну из худших позиций в мире. Если во множестве развивающихся стран в последние годы предпринимательская активность выросла, то у нас она находится на стабильно низком уровне, констатирует один из авторов исследования, профессор ВШЭ Александр Чепуренко. Вдобавок российский бизнес «стареет», отмечает он: число владельцев устоявшегося бизнеса по сравнению с прошлым опросом растет вдвое быстрее, чем число предпринимателей, находящихся «на старте».

Как и данные «Левада-Центра», этот мониторинг приводит к выводу, что причина плачевного положения — скорее негативный деловой климат, чем недостаток у населения готовности рисковать или отсутствие предпринимательской жилки. Климат действительно ужасен. 21 марта Bloomberg опубликовал составленный им по открытым данным индекс условий ведения бизнеса в различных странах. В отличие от известного исследования Doing Business Всемирного банка* * В нем Россия стоит на 120-м месте из 183 стран. Bloomberg больше смотрел не на процедуры, которые нужно проделать для регистрации фирмы, получения кредита, исполнения контракта через суд и т.д., а на затраты, которые несут фирмы при транспортировке товаров, коррупционные издержки, на стоимость рабочей силы. В результате Россия оказалась на 48-м месте из 50. Подвели в первую очередь очень высокие скрытые издержки — коррупция и инфляция.

Предпринимательская активность вырастет лишь в том случае, если население поверит, что государство готово всерьез бороться с этими недугами. Пока, судя по результатам исследований социологов, такой веры у абсолютного большинства опрошенных нет.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.