Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

«В России появился запрос на другую страну»

25.04.2012 | Бай Евгений | № 15 (243) от 23 апреля 2012 года

Леон Арон — The New Times
36_490.jpg
«А нынче — посмотри в окно!» Барак Обама в гостях у Владимира Путина. Июль 2009 г.

«В России появился запрос на другую страну».
Владимир Путин и Барак Обама готовятся к намеченной на 19 мая на полях саммита «восьмерки» встрече в Кемп-Дэвиде. Тем для обсуждения много: от американской ПРО в Европе до ситуации в Афганистане. Надежд на конкретный результат мало: в последние месяцы в отношениях Россия—США наблюдается очередное похолодание. Возможны ли перемены после возвращения Путина в Кремль — The New Times расспрашивал Леона Арона, руководителя отдела по изучению России American Enterprise Institute и советника по России кандидата в президенты от республиканцев Митта Ромни. Правда, г-н Арон строго предупредил, что будет выступать в сугубо личном качестве


Белый дом не торопился поздравлять Владимира Путина с победой на выборах: президент Обама это сделал лишь спустя пять дней — 9 марта. Почему?

Хочу сразу подчеркнуть — все, что я здесь говорю, является исключительно моей точкой зрения. Что касается первой реакции в Вашингтоне на официальные итоги президентских выборов в России, то лучше всего ее обозначить словом «замешательство». Мне рассказывали, что Государственный департамент буквально «стоял на ушах», не зная, как реагировать на победу Путина. Заминка длилась почти двое суток. В итоге пришли к формуле, которая войдет в анналы мировой дипломатии: поздравить российский народ с «завершением президентской кампании». Что и было озвучено 6 марта.

Ветер в спину

И что теперь будет с «перезагрузкой» — она еще жива?

Обама и его команда столкнулись с очень жесткой избирательной кампанией. За рубежом бытует мнение: мол, республиканцы на этапе праймериз дерутся между собой изо всех сил, а демократы только снимают сливки. Но это не так. Каким бы ни был итог республиканских праймериз (Митт Ромни победил в 18 из 31 штата, где уже прошли праймериз. — The New Times), ноябрьская дуэль будет не на жизнь, а на смерть — прежде всего из-за неважного состояния американской экономики.

Я хорошо помню первую избирательную кампанию Рональда Рейгана. Тогда его команда довольно успешно использовала плакат, на котором их противник — добивавшийся переизбрания демократ Джимми Картер не просто пожимал руку, а обнимался с Брежневым. Похожая картина и сейчас: Обама явно старается поладить с членами кремлевского тандема. Ведь улучшение отношений с Россией, «перезагрузка», стало одним из немногих плюсов его внешней политики. Так что, скорее всего, в избирательной кампании Обамы и Россию, и «перезагрузку» постараются окружить флером молчания. Другой вопрос, дадут ли республиканцы это сделать.

На майскую встречу «восьмерки» в США Путин поедет уже в качестве приведенного к присяге президента. О чем они будут говорить там с Обамой?

В отношениях России и США есть два аспекта, где интересы двух стран стопроцентно сходятся. Первый и очень важный — Афганистан. Наиболее ощутимый конкретный результат перезагрузки — воздушный транзит натовских грузов в Афганистан через территорию России. До Обамы транзит в Афганистан был только наземным, и касался только грузов невоенного назначения — об этом Путин и Буш договорились еще на саммите НАТО в Бухаресте в 2008-м. При Обаме «ассортимент» транзита был расширен — пошли уже и военные грузы* * В июле 2009 г. Дмитрий Медведев и Барак Обама подписали соглашение о военном наземном и воздушном транзите в Афганистан. Кроме того, в начале 2012 г. достигнута договоренность о создании мультимодального перевалочного пункта НАТО в Ульяновске . Обаме изначально было важно не «завалить» войну в Афганистане до того, как он начнет выводить оттуда войска* * К сентябрю США выведут из Афганистана 23 тыс. солдат, таким образом их общая численность сократится до 68 тыс. Все боевые части вернутся домой к концу следующего года. . Для России же военные успехи «Талибана» означали фактическую потерю Средней Азии, в ее интересах — обеспечение натовцев всем необходимым. Поэтому Афганистан остается на ближайшую перспективу серьезной темой для разговора.

Второе — ограничение стратегических вооружений. В этом досье сошлись идеологические интересы Вашингтона и Москвы* * Новый российско-американский договор о стратегических наступательных вооружениях (СНВ) Медведев и Обама подписали 8 апреля 2010 г. в Праге. . Обама как левый демократ всегда был за максимальное сокращение единиц ядерного оружия. Россия же, садясь за стол переговоров с американцами по разоружению, видит в этом прежде всего возможность напомнить всему миру и себе о собственном статусе великой державы.

На этом, пожалуй, можно ставить точку. Над всеми остальными аспектами перезагрузки: ПРО, сотрудничество в гуманитарной сфере, по проблемам гражданского общества и так далее — довлеют путинские императивы. Происходящее сейчас в российско-американских отношениях Путин рассматривает исключительно с точки зрения внутриполитического «навара». Вспомним главный рефрен всей его избирательной кампании: «На вас, неразумных, посягают, а я вас защищаю». Так что реального потепления в отношениях с США в течение следующих полугода-года вряд ли стоит ожидать.

Что же впереди — новая холодная война, «холодный» мир?

Холодная война предполагает некую глобальную идею, нечто весьма долговременное. Этого нет и не будет. Сейчас можно говорить прежде всего об отношении России к Америке, поскольку США полностью загружены внутренними делами — им вообще не до России. Если 4 ноября этого года избирается республиканец, то новая администрация будет пытаться прежде всего пересмотреть обамовскую реформу здравоохранения, начать по-другому говорить с Ираном, определиться с тем, как сократить дефицит бюджета…

Но и с демократами, если они останутся у власти, у России весьма туманные перспективы. Остается проблема тактического ядерного оружия, которого у России в разы больше, чем у США, но договариваться об ограничениях тактических ядерных зарядов в Москве, кажется, желанием не горят. Остается проблема территориальной целостности Грузии — здесь тоже компромисс не просматривается. Иран, Сирия — и здесь полное отсутствие согласия. Не говоря уже о ПРО над Европой. Но главное в том, что и демократы в случае победы в ноябре будут настолько сконцентрированы на внутренних делах, что ожидать каких-то внешнеполитических инициатив в отношении России от них не следует. А уж если из Москвы будет продолжать дуть холодный ветер, то при любом результате ноябрьских выборов он будет дуть Америке в спину.
 

Российская элита внимательно наблюдает за конъюнктурой, и создается впечатление, что наиболее «продвинутая» ее часть начинает потихоньку «отплывать» от Путина    


 

«Пиррова победа»

А если вернуться к мартовским выборам в России — что вас в них поразило больше всего?

Огромная разница в итогах голосования России «интернетовской» и России «телевизионной», которую ваши эксперты называют «Россией 2» — это население больших городов, с одной стороны, и маленьких городов, сельской глубинки — с другой. Но главная проблема, на мой взгляд, даже не в этом противопоставлении, а в том, что большая часть избирателей вообще не имела на этих выборах своих представителей.
Подобное происходило в Испании и в Португалии в середине 1970-х, после крушения режимов Франко и Салазара, и у азиатских тигров — в Южной Корее или Тайване в начале 1990-х: весьма быстрый количественный рост среднего класса, уровня благосостояния, личных свобод. Но, как выясняется, для стабильности этого недостаточно. То, что средний класс как минимум больших городов оставляют без представительства, в конечном итоге ведет правящие режимы к краху. У Путина в марте 2012-го была «пиррова победа». Не удовлетворив никаких требований оппозиции, максимально используя административный ресурс, ориентируясь лишь на голоса «России 2», власть заложила под себя бомбу замедленного действия.

А вы не допускаете, что Путина, как и Никиту Хрущева в начале 1960-х, могут отстранить от власти недавние соратники?

Если события в России будут развиваться цивилизованным ненасильственным путем, возможность «сдачи» элитой Путина наименее вероятна: в случае внезапного крушения режима под угрозой судебного преследования может оказаться вся верхушка сросшихся бизнес-политических кланов. Более реалистичный сценарий для вашей страны — постепенное «бегство крыс с корабля», который еще не тонет, но у которого уже есть серьезные пробоины. У всех российских «випов» — счета в банках за рубежом, недвижимость. Российская элита внимательно наблюдает за конъюнктурой, и создается впечатление, что наиболее «продвинутая» ее часть начинает потихоньку «отплывать» от Путина.

Получается, что ослабевший Путин может не удержаться у власти весь свой срок?

Сейчас представляется, что он сможет усидеть в своем кресле два-три года, не больше. Но если каким-то чудом Путин и дослужит свою «шестилетку», то уж второй срок ему начать будет не по силам. Ведь перед Россией в ближайшие годы стоят гигантские задачи в экономике, социальной и демографической областях, острейшие этнические проблемы. Если власть выполнит все социальные обещания, данные накануне выборов, у России просто не останется наличных денег.

В 2014–2015 годах страну ждет кризис, пусть не по греческому образцу, но все равно достаточно драматичный, который потребует волевых решений. Однако затягивать пояса с ослабленной, как у Путина, легитимностью — вещь невозможная. Лозунг предыдущих лет: «после лихих 90-х Россия обрела стабильность» сейчас уже не работает. И не только потому, что так называемая «стабильность» сковывает экономику, приводит к падению инвестиций, бегству капитала, росту коррупции. Просто для нового поколения россиян, которые родились в конце 1980-х — начале 1990-х, разговоры о «хаосе» того десятилетия — пустой звук. Для этого ударного отряда российской «снежной весны», как называют российские протесты зимы 2011/2012 года, аргумент «что бы власть ни делала, все равно жить стало лучше, чем в 1990-х» не проходит. В России появился запрос на другую страну.


36_240.jpgЛеон Арон

Директор российских программ Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute), ведущего исследовательского центра в Вашингтоне. Родился в 1955 г. в Москве. В 1978-м покинул СССР, с тех пор живет в США и профессионально изучает Россию. Автор книг «Ельцин», «Российская революция» и более 300 статей, опубликованных в газетах «Вашингтон пост», «Нью-Йорк таймс», «Уолл-Стрит джорнэл» и других ведущих американских СМИ. С 1990 по 2004 г. — постоянный участник программы радиостанции «Голос Америки» — «Глядя из Америки», которая еженедельно транслировалась на СССР и Россию.









×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.