Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#

#Политика

Грузия на грани фола

14.01.2008 | Барабанов Илья , Морарь Наталья | № 01-02 от 14 января 2008 года

Они выбирают — мы смотрим

Они выбирают — мы смотрим.

Согласно данным всероссийского социологического опроса, 72% россиян, опрошенных социологами, еще месяц назад были уверены, что на президентских выборах 2 марта 2008 года победит первый вицепремьер и официально назначенный преемник Дмитрий Медведев. Согласно данным возможного кандидата от оппозиции, бывшего премьера Михаила Касьянова, многие россияне вообще не знают, когда будут президентские выборы. Поразительно, но в некоторых странах бывает ровно наоборот. В Грузии, например, в победе Михаила Саакашвили сомневались даже некоторые его ближайшие соратники и практически все ожидали второго тура. В США, где о выборах говорят в режиме нон-стоп, известно лишь одно: они состоятся 4 ноября 2008 года, остальное — сплошное многоточие

Абитуриент.

Михаил Саакашвили избран президентом Грузии. Причем в первом туре. Cторонники уверены: Грузия «успешно сдала экзамен на демократию». Оппоненты утверждают прямо противоположное. Но окончательную оценку можно будет поставить только в апреле. Корреспонденты The New Times пытались разобраться в интригах грузинской демократии непосредственно на улицах Тбилиси и в штабах конкурентов

Илья Барабанов, Наталья Морарь
Тбилиси—Москва

На выходе из международного аэропорта в Тбилиси — огромный плакат с портретом Михаила Саакашвили и призывом голосовать за № 5 в избирательном бюллетене. № 5 — это Саакашвили. Вдоль трассы в сторону Тбилиси стоят еще 17 подобных щитов. В самом Тбилиси — билборды, автобусы с рекламой, стикеры в метро... «Весь административный ресурс был брошен на кампанию Саакашвили», — утверждает один из лидеров грузинской оппозиции, в прошлом госминистр по урегулированию конфликтов Георгий Хаиндрава. Однако именно в Тбилиси Саакашвили выборы проиграл.

Административный ресурс

Лейтмотивом предвыборной кампании в Грузии стал целый ряд скандалов, получивших международную огласку. Во-первых, сами выборы были назначены после печально знаменитых ноябрьских выступлений оппозиции. 2 ноября 2007 года на улицы Тбилиси вышли более 150 тысяч человек. 7 ноября уже изрядно поредевший митинг (на площади перед парламентом остались от силы 300 —500 человек) был жестоко разогнан. Параллельно с помощью спецназа было остановлено веща- ние самого популярного в стране телеканала «Имеди» (The New Times подробно писал об этих событиях в № 40, 41), предоставлявшего трибуну оппозиции. Грузия перешла на режим чрезвычайного положения. Спасти свою репутацию Саакашвили было сложно, но выход он нашел: досрочно ушел в отставку и назначил на 5 января президентские выборы, а также два плебисцита: о вступлении страны в НАТО и переносе парламентских выборов с ноября на апрель 2008 года — собственно, последнее и было одним из главных требований оппозиции, разогнанной в ноябре. ЧП вскоре отменили. Телеканал «Имеди» даже вернулся в эфир. Но не надолго. 18 декабря была обнародована видеозапись, на которой депутат Валерий Гелбахиани, начальник штаба одного из кандидатов в президенты Грузии от оппозиции, миллиардера и владельца «Имеди» Бадри Патаркацишвили, пытался договориться с главой Специального оперативного департамента (СОД) МВД Грузии Эрекле Кодуа о поддержке им правительственного переворота, намеченного сторонниками Патаркацишвили на 5 — 6 января. После этого скандала журналисты «Имеди» приняли решение о прекращении вещания, объяснив это своим нежеланием участвовать в грязных политических играх. В результате к началу выборной кампании у оппозиции практически не было полноценной публичной площадки. «Все шесть крупных телеканалов работают на Саакашвили», — заявил The New Times Георгий Хаиндрава. Рупором оппозиции в это время стал телеканал «Кавкасия», его можно видеть только в Тбилиси. Но правда и то, что оппозиция получила в общей сложности 15 часов бесплатного рекламного времени на центральном ТВ: каждую неделю на центральных телеканалах в эфир выходило 21 политическое ток-шоу. В каждом из них выступали представители и партии власти, и кандидаты от оппозиции. Так продолжалось четыре недели. В ново- стях, как убедились корреспонденты The New Times, всех кандидатов также показывали. Но факт и то, что новостные выпуски начинались с сюжетов о Михаиле Саакашвили, которые, как правило, были длиннее и подробнее, чем те, в которых освещалась деятельность оппозиционных кандидатов.

Деньги

Намного более очевидно применение административного ресурса было заметно в наружней рекламе. Кандидатам от оппозиции приходилось довольствоваться расклейкой своих плакатов формата А4 на заборах, да и их, по утверждению представителей штабов, быстро срывали. По Тбилиси накануне выборов также курсировали 2000 автобусов с рекламой Саакашвили, а в день выборов власти сделали весь общественный транспорт бесплатным. «Чтобы нас не обвиняли в монополизме, мы задействовали далеко не весь общественный транспорт, — объясняет главный идеолог партии Саакашвили «Единое национальное движение» и лидер парламентского большинства Георгий Бокерия. — Правами на размещение рекламы на транспорте владеет частная компания, мы специально потом обращались к ней и узнали, что ни один другой конкурент даже не пытался вести с ними переговоры, чтобы рекламировать себя таким способом». В интервью The New Times Георгий Жвания, бывший начальник штаба Бадри Патаркацишвили, ушедший с этого поста после скандала с видеозаписью, заявил, что все финансовые потоки для оппозиции были перекрыты. «Все попытки Патаркацишвили перечислить деньги блокировались, даже если речь шла просто о зарплате сотрудникам штаба», — сказал Жвания, добавив, что никто из бизнесменов уже не рискует финансировать оппозицию, а в рекламных фирмах в ответ на запросы о возможности размещения рекламы своих кандидатов на билбордах или на тех же автобусах оппозиционерам отвечали категорическим отказом. «У кого есть деньги, тот ставит билборды, — опроверг слова Жвании в интервью The New Times министр экономики Грузии Каха Бендукидзе. — Кто-то решил тратить деньги на наружную рекламу, кто-то решил распорядиться ими иначе». Бендукидзе уверен, что все разговоры оппозиции о том, что им запрещают размещать рекламу, — ложь и провокация. «Это кучка авантюристов, — резюмировал Бендукидзе. — Некоторые из них (кандидатов от оппозиции) глупы, некоторые беспомощны».

Правда, в вопросе о предвыборных средствах всё тоже далеко не очевидно. За несколько дней до выборов представители Лейбористской партии Грузии, от которой на выборах баллотировался Шалва Нателашвили, обнародовали официальный документ ЦИКа со сведениями о расходах предвыборного фонда кандидата Саакашвили. Согласно этому документу, к концу декабря на счета фонда поступило около 10 миллионов лари. «Когда мы обратились к грузинским бизнесменам с просьбой профинансировать нашу предвыборную кампанию, они, конечно, нам отказали, — заявила представитель Лейбористской партии Нестан Киртадзе. — До настоящего времени в предвыборном фонде Лейбористской партии Грузии находится лишь 28 тысяч лари». Сколько в действительности стоила кампания Саакашвили, начальник его штаба госминистр по урегулированию конфликтов Давид Бакрадзе в интервью The New Times затруднился назвать сумму, но пообещал, что вскоре будут обнародованы полные сведения о том, во сколько обошлась победа Саакашвили.

Досрочная победа

Первые результаты выборов ЦИК Грузии обещал обнародовать в полночь, через четыре часа после завершения голосования. С утра к участкам выстроилась очередь. Связано это, правда, было не с высокой явкой избирателей, которая в итоге оказалась вполне обычной — 56,62%, а с не самой лучшей ор- ганизацией: на улицах стояли очереди, зато внутри избирательных участков было пусто. В полночь никаких результатов так и не поступило. Но после завершения голосования разразилась целая медиадрама. Сначала представители никому не известной украинской социологической компании объявили о победе кандидата от объединенной оппозиции Левана Гачечиладзе. Говорили об оглушительном триумфе в Тбилиси и общей победе по стране, но не в первом туре. В штабе Гачечиладзе новость восприняли на ура. «Мы боролись за эту победу и мы ее добились», — заявил Хаиндрава. Прошло еще несколько минут, и появились результаты уже другого exit-pole, сделанного по заказу четырех грузинских телеканалов. По их данным, Саакашвили побеждал уже в первом туре, набирая более 50% голосов. Праздновать начали уже в штабе Саакашвили, расположенном в тбилисской филармонии. В зал набились более тысячи человек, которым раздали флаги Грузии. Начался концерт. Саакашвили появился в филармонии уже после часа ночи. Его речь заняла ровно три минуты. Поблагодарив тех, кто голосовал за него, и тех, кто за него не голосовал, он пообещал работать на благо грузинского народа, после чего мероприятие завершилось. Центральная улица Тбилиси, проспект Руставели, напоминала в эти минуты Санкт-Петербург после победы футбольного «Зенита». Машины, из которых торчали по 2 — 3 флага Грузии, сигналя, нарезали круги по городу. «Красные» (цвет сторонников Саакашвили) праздновали победу над «белыми» (цвет, выбранный объединенной оппозицией). Оппозиционеры расценили этот праздник как давление на членов избиркомов, которые в это время считали голоса, заявив о массовых фальсификациях на выборах.

Первые данные от ЦИКа появились лишь в 4 утра. Саакашвили набирал более 60%, и во второй тур уже никто не верил. Оппозиция призвала своих сторонников выходить на ули- цу. Митинг начался в два часа дня, собрав на площади Рике более 10 тысяч человек. К этому моменту показатели Саакашвили уже упали до 55%. Появилась вероятность второго тура. Заявив о недопустимости фальсификации воли граждан, лидеры оппозиции потребовали на митинге второго тура. К этому моменту о своей поддержке Гачечиладзе во втором туре уже успели заявить все остальные кандидаты. Из Лондона с заявлением выступил Бадри Патаркацишвили (он и голосовал в Л ондоне). В собравшейся толпе ходили слухи о том, что ночью власти специально поливали площадь водой, чтобы людям было неудобно, а в случае разгона никто не мог убежать. Однако разгонять оппозиционеров никто не спешил, стоявшие в отдалении несколько машин дорожной полиции следили за происходящим, не вмешиваясь1.

«Саакашвили не понимает свой народ! Он учился и работал на Западе после окончания школы, а вернулся в Грузию, чтобы сразу стать депутатом, — объясняла журналистам одна из митингующих. — Он не понимает, что можно делать, а что нельзя. Нельзя ночью снять девочку на автобусной остановке, переспать с ней прямо в машине, а потом выпустить. На следующий день весь город будет об этом знать!»

К концу митинга пришла новость из отеля «Шератон», где свою пресс-конференцию проводили наблюдатели от ОБСЕ: они признали выборы демократическими, назвав их «самыми конкурентными в истории Грузии», и призвали грузинские власти тщательно разобраться со всеми нарушениями. Митинг завершился. Спустя буквально час стало известно: по данным ЦИКа, Саакашвили набирает уже только 48,5%. Второй тур, казалось, неизбежен. Лишь потом стало ясно: в этот момент просто были досчитаны все голоса по Тбилиси. Столица Грузии, несмотря на билборды и обвешанные рекламой автобусы, выступила против Саакашвили, поддержав оппозицию. За Саакашвили в Тбилиси проголосовали 32,5% избирателей, а за Гачечиладзе — почти 40%. «Тбилисцы разочаровались в Саакашвили», — сообщил The New Times пожилой продавец в газетной палатке, попросивший на всякий случай его не записывать. Но потом для штаба нового старого президента наступило успокоение: сельские районы в своем большинстве голосовали за «нашего Мишу». Почти полностью сбылся прогноз Кахи Бендукидзе, который он дал The New Times в день голосования: Саакашвили победит в первом туре, набрав ровно в два раза больше, чем Гачечиладзе: 52% против 25%.

Ватерлоо для президента

«Какой экзит-пол! Ложь это, а не экзит-пол! — таксист, подвозивший корреспондентов The New Times, не верит в честность итогов выборов. — Вот мое такси — это экзит-пол. За последние полтора месяца — 500 человек, и только двое из них были сторонниками «Единого национального движения», а 498 собирались голосовать за кого угодно, кроме Миши». Другой аргумент оппозиции: на ноябрьские митинги люди вышли с требованием переноса парламентских выборов с ноября на апрель. Итоги референдума по этому вопросу: более 60% граждан проголосовали за выборы в апреле. «Как, поддержав оппозиционное требование, грузины могли проголосовать за Саакашвили?», — спрашивали они репортеров The New Times. Но сравнение результатов президентских выборов с итогами референдума (кстати, большинство проголосовали и за вступление Грузии в НАТО) считать корректным сложно. Еще сложнее проверить слухи о массовых фальсификациях: «У нас был случай в районе Марнецли, — говорит начальник штаба одного из оппозиционных кандидатов и генсек партии «Новые правые» Давид Саганелидзе. — В одном и том же детском садике рядом были расположены два участка. На одном была установлена видеокамера, а на другом нет. На участке с камерой из 1314 зарегистрированных избирателей на выборы пришли 328 человек, из которых 215 проголосовали за Саакашвили. На участке же без камеры из 1458 избирателей пришли 1407, из которых за Саакашвили проголосовали 1199». Кроме Тбилиси, Саакашвили проиграл во многих других крупных населенных пунктах. И есть районы, где голосовали в туркмено-узбекском стиле: например, в районе Ниноцминда за Саакашвили проголосовали чуть более 90% граждан, что по определению невозможно.

Из огня да в полымя

На момент подписания номера оппозиция заявляла о намерении оспаривать итоги выборов в судебном порядке. На 13-е намечен очередной оппозиционный митинг, и чем он завершится, сказать сегодня сложно. Если пересмотра итогов выборов не произойдет, то через две недели, после инаугурации, для Саакашвили начнется его второй президентский срок. Грузия же моментально вступит в новую кампанию, уже парламентскую. Учитывая, что в общей сложности кандидаты от оппозиции набрали 43% голосов, можно быть уверенным: следующий состав парламента Грузии будет уже не настолько лояльным Саакашвили. Золотые времена трехлетней давности, когда за него были готовы голосовать 97% граждан, прошли. Так что ответ на вопрос, сдала ли Грузия свой экзамен на демократию, можно будет дать лишь в апреле, когда пройдут парламентские выборы. Правда, Саакашвили явно пытаются помочь представители прокремлевского молодежного движения «Наши»: они заявили, что «грузинские выборы не соответствовали российским стандартам демократии». Безусловно, Саакашвили может расценивать это как большой и неожиданный, учитывая источник, комплимент.

Итоги мониторинга телеканалов
Медиа-совет опубликовал итоги своего мониторинга четырех ведущих телеканалов Грузии в предвыборный период. Мониторинг осуществлялся с 7 декабря 2007 года по 4 января 2008 года включительно. Исследовали эфир четырех телеканалов: «Общественный вещатель Грузии», «Рустави-2», «Мзе» и «Имеди». Эфирное время, предоставленное всеми четырьмя вещателями кандидатам в президенты: 1. Леван Гачечиладзе — 16 часов 36 минут 20 секунд; 2. Бадри Патаркацишвили — 11 часов 10 минут 37 секунд; 3. Давид Гамкрелидзе — 14 часов 31 минута 06 секунд; 4. Шалва Нателашвили — 14 часов 30 минут 03 секунды; 5. Михаил Саакашвили — 19 часов 46 минут 47 секунд; 6. Гия Маисашвили — 11 часов 36 минут 47 секунд; 7. Ирина Саришвили — 7 часов 36 минут 47 секунд. В результатах мониторинга не учтено эфирное время, которое было уделено публикации скрытых аудио- и видеозаписей (оперативных материалов генпрокуратуры), компрометирующих кандидата в президенты Бадри Патаркацишвили и главу его избирательного штаба Валерия Гелбахиани.

____________________________
1 В соответствии с весьма либеральным грузинским законодательством для проведения митинга никакого разрешения от властей не требуется. Единственное, что запрещено — митинговать у здания судов. В случае организации шествия с перекрытием дорожного движения власти необходимо уведомить за 5 дней.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.