Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

Who is Mr./Mrs.America?

14.01.2008 | Альбац Евгения | № 01-02 от 14 января 2008 года

Первые два этапа ралли под названием «выборы президента США» преодолены. Результаты — прямо противоложны тем, что предсказывали эксперты и социологи

Первые два этапа ралли под названием «выборы президента США» преодолены. Результаты — прямо противоложны тем, что предсказывали эксперты и социологи

Евгения Альбац

Ни собрания представителей по выборам кандидата (caucuses) в штате Айова, ни предварительные выборы (primaries) в Нью-Хемпшире не позволили определить очевидного претендента на роль кандидата в президенты ни у демократов, ни у республиканцев. Специалисты по избирательным предпочтениям, не говоря уже о политтехнологах, оказались посрамлены. В расово «белой» Айове (белые здесь составляют более 95% населения), расположенной на весьма консервативном Среднем Западе США, который на Восточном и Западном побережьях часто называют «другой страной», страной red necks — «красношеих», то есть белых работяг, особо не склонных к либерализму, победил афроамериканец с мусульманским именем — демократ, сенатор от штата Иллинойс и выпускник юридической школы либерального Гарвардского университета Барак Обама, о котором еще три года назад мало кто и что слышал. Ему же предсказывали чистую победу во втором раунде — на праймериз в северном штате Восточного побережья Нью-Хемпшир. Причем еще в середине декабря опросы показывали: Обама опережает главного своего соперника, сенатора-демократа от штата Нью-Йорк Хиллари Клинтон на 10 —12 процентов. Но в Нью-Хемпшире его обошла на два с небольшим процента (7479 голосов) г-жа Клинтон. У республиканцев еще в декабре лидерами считались бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани, известный своими либеральными — для республиканца — взглядами на вопросы социальной политики, и бывший губернатор штата Массачусетс Митт Ромни, богатый и успешный бизнесмен, который обещает в случае своего избрания президентом США сделать работу правительства (и следовательно, трату денег налогоплательщиков) столь же эффективной, как это ему удалось в бизнесе. Однако в Айове победил бывший баптистский пастор и бывший губернатор маленького южного штата Арканзас Майк Хакаби, неожиданно заявивший о своих претензиях на Белый дом лишь прошлой осенью. Еще в декабре американские газеты писали о нем как о политике, у которого «нет ни денег, ни организованной политической машины, ни понятной и реализуемой политической платформы, ни знания международных дел — ничего, кроме глубокой религиозности и популистских взглядов», а сейчас о нем говорят как о вполне возможном кандидате от республиканской партии на выборах в ноябре 2008 года. Напротив, популярнейший Рудольф Джулиани, который стал символом американского сопротивления терроризму после событий 11 сентября 2001 года, на выборах в штате Нью-Хемпшир получил от избирателей-республиканцев лишь позорное четвертое место и, как считают, скорее всего, выбыл из серьезной борьбы. На момент подписания номера в лидеры от республиканцев США зачислен 71-летний ветеран вьетнамской войны сенатор Маккейн: еще месяц назад его называли не иначе, как «политическим трупом».

Ограничения на $

Несмотря на известный стереотип о том, что деньги — это основной фактор любой, и американской в особенности, политики, оказалось, что и эффективность зеленых банкнот имеет свои пределы. Да, действительно, учитывая, что, согласно принятым ныне в США законам, размер взноса одного человека в фонд претендента не может превышать $2300, величина собранных средств демонстрирует, сколько людей готовы инвестировать заработанные доллары в кандидата, рассчитывая, что эти вложения не будут потеряны, а возможно, еще и принесут дивиденды в виде ответственной и продуманной государственной политики. И тем не менее, как показали выборы в январе, доллар бывает бит такими, казалось бы, фантомами, как взгляды, ценности, убеждения. Республиканец Ромни истратил в штате Айова около $6 миллионов, а победил там Хакаби, в распоряжении которого было всего лишь $327 тысяч. Избирательный фонд Хиллари Клинтон, собранный в немалой степени усилиями ее мужа, самый большой среди всех кандидатов от обеих партий — $90,9 миллиона. У Барака Обамы на $10 миллионов меньше, а шансы его многим представляются лучше. Буквально на днях и Джон Кэрри, кандидат в президенты США от демократов, в 2004 году призвал коллег по партии в Южной Каролине, где предварительные выборы намечены на 26 января, отдать голоса отнюдь не г-же Клинтон — Бараку Обаме. Та же «странность» с денежным вопросом у республиканцев: в фонде сенатора Маккейна в два раза меньше миллионов долларов, чем у бывшего массачусетского губернатора и бизнесмена ($32,1 против 62,8 миллиона у Ромни и $47,3 миллиона — у Джулиани), а лет ему существенно больше, переболел раком, из-за ранения не может сам причесаться. Ан нет, опросы показывают: предпочтения американцев-республиканцев пока на его стороне. Может, в этой интриге, в отсутствии заданности и института преемничества — и прелесть нормальной демократической политики?

Строуб Тэлботт — Евгении Альбац

Кто же все-таки имеет шансы выйти в финал главных мировых выборов-2008? Об этом Строуб Тэлботт, президент одного из самых авторитетных вашингтонских исследовательских институтов Brookings Institute, в прошлом заместитель государственного секретаря США в администрации президента Клинтона — в интервью The New Times.

Понимаю, что предлагаю погадать на кофейной гуще, и тем не менее: чьей победы — Обамы или Хиллари — вы ожидаете по результатам «супервторника » 5 февраля?1

Ну до этого еще будет праймериз в Южной Каролине…

И там Хиллари и Обама идут, согласно опросам, нос к носу — с разницей 1 процент…

Джон Эдвардс
Джон Маккейн
Рудольф Джулиани
Митт Ромни
Майк Хакаби

Я отвечу вам фразой, которая принадлежит известному советскому политику Вячеславу Молотову, который, когда где-то в конце сороковых годов его спросили, что он думает о демократии, ответил: «Демократия — это очень хорошая система. Единственная проблема с ней — вы никогда не знаете, каков будет ее результат». Гонка в этот раз очень жесткая. Она как раз классический пример того, насколько непредсказуемой может быть демократия. Все без исключения эксперты, которых я знаю, а я знаю очень многих, утверждали, что у Хиллари нет ни одного шанса выиграть праймериз в Нью-Хемпшире. «Она перегорела», — ровно так говорили. Она тем не менее победила. Сейчас я лечу в Южную Каролину, где будут следующие праймериз: экспертные оценки — Обама вне всяких сомнений обойдет там Хиллари. Однако первые результаты, причем в отношении кандидатов от обеих партий — кто ожидал победы Хакаби в Айове? — показали, что прогнозы сегодня плохо работают как в отношении праймериз в штатах, так и в отношении того, кто от какой партии будет в конечном итоге номинирован.

И тем не менее, кто скорее может стать кандидатом от демократов: Клинтон или Обама?

На прошлой неделе я был в Лас-Вегасе: там вполне опытные люди делали ставки на праймериз — потеряли деньги. У Хиллари есть мощная, хорошо организованная политическая машина, много денег, большая поддержка. С другой стороны, у Обамы — харизма, страсть, поддержка молодых избирателей, усталость американцев от политиков, давно сидящих в Вашингтоне. В этом смысле у представителей демократической партии очевидное преимущество перед республиканцами, многие американцы так измучены восемью годами правления Буша, что говорят себе: в Белый дом должен прийти новый человек, никак не связанный с прежней, как сказали бы в России, номенклатурой. И эти настроения тоже в копилку Барака Обамы.

Айова показала, что сенатора Обаму поддерживают прежде всего молодые избиратели — 60% тех, кто отдал за него свои голоса (или точнее, поднял руки на собрании представителей), не старше 25 лет, тогда как за сенатора Клинтон 45% голосовавших — люди, которым за 65. И лишь 20% опрошенных указали, что опыт в сфере государственного управления, в международных делах имеет значение в выборе кандидата. Похожие результаты дал и Нью-Хемпшир: за Обаму, как и в Айове, отдали свои голоса «независимые», то есть избиратели не афиллированные ни с одной из партий, а также жители университетских городков. Значит ли это, что в дилемме политический опыт vs жажда изменений американцы уже определились?

Одна из главных отличительных черт этой президентской гонки — интерес к выборам молодых избирателей. Американцы вообще, прямо скажем, не слишком активно участвуют в выборах. Но молодые — совсем плохо: в 2000 году лишь 12% тех, кто голосовал, были в возрастной группе 18 —25 лет. И это — тоже козырь 46-летнего Барака Обамы.

Да, но на стороне Хиллари — по-прежнему невероятно популярный 42-й президент США Уильям Джефферсон Клинтон: социология в Нью-Хемпшире показала, что там он на 10 пунктов обошел по популярности и жену, и Обаму. Другими словами, избиратель может решить, что, отдавая свой голос Хиллари, он на самом деле имеет шанс вернуть в Белый дом Билла. Не так?

Нью-Хемпшир многим удивил, и этими данными в том числе. На праймериз 1992 года Билл Клинтон там был только вторым. Я же говорю: это совершенно непредсказуемая гонка — в той же Айове, судя по всему, присутствие мужа как минимум не помогло, если не навредило.

Однако нет одного фактора, который определял бы политические предпочтения. Желание увидеть в Вашингтоне новое лицо — да, но и опыт тоже — да. Человеку, который придет в офис в западном крыле Белого дома в январе 2008 года, предстоит столкнуться с та-а-кими проблемами, с которыми мало кто из его предшественников сталкивался: Ирак, Ближний Восток, терроризм. Так что опыт важен. Но не менее важны и особенности личности, и то, что называется электорабельностью. Собственно, праймериз — это как раз и есть тест на избираемость: бывает, политик по всем объективным показателям кажется хорош, а олоса тем не менее отдают его конкуренту.

Вот-вот — об избираемости. Айова — практически белый в расовом отношении штат Среднего Запада США. И тем не менее афроамериканец Обама там обошел и Хиллари Клинтон, и Джона Эдвардса. Значит ли это, что расовый вопрос — как минимум в избирательных предпочтениях — перестал быть фактором?

Стыдно, но нет, так сказать нельзя. Цвет кожи, и не только он, по-прежнему играет роль. И рабство, и гражданская война — все это было в нашей истории и все еще не забыто. Именно поэтому, если президентом США будет избран афроамериканец, впрочем, равно если президентом будет избрана женщина, это будет иметь экстраординарное влияние и на Америку, да и вообще на мир. Но было бы ошибкой думать, что все американцы к такому выбору готовы.

А необходимое для победы большинство готово?

Не забывайте, есть и еще один фактор, который уже использовался оппонентами демократов: Обама — исламское имя, его отец был мусульманином, и имя его было Хуссейн. И многие с подозрением относятся к человеку с такими корнями. И не только в США. А в России? Но надо сказать, что Обама гениально ведет кампанию: не только в том, как он минимизирует, возможно, негативное отношение к себе, но и то, как он ненавязчиво те же факторы использует для того, чтобы подчеркнуть, что только такой человек и может принести Америке необходимые реформы, способен изменить политику, наконец, что только в Америке и возможно, чтобы человек с его цветом кожи и его именем был избран президентом США.

Однако некоторые собеседники в Вашингтоне намекают, что победа Обамы в Айове, и возможная — на ближайших праймериз в Южной Каролине, вызывает опасения в главном штабе демократов — в Национальном комитете Демократической партии США. Демократ-афроамериканец не сможет победить белого республиканца. Возможно ли, что у демократов появится какая-то новая лошадка? Или, например, старая (бывший вице-президент в администрации Клинтона) — Ал Гор? Говорят, с ним идут переговоры, это так?

Возможно, и есть люди, которые считают, что Обама или Хиллари не избираемы. Но мне трудно представить себе, что сейчас появится кто-то еще. Ал Гор — практически на 100% исключено. До «супервторника» 5 февраля осталось меньше месяца. После этих праймериз более или менее будет понятно, кто станет номинантом от демократической партии. Хотя окончательно решение будет принято на конвенции (съезде) партии летом этого года.

Джон Эдвардс (еще один кандидат от демократической партии и бывший сенатор от Северной Каролины) — у него после третьего места в Айове и Нью-Хемпшире еще есть шансы?

Кампания Эдвардса построена на двух превходящих условиях: первое — Барак и Хиллари разрушат друг друга; второе — классовая борьба. Эдвардс выступает как защитник интересов среднего класса против богатых. Мне кажется, что в сегодняшней Америке это уже плохо работает: многие американцы по горло сыты жестко конфронтационным характером вашингтонской политики и, скорее, готовы отдать голоса тому или той, кто готов быть объединителем. Таким, кстати (на выборах 2000 года), был Ал Гор, который набрал большинство голосов избирателей, но проиграл Бушу по голосам коллегии выборщиков.

Возможно, что на конвенции (съезде) демпартии делегатами будет предложена некая новая кандидатура?

Маловероятно. То есть, конечно, могут возникнуть некие форс-мажорные обстоятельства — например, смерть кандидата, победившего на праймериз. И в истории США были номинанты и президенты, которые не участвовали в праймериз. Но так было в 40 — 60-е годы, когда политические машины партий, их съезды имели определяющее значение и именно они назначали кандидатов на выборы. С этим покончено. Кандидат от демократической партии будет известен после 5 февраля и уж точно не позднее весны, то есть еще до конвенции.

По-другому поставлю вопрос: какой фактор — пол (женщина) или цвет кожи (афроамериканец) может иметь большие негативные последствия для демократов, учитывая, что оппонент — представитель республиканской партии — однозначно белый мужчина?

Цвет кожи. Женщины — это большинство и, как показали и выборы в сенат, и праймериз в Нью-Хемпшире, многие из них готовы отдать свои голоса Хиллари. И я не сомневаюсь, что Хиллари будет прекрасным президентом.

Даже при том, что возвращение четы Клинтонов в Белый дом заставит говорить о практике династического или, если угодно, семейного правления в США. Сначала Буши, потом Клинтоны…

В истории США такое уже бывало: отец и сын Адамсы, кузены Рузвельты… Еще раз повторю: предпочтения избирателей основываются на многих и разных факторах. Например, очень важную роль играет то, кто будет номинирован в качестве вице-президента. Джон Кеннеди никогда не был бы избран президентом, если бы вторым при нем не был консерватор с Юга Линдон Джонсон.

И кто может быть номинирован в связке с сенатором Хиллари Клинтон?

Возможно, губернатор штата Огайо Тэд Стрикланд — этот штат имеет принципиальное значение на Среднем Западе. Возможно, Марк Ворнер, бывший губернатор-демократ штата Вирджиния, правда, он сейчас и кандидат в сенат, возможно, Билсейк Ричардсон, бывший губернатор Айовы. «Второй» – это принципиально.

Республиканская партия: кто?

Еще несколько недель назад я думал, что это будет Митт Ромни (бывший губернатор Массачусетса). Но он пока проигрывает.

Появление у республиканцев бывшего губернатора Арканзаса Хакаби — это было для вас неожиданностью?

Абсолютно. И я был поражен тем, что он победил в Айове. Но и Маккейн еще месяц назад был всеми объявлен «мертвым» кандидатом. А сегодня я думаю, что он вполне возможно и станет кандидатом от республиканцев: он выглядит сильнее своих конкурентов. Правда, есть одна мелочь — возраст…

Бывший мэр Нью-Йорка Джулиани — у него остались еще шансы?

Мне кажется, что немного. Однако, повторю, на моей памяти это самая непредсказуемая и потому самая интересная гонка за пост президента США. Точно известно лишь одно: 4 ноября 2008 года в Америке пройдут выборы президента США, а в январе 2009 года кто-то — она или он — займет кабинет в Белом доме.

__________________
1 Праймериз обеих партий пройдут 5 февраля в 20 штатах страны, на которых будут избраны 40% от общего числа делегатов на съезды (национальные конвенции) как Демократической, так и Республиканской партий США.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.