Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Франция: Саркози в ауте

15.03.2012 | Бонне Франсуа, главный редактор сайта Mediapart.fr — специально для The New Times, Париж | № 09 (237) от 12 марта 2012 года

В президентской гонке лидирует социалист
45_240.jpg
Шарман, месье президент! Во Франции окончательно определился фаворит президентской гонки. И это не Николя Саркози. Ему никак не удается с    равняться в рейтингах с главным соперником — социалистом Франсуа Олландом. Все прогнозы — в пользу кандидата от левых: 25% против 29% — в первом туре (22 апреля), 44% против 54% — во втором (6 мая). Что не устраивает французов в нынешнем хозяине Елисейского дворца — разбирался The New Times

Как это обычно бывает каждые пять лет, Франция — в трансе. Предстоят выборы президента, обладающего практически королевской властью, республиканского монарха, который может делать все, что ему захочется. Но на сей раз есть еще одна причина, почему страна, где был 1789 год, пребывает в ступоре: Николя Саркози хочет вновь подняться на трон. Избиратели, живущие в условиях кризиса, охвачены страстным желанием убрать того, кого сами же избрали пять лет назад в обстановке эйфории за его обещания добиться «перелома». Тогда, в 2007 году, сверхактивность Саркози заставила забыть безынициативность уходящего президента Жака Ширака. «Необходимо покончить с «радикальным рагу», — заявляли сторонники будущего президента. «Радикальное рагу» — от названия старейшей в стране Радикальной партии и гастрономического блюда юго-запада Франции, ставшего синонимом обжорства, пустой болтовни и бездействия. В 2012-м все изменилось. На протяжении последних шести месяцев все опросы предсказывают поражение Саркози и победу кандидата от соцпартии Франсуа Олланда. Последнему прочат победу с 10-процентным отрывом — никогда раньше не было ничего подобного.

«Да, я кандидат»

Дабы сократить разрыв, президент Франции решил вступить в кампанию раньше, чем это было предусмотрено. «Да, я кандидат», — заявил он 15 февраля в эфире TF1, первого канала страны, который принадлежит одному из его лучших друзей — Мартэну Буигу, владельцу одной из крупнейших строительных корпораций мира. Однако и после этого опросы общественного мнения не зафиксировали роста популярности президента.

6 марта Саркози сделал вторую попытку догнать Олланда — принял участие в дебатах с бывшим премьер-министром социалистом Лораном Фабиюсом на телеканале France 2. «Во Франции слишком много иммигрантов», — заявил Саркози, предложив почти вдвое сократить легальную иммиграцию — со 180 тыс. до 100 тыс. человек в год. Для этого он предлагает при выдаче вида на жительство ввести минимальную планку дохода и жилищных условий иммигранта, а при подаче документов на воссоединение семьи — проводить экзамены по французскому языку и знанию «ценностей республики». Итогом стал громкий скандал: ведущие СМИ обвинили Саркози в крайне правых взглядах. Стране, где одна мусульманская община насчитывает 5 млн человек, эти идеи пришлись не по вкусу.
45_490_01.jpg
Николя Саркози во время предвыборной поездки в Аннеси. Серьезных поводов улыбаться маловато

Жизнь удалась

Наблюдатели говорят о четырех причинах вероятного проигрыша Саркози. Первая причина относится к сфере личной жизни. Все помнят об огромном влиянии, оказываемом на Саркози его предыдущей супругой Сесилией: официальный советник, отслеживающая окружение будущего президента, она была одним из архитекторов его избирательной кампании в 2007-м. Отпраздновав тогда победу мужа, Сесилия, не сказав ни слова, покинула Николя, чтобы обосноваться в Дохе (столица Катара. — The New Times) и Нью-Йорке со своим новым спутником Ришаром Аттиасом. Несколько месяцев спустя один из самых знаменитых рекламщиков страны Жак Сегела (именно ему принадлежат слова: «Если в 50 лет у тебя нет часов Rolex, значит, жизнь не удалась») организовал ужин, на котором встретились Карла Бруни и Николя Саркози. Любовь с первого взгляда, бурление страстей, свадьба…

Карла — Николя… Официально это спокойная жизнь, как об этом говорит Елисейский дворец. Вечера за чтением книг, просмотром телевизионных передач, напеванием романсов Мадам, диски которой совсем не продаются. А с некоторых пор еще и малышка Джулия, родившаяся прошлой зимой.

Карла любит своего мужа, но не политику, и говорит, что ничего в ней не смыслит. Правда, это не совсем соответствует истине, ибо ее многочисленные связи в культурных кругах способствовали неожиданному карьерному взлету некоторых персонажей. Например, Филиппа Вала, спорного автора редакционных статей, который внезапно был выдвинут Николя Саркози на пост президента важнейшей государственной радиостанции France Inter.
 

За пять лет царствования Саркози в стране стало больше бедняков — на 330 тыс. — и безработных — на 1 млн, госдолг вырос на €600 млрд, в промышленности ликвидировано более 500 тыс. рабочих мест    


 

Дзинь-президент

Вторая причина кроется в самом Саркози. Он регулярно заявляет, что «изменился» — дабы прекратить нападки на себя. В первую очередь на тему его страсти к деньгам, роскоши и жизни на широкую ногу. «Президент дзинь-дзинь» — так его называют. «Дзинь-дзинь» — это как звон золотых цепочек на часах Rolex, которые он так любит. Свою победу в 2007 году он отправился отмечать в Le Fouquet’s на Елисейских полях в компании крупнейших предпринимателей страны. Le Fouquet’s считается рестораном нуворишей, где выставляют напоказ свое богатство и социальное положение.

Потом появлялись слухи, что он решил уединиться на несколько дней в монастыре: новому президенту якобы захотелось поразмышлять перед вступлением в должность. Но потом выяснилось: Саркози ушел в круиз на огромной яхте одного из крупнейших бизнесменов страны Венсана Боллоре, еще одного своего близкого друга. А несколько недель спустя его обнаружили на отдыхе в одном из шикарнейших уголков Соединенных Штатов! Итак: пристрастие к роскоши, дружба с крупнейшими бизнесменами, налоговые подарки самым богатым… И одновременно — приступы гнева, нервозность, одержимость по отношению к СМИ, давление на журналистов, увольнение крупных чиновников, взятие под непосредственный контроль полиции и секретных служб.

«Со всем этим покончено, он стал намного более спокойным, отстраненным, он вошел в роль президента, он полностью осознал европейский кризис и очень много размышляет», — утверждал недавно его советник по связям с общественностью. Более того, отныне Николя Саркози примеряет на себя имидж «антисистемного кандидата». «Я хочу быть кандидатом народа Франции, а не малой элиты», — заявляет тот, кто никогда не скрывал своих связей с элитой бизнеса.

Увы, мало кто верит в эти перемены.

Страна Саркозия

Третья причина — в череде скандалов, сопровождающих Саркози. Скандал о комиссионных, полученных от продажи оружия в Пакистан в 90-х годах; скандал «Бетанкур» — по имени самой богатой женщины Франции (группа l’Oreїal), которая подозревается в незаконном финансировании президентской партии; скандал «Такиеддин» — по имени франко-ливанского посредника в торговле оружием, поставляемым полковнику Каддафи; скандал с телефонной прослушкой журналистов, за которыми следили секретные службы; скандал «Тапи» — по имени бизнесмена, близкого к президенту и получившего возмещение от государства на сумму более €300 млн в результате долгой юридической процедуры.

«Саркозия под следствием» — это список людей из ближайшего окружения президента, обвиняемых по различным статьям. Их около двенадцати — чиновники, полицейские, директор разведывательной службы, политические советники, бывшие министры. Двое из них могут быть привлечены к ответственности Высшим судом республики, расследующим дела членов правительства: Эрик Верт, бывший министр бюджета и бывший казначей президентской партии, и Кристин Лагард, экс-министр экономики и финансов, а сейчас глава МВФ.

Скандалы случались при любых президентах: бриллианты Жискар д’Эстена, телефонные прослушки при Миттеране, коррупционные дела парижской мэрии при Шираке. Но никогда их не было в таком количестве и никогда — такого масштаба.
 

Свою победу в 2007-м Саркози отправился отмечать в компании крупнейших предпринимателей в Le Fouquet’s — ресторан нуворишей, где выставляют напоказ свое богатство и социальное положение    


 

Великий ликвидатор

Наконец, четвертая причина «президентского тупика» — в итогах его правления. За пять лет в стране стало больше бедняков — на 330 тыс. — и безработных — на 1 млн (!). Госдолг вырос на €600 млрд. В промышленности ликвидировано более 500 тыс. рабочих мест, в сфере национального образования, бывшего гордостью страны, — 80 тыс. Около 4 млн человек имеют плохие жилищные условия, а недостаток финансирования может обрушить систему здравоохранения — еще одну французскую гордость.

Этого вполне достаточно для поражения Саркози, даже несмотря на его доводы о мировом финансовом кризисе.
45_490_02.jpg
Сумеет ли Франсуа Олланд проглотить самый большой в своей жизни кусок?

«Шутник» — впереди

На протяжении многих месяцев Елисейский дворец не сомневался, что главным противником Саркози будет кандидат от соцпартии экс-глава МВФ Доминик Стросс-Кан. Но в мае 2011-го случился скандал — Стросс-Кан был арестован в нью-йоркской гостинице «Софитель» за сексуальные домогательства. После этого социалисты выдвигают Франсуа Олланда. Первоначально Саркози этому радуется. Олланд никогда не был министром и на протяжении десяти лет руководил социалистической партией. Покладистый, жизнерадостный, любящий юмор и всяческие компромиссы, ненавидящий ссоры. Его противники прозвали его Flamby («Земляничка») — по названию марки йогурта с карамелью. «За тридцать лет политической жизни он ничего не сделал», — утверждает его бывшая подруга (тоже пять лет назад претендовавшая на президентскую должность) Сеголен Руаяль. Экс-премьер Лоран Фабиюс называл его «месье Шутник», чтобы подчеркнуть его никчемность или малозначимость.

Однако сегодня Олланд — на передовой. За год в качестве кандидата он навел порядок в своих делах. Прежде всего представив свою новую любовь, политическую журналистку, «женщину его жизни», как он говорит. А еще сбросив более 15 кг благодаря жесткой диете и сменив прическу — теперь у него строгий, вдохновенный облик, почти страдальческий, как и у его страны. Долой шуточки и юмор! Отныне Франсуа Олланд обещает, что «потребуются усилия, но будет справедливость, уважение, рост». Он хочет быть «нормальным президентом». «Нормальным» — чтобы лучше подчеркнуть всю ненормальность президентства Саркози. И это работает!

«Мы недооценили Олланда, теперь догнать его будет трудно», — признался недавно один из советников Саркози. Трудно — не то слово. Очень трудно.

Перевод с французского Валерия Шевелкина






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.