Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

Инстинкт демократии

14.01.2008 | Колесников Андрей | № 01-02 от 14 января 2008 года

Партия проиграла, страна выиграла

Инстинкт демократии. Два десятилетия назад в Советском Союзе благодаря воле к власти Михаила Горбачева возникла идея альтернативных выборов. Та самая, которую сейчас профанировали

В конце января 1987 года состоялся Пленум ЦК. Главный вопрос его повестки звучал привычно зубодробительно: «О перестройке и кадровой политике». На самом деле именно тогда Михаил Горбачев, искавший массовую опору своей политике и не находивший ее, решил снять нелояльный слой старой номенклатуры. Удобных сталинских хирургических инструментов — репрессий — у него в руках не было. Приходилось искать другие. В постановлении Пленума была заявлена идея выборов в Советы и партийные органы на альтернативной основе.

23 мая 1988 года, в ходе обсуждения на Политбюро проекта тезисов ЦК к партконференции, генсек сформулировал выстраданное и главное: «Сердцевина нашей реформы — разделение функций партии и Советов, причем разделение капитальное. Это означает, что имеется в виду — передать весь комплекс управленческих функций Советам».

Летом 1988-го, на XIX партконференции, Горбачев фактически переместил центр власти от партии в представительные структуры: было принято решение о формировании Съезда народных депутатов. Поделившись властью с Советами, то есть с народом, генсек рассчитывал ее удержать, получить дополнительный ресурс поддержки. Но сама идея альтернативности, политической конкуренции немедленно начала разрушать власть партии.

Партконференция 1988 года подействовала на Горбачева успокаивающе. Он поверил в то, что контролирует ситуацию. «Партия справится», — сказал он с видимым облегчением на Политбюро после партийного форума. Но тут же поделился сомнениями: «Настроение масс будет нарастать против начальства. Тут ключ к восстановлению власти Советов и возрождения подлинно авангардной партии. Мы должны уловить эту обеспокоенность, иначе можем много потерять».

Горбачев боялся торопиться, боялся разозлить партноменклатуру. Но политическая интуиция подсказывала ему: если не хочешь потерять власть, надо начинать политическую реформу. Он начал действовать.

Пленум ЦК от 10 января 1989 года дал старт выборной демократии в Советском Союзе. Выбирали «красную сотню» на Съезд народных депутатов СССР. Выбирали тщательно, взвешенно, просчитывая последствия. Но первые же в истории страны свободные выборы принесли ошеломляющее поражение партии.

Не были избраны около 30 секретарей обкомов и горкомов КПСС. В Ленинграде оказались забаллотированными все партруководители и командующий военным округом. В Москве ситуация была похожа на ленинградскую.

Партия проиграла, страна выиграла.

Происходящие процессы были не просто сменой институтов власти. Выборная демократия не приходит одна. Вслед за съездами и свободными выборами последовало то, что должно было последовать. Реабилитация жертв политических репрессий, неформальные движения, «Демплатформа», Межрегиональная депутатская группа, вывод советских войск из Афганистана, отмена 6-й статьи, республиканский хозрасчет, «далее везде».

Начавшийся с альтернативных выборов распад КПСС, которая была не просто партией, а партией-государством, естественным образом означал и развал страны. Союз ССР де-факто закончился тогда, когда 24 августа 1991 года Горби сложил с себя полномочия Генерального секретаря.

В своем прощальном телеобращении Горбачев сказал: «Жизненно важным мне представляется сохранить демократические завоевания последних лет. Они выстраданы всей нашей историей…»

Так заканчивался горбачевский период. Наступала эпоха, когда народу, выстрадавшему демократию, предстояло научиться пользоваться свободой…


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.