Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Голосование: как это было

05.03.2012 | Альбац Евгения , Барабанов Илья | № 08 (236) от 05 марта 2012 года

02_tab.jpg
Нажмите, чтобы увеличить

Итак, сенсации не произошло: кандидат № 1, премьер-министр Владимир Путин победил в 1-м туре. Кампания холодной гражданской войны, в ходе которой люди узнали, что без Путина их ждет распад России и война всех против всех, а политические оппоненты премьера были объявлены предателями, которые «бегают за бугор», принесла свои плоды: более 60% отдали свои голоса Владимиру Путину. Впрочем, уже за день до голосования 4 марта инсайдеры называли планку, ниже которой кандидат № 1 опуститься не должен: 58%. Неудивительно, что exit-polls, проведенные государственным ВЦИОМом, дал ровно эту цифру (58,3%), а близкий к власти ФОМ — 59,3%. По данным независимых наблюдателей, Владимир Путин набрал плюс-минус 50%, и в любом случае он прошел в 1-м туре, хотя и балансируя на грани. Ровно поэтому в наиболее антипутинских городах (Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург) были задействованы самые разные технологии фальсификаций, прежде всего с открепительными талонами. Чиновники учли уроки декабря: памятуя отставки губернаторов, чьи регионы дали «Единой России» меньше 40%, в этот раз ни один из глав регионов не позволил себе опуститься ниже 50%. Например, в Архангельске «Единая Россия» в декабре набрала 31,9%, сняли губернатора, в марте область выдала на-гора 79,2%. Ровно то же произошло и в Вологде, Волгограде, Приморье. Привычно свою особую любовь к премьеру-президенту продемонстрировали национальные республики: от 60% (Марий Эл) до 99,82% (Чечня).
 

Это победа Путина не в борьбе с реальными соперниками, а в борьбе с обществом. Проценты ему обеспечены за счет мобилизации крайне ортодоксальной, воинственно настроенной части общества    


 

Голоса протеста

Пожалуй, неожиданным стал успех на этих выборах главы ОНЭКСИМа Михаила Прохорова. После позора с партией «Правое дело» аналитики считали его аутсайдером кампании. Стереотип: Россия никогда не проголосует за человека, чье состояние оценивается в $18 млрд, оказался серьезно поколеблен — не в последнюю очередь благодаря успешному участию в дебатах самого Прохорова. Можно было предположить, что за Прохорова отдаст голоса Москва, где средний достаток в десятки раз выше среднего по стране. И действительно, в столице, на момент подписания номера в печать, Прохоров вплотную приблизился к лидеру коммунистов Геннадию Зюганову, а в Петербурге и Екатеринбурге даже немного обходил его, набирая от 12% до 15%. Также хороший результат для новичка президентских кампаний дали Прохорову университетские города (Пермь, Томск) и самый западный регион страны Калининград. Необъяснимо много (10%) он набрал в Карелии (может, потому что здесь в Сегеже сидит Михаил Ходорковский?), Удмуртии и Магаданской области. А вот в Красноярском крае, где в селе Еруда Прохоров платит налоги и где он провел немало времени на «Норильском никеле», результат его ниже ожиданий: 6% в Норильске и 8,5% в целом по краю. К слову, Михаил Прохоров уже заявил, что не примет возможного приглашения Владимира Путина и никакие госдолжности занимать не станет.

Что касается Геннадия Зюганова, то лидер коммунистов набрал меньше, чем КПРФ на парламентских выборах: на момент подписания номера — 17%, тогда как в декабре у коммунистов было почти 20%. Очевидно, как и предсказывали аналитики, электорат КПРФ естественным образом идет на убыль, да к тому же в эту кампанию голоса у Зюганова отбирал премьер Путин, чья риторика была прежде всего направлена на бедных и пожилых, кому без помощи государства трудно выжить, а также на работников предприятий ВПК, которые раньше голосовали за КПРФ.

Аутсайдеры

Очевидными лузерами этой кампании стали лидер ЛДПР человек-партия Владимир Жириновский и бывший спикер Совета Федерации, лидер «Справедливой России» Сергей Миронов. Жириновский впервые за 20 лет его участия в главных выборах страны опустился на 4-е место: больше всего он набрал на востоке страны (10%), где он традиционно популярен, а в Центральной России политик, поставивший на свои знамена лозунг «Я за русских!», почти везде уступил Михаилу Прохорову.

Провалом года можно считать результаты Сергея Миронова. Если в декабре на парламентских выборах его партия набрала более 13%, аккумулировав большой процент протестных голосов, то в марте Миронов растерял и своих, и чужих, набрав чуть больше 3%. Даже в худшие для «Справедливой России» летние месяцы 2011 года рейтинг партии был выше — примерно 5%. Кампания Миронова была настолько невзрачной, сам питерский товарищ Путина настолько боялся обидеть недавнего патрона, что даже заявления Миронова в поддержку требований Болотной ему ничего не принесли.
02_490.jpg
На митинг в поддержку Владимира Путина согнали не только бюджетников и студентов со всей страны, но и казаков, и граждан стран ближнего зарубежья

Расколотая страна

Политолог Глеб Павловский, комментируя итоги голосования, заявил, что страна раскололась: крупные города не признают итогов голосования. «По тем протоколам, которые мы уже получили от наблюдателей, Путин набрал лишь около 50%. В Москве у Путина — меньше 48%, хотя глава Мосгоризбиркома Горбунов и говорит на голубом глазу: ни одной «карусели». Конечно, надо понимать, что это цифры без Кавказа, Татарстана и прочих «надежных» мест, но все равно интересно, какие цифры даст ЦИК после окончательного подсчета Москвы», — заявил один из создателей проекта «Гражданин наблюдатель» Дмитрий Орешкин. «По сравнению с декабрьскими выборами использовались более изысканные технологии нарушений, — говорит Александр Кынев. — Минимизировали прямые вбросы, взамен перенесли ряд участков непосредственно на предприятия, где проще контролировать волеизъявление граждан, дополнительно включали в списки подвезенных граждан. Это новая технология, которая раньше применялась редко, а сейчас стала массовой. Важно понимать: это победа Путина не в борьбе с реальными соперниками, а в борьбе с обществом. Проценты ему обеспечены за счет мобилизации крайне ортодоксальной, воинственно настроенной части общества. Главная опасность заключается теперь в том, что победители могут сказать: раз мы план по процентам выполнили, можно закручивать гайки и затыкать рты недовольным». «Не думаю, что результаты выборов для кого-то на Западе стали сюрпризом, — говорит профессор лондонского Королевского института международных отношений Филипп Хэнсон. — Возвращение Путина в президентское кресло вряд ли можно назвать позитивным явлением для России — ваша страна заслуживает лучшего».





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.