Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Не пустить Путина

05.03.2012 | Барабанов Илья , Левкович Евгений | № 08 (236) от 05 марта 2012 года

«Задача — не пустить Путина в Кремль». 5 марта на Пушкинскую площадь вышли тысячи недовольных итогами президентских выборов, а на Манежную — тысячи активистов прокремлевской молодежи. За новым витком холодной гражданской войны следил The New Times
16-1.jpg
Еще за четыре дня до 5 марта ситуация, казалось, зашла в тупик, и ОМОН, дубинки, массовые аресты казались неизбежными. Оргкомитет митингов «За честные выборы» настаивал на проведении акции на одной из главных площадей: Манежной или Лубянской. Мэрия упорно пыталась отправить оппозиционеров на привычную Болотную площадь или на Фрунзенскую набережную и площадку перед стадионом «Лужники». Последний раунд переговоров, состоявшийся в четверг 1 марта, растянулся на 2,5 часа. Решение было найдено, когда на Тверскую, 13 приехал глава столичного ГУВД генерал Владимир Колокольцев и предложил компромиссный вариант: Пушкинскую площадь с возможным перекрытием центральной улицы столицы, Тверской.

Торг

«Информирую, что проведение публичного мероприятия… потребует перекрытия движения, нарушит функционирование… создаст препятствие… нарушит права и интересы…» — весь этот стандартный набор глаголов, означающих одно: «в согласовании акции отказать», — лидер Левого фронта Сергей Удальцов увидел в письме от 24 февраля, подписанном руководителем департамента региональной безопасности мэрии Алексеем Майоровым. «Возможно, это последняя возможность мирно собраться на московских улицах не под водометами и не у распахнутой двери автозака», — написал в своем Fаcebook журналист Сергей Пархоменко, созывая москвичей на «Большой белый круг» на Садовое кольцо: 26 февраля на этот призыв откликнулись 30 с лишним тысяч москвичей. К тому времени уже было известно: борьбу за центральные площади города выиграли при поддержке властей представители «Румола» и «Наших» — первые получили право высказать свою любовь Путину на Лубянке, вторые — на Манежной площади (и те и другие действуют под крышей «штаба единых действий в поддержку Владимира Путина»). Но «рассерженные горожане» сдаваться не хотели: опросы, проведенные на сайте «Эха Москвы», в Facebook и Живом журнале Бориса Акунина, показали: 70% опрошенных заявили, хотят власти или не хотят, но они выйдут на Лубянку — даже под угрозой разгонов и арестов.

Как теперь известно, опрос этот был совместной инициативой оргкомитета протестных действий и мэрии. «Большой белый круг», цепочка держащихся за руки людей, растянувшаяся на 15 км главного кольца столицы, произвела, очевидно, сильное впечатление: переговоры в кабинете заместителя мэра Александра Горбенко шли три дня.

Компромисс

Утром 1 марта на новостных лентах появились громкие заголовки: «Оргкомитет митинга «За честные выборы» ставит ультиматум: либо Манежная, либо стихийный митинг». На самом деле все было сложнее, и разрешенная ныне Пушкинская площадь была одним из тех компромиссных вариантов, которые обсуждались на закрытом заседании оргкомитета протеста. Его главными сторонниками были один из лидеров ПАРНАСа Владимир Рыжков и депутат от «Справедливой России» Геннадий Гудков. Аргументы: нельзя дать власти повод применить силу — ей это может понравиться. Лидер «Солидарности» Борис Немцов склонен был оговорить компромисс жесткими условиями. «Рассматривался вариант, при котором мы идем на компромисс по поводу 5 марта, но увязываем этот вопрос с разрешением провести марш 8, 9 или 10 марта», — рассказал он The New Times. В принципе, согласен был с таким вариантом и основатель «Росвыборов» Алексей Навальный, хотя он был готов и к проведению несанкционированной акции. «Они нам никогда и ничего не разрешат — это очевидно», — прокомментировал он The New Times свою позицию. «Никто не говорит, что надо вести людей под дубинки, но и отступать бесконечно тоже нельзя», — считает Навальный, напоминая, что ни одного требования предыдущих митингов власти так и не выполнили. «Нам надо понять потенциал протеста,— просчитывает ходы лидер ОГФ, 13-й чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров. — К следующей стадии надо хорошо подготовиться. Наша стратегия: акции должны нарастать, становиться более интенсивными и многочисленными. Цель: 7 мая, в день инаугурации, вывести на улицы полмиллиона человек и просто не пустить Путина в Кремль». Удивительно, но сторонником «надо договариваться» был и считавшийся непримиримым Сергей Удальцов.


Решение было найдено, когда на Тверскую, 13 приехал глава столичного ГУВД генерал Владимир Колокольцев и предложил компромиссный вариант: Пушкинскую площадь


С этим и пришли в мэрию 1 марта. Власть представляли на переговорах вице-мэр Александр Горбенко и два руководителя департамента безопасности — Алексей Майоров и Василий Олейник. Со стороны оргкомитета — Сергей и Анастасия Удальцовы, Владимир Рыжков и Сергей Пархоменко. Сначала стороны привычно зашли в тупик, затем обсудили возможные альтернативы: Пушкинская и Триумфальная площади, но обе они не смогли бы вместить всех желающих. Вот тут в кабинет и вошел глава ГУВД генерал Колокольцев со своим предложением: основная площадка — Пушкинская площадь и прилегающие к ней улицы (подсчеты показывают, что это пространство примерно для 30 тыс. человек), а если людей будет очень много, полиция готова перекрыть Тверскую улицу: так, чтобы были задействованы под митинг еще и площадь Новопушкинского сквера и Тверской бульвар.

«Вариант компромиссный и неплохой, — говорит Удальцов. — Я не сторонник конфронтации — это даст власти основание применить силу. Готово общество к уличной войне? Здесь всегда 50 на 50 — никогда не угадаешь». На момент подписания номера в печать в планах оппозиции была и акция «Белый круг-2» — только уже на тротуарах вокруг Кремля, который и были призваны защитить комиссары «Наших».

Наше вам

The New Times уже писал: прокремлевские молодежные движения вновь набирают в свои ряды футбольных фанатов и безработную молодежь из провинции для силового давления на внесистемную оппозицию**The New Times подробно писал об этом в № 5 от 13 февраля 2012 г.. Футбольные фанаты уже были замечены 26 февраля на площади Революции, 5 марта — на Лубянке и Пушкинской площади и будут на всех последующих акциях протеста. По данным The New Times, цена выхода на улицу с кастетом — от $100 до $300 каждому.

Сразу после акции «Проводы политической зимы» (тогда, в последний день Масленицы, после того как закончилась акция «Белый круг», Удальцов с коллегами пришел на площадь Революции и даже произнес короткую речь), организованной Левым фронтом 26 февраля, на официальном сайте движения «Наши» появилось сообщение за подписью комиссара Марии Кислицыной: «Активисты движений «Наши» и «Сталь» не дали провести несанкционированную акцию на площади Революции в Москве, предотвратив тем самым возможные провокации и нарушения закона. Мы хотим напомнить представителям российской оппозиции и их покровителям, что не будем сидеть сложа руки в том случае, если они будут нарушать законы Российской Федерации или пытаться дестабилизировать ситуацию в стране». Член Общественной палаты и лидер «России молодой» Максим Мищенко был более откровенен: «На площади Революции «оранжевые» захотели куклу премьера на белых шариках запустить, — написал он в Facebook. — Им шарики лопнули, а куклу отобрали. Печалька».
16-2.jpg
В реальности все это выглядело так. К вполне мирно настроенным гражданам, водившим хоровод и разве что скандировавшим «оскорбительное» для сторонников нынешней власти «Путин, уходи!», резко двинулась толпа из тридцати молодчиков, в основном в спортивной одежде. Первые ряды оппозиционеров были смяты в считанные секунды, вторые смогли дать какой-никакой отпор, но ценой нескольких собственных разбитых губ и носов. Полиция, которой на площади было в достатке, предпочла не вмешиваться. Дальше нападавшие достали ножи для резки бумаг и действительно стали лопать шарики. Корреспонденту The New Times один из них ласково ткнул ножичком в куртку со словами: «На всех хватит».

Завсегдатаи протестных акций некоторых из нападавших быстро опознали. Верховодил ими некто Дмитрий Вакуленко из движения «Местные». Его профайл на Facebook говорит сам за себя: «образование — среднее специальное» (об этом, впрочем, говорит и то, что в постах молодого человека почти нет предложений без грубых орфографических ошибок), «телевидение — новости по первому», «увлечения — спорт, военно-прикладная тематика», «любимая цитата — земля квадратная, за углом столкнемся».


Нападавшие достали ножи для резки бумаг и действительно стали лопать шарики. Корреспонденту The New Times один из них ласково ткнул ножичком в куртку со словами: «На всех хватит»


Вместе с ним, как рассказал The New Times cобеседник в «околофутбольном» движении, на площадь вышли бойцы из тульской группировки ЦСКА под названием «Провинциальная семья», которая за последний год зарекомендовала себя в драках с фанатами вражеских клубов «с наилучшей стороны». Их лидер — Евгений «Химик» не скрывает своих связей с Василием Якеменко. Еще одни участники последних провокаций и нападений на оппозиционеров — «осколки» группировки «Н-Трупс» (объединение московских футбольных фанатов, которое приобрело известность в интернете благодаря бесконечным дракам несколько лет назад и ныне распавшееся). Один из ее бойцов (к слову, нигде не работающий) на условиях анонимности рассказал нам, что рекрутированием фанатов для борьбы с протестующими занимаются именно комиссары «Наших» и «Местных». «Не обращались к нам давно, а тут буквально завалили работой, — радостно сообщил он. — И ставки существенно повысились: если лет пять назад за выход на акцию каждому платили от 500 до 1000 рублей, то теперь — от $100 до $300. А нам что? Мы всю эту либерально-коммунистическую шваль никогда не любили. А тут и лишняя тренировка, и заработок». По его словам, всех согласившихся на силовые акции заверили, что в случае «непоняток с полицией» или задержания проблемы будут решены — даже в том случае, если полицейские обнаружат кастет или травматический пистолет. «Да нас пока и не задерживали», — заключил собеседник.

Симметричный ответ

Оппозиция, в свою очередь, заявляет, что готова к любому силовому давлению. По словам лидеров протестного движения, даже если «нашисты» исполнят обещание выводить каждый раз на улицы, в противовес оппозиционерам, до 20 тыс. человек, у них достаточно сил, чтобы давать им отпор. Илья Яшин из движения «Солидарность» заверил The New Times, что «опыта пресечения разного рода нападений за последние годы накоплено так много, что бояться нам нечего. Мы организовывали безопасность даже на 120-тысячной акции на проспекте Сахарова и, несмотря на то что провокаторов, пытавшихся устроить массовую драку и сорвать митинг, было в достатке, мы справились. Будем справляться и впредь. У нас есть собственные дружинники и волонтеры, готовые выявлять провокаторов и выводить их с мест проведения акций. Также мы будем координировать действия с представителями левых сил и умеренных националистов. В общем, ресурсов хватит. К тому же наше преимущество перед «нашистами» в том, что на полицию мы изначально не рассчитываем».

Сергей Удальцов также считает, что в силовом противостоянии с оппозицией представителям прокремлевских движений ловить нечего. «У нас уже давно существует собственная структура безопасности, — рассказал Удальцов The New Times. — В связи с последними событиями она только ширится. Мы готовы ответить на любое насилие. Хочу при этом подчеркнуть: мы никогда не нападаем первыми. Но если кто-то нападает на нас — пусть знает, что ему не поздоровится. Конечно, если власть начнет по нам стрелять или вылавливать поодиночке в подъездах и калечить — тут мы не сможем себя защитить. Но я искренне верю, что до такого беспредела не дойдет».


Рогозин на ДОНу

16-3.jpgНакануне 95-летия со дня отречения Николая II от престола вице-премьер Дмитрий Рогозин учредил Добровольческое движение Общероссийского народного фронта в поддержку армии, флота и оборонно-промышленного комплекса. Сокращенно — ДОН. Мероприятие прошло с размахом: поддержать Рогозина в выставочный центр «Крокус Экспо» приехал патриарх Кирилл, пообещавший молиться, чтобы Господь защитил россиян от «лживой и гадкой клеветнической пропаганды». Сам вице-премьер не скрывал антиоранжевого характера съезда, предложив противопоставить белой ленте митингующих ленту георгиевскую. Все аллюзии с Добровольческой армией, в составе которой как раз белогвардейцы воевали с большевиками в 1917–1920 годах на юге России, на Дону, участники съезда отмели, хотя параллели напрашивались сами собой. Источники The New Times в администрации президента, впрочем, сомневаются, что структура Рогозина создается с прицелом на уличное противостояние со сторонниками движения «За честные выборы». «Скорее это подготовка к принятию нового законодательства о партиях, — сказал собеседник The New Times. — Когда оппозиция начнет одну за другой создавать свои структуры, у власти должно быть чем ответить, а Рогозин зарекомендовал себя именно как хороший партстроитель, способный аккумулировать голоса националистического электората. Оттянуть его с абстрактной Болотной — и есть главная задача вице-премьера». Вместе с тем Игорь Юргенс в интервью The New Times отметил, что не очень представляет, как раскрученный Рогозин уживется в правительстве премьера Медведева: «Рогозин умный, образованный человек, со своими взглядами. Он, безусловно, продолжает строить образ авторитетного в националистической среде политика. Вместе с тем он человек прагматичный, и интересно, что ему порекомендовали, видимо, сделать это Добровольческое движение. Его презентация в последние недели перед выборами в окружении генералов… если продолжать эту логику, возможно, Владимир Путин растит второго кандидата в президенты или сменщика».






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.