Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Казус Гаука

29.02.2012 | Славин Алексей | № 07 (235) от 27 февраля 2012 года

На пост президента Германии баллотируется диссидент
38_240_01.jpg
Казус Гаука. На пост президента ФРГ взамен со скандалом ушедшего в отставку Кристиана Вульфа выдвинут 72-летний Иоахим Гаук, «охотник на Штази». Бывший диссидент и правозащитник, в 1990-е он возглавил работу по изучению архивов спецслужб ГДР, выдвинув лозунг «Нет люстрации без доказательств вины». Голосование по его кандидатуре пройдет 18 марта. У него 90% шансов на успех. Застрахован ли преемник Вульфа от скандалов — выяснял The New Times

Была суббота 18 февраля, Гаук ехал в такси, когда на его мобильном раздался звонок от канцлера: «Не удивляйтесь, но мы выбрали вас». Не удивляться он не мог. «Беспартийный» депутат Гаук никогда не был членом команды Меркель. И вообще чьей бы то ни было команды. Он говорил о себе как о «левом либеральном консерваторе». Или: «Я не красный и не зеленый, я — Гаук». Времена, когда он сам создавал «маленькие, но смелые партии», давно прошли — то были времена ГДР, и, чтобы участвовать в политике не по лекалам режима, нужно было обладать куда большим мужеством, нежели сейчас… В 2010-м он уже выдвигался в президенты и проиграл Вульфу с разницей в 134 голоса. Сейчас на его кандидатуре, несмотря на возражения верхушки ХДС и ХСС, настояли свободные демократы. Меркель пришлось уступить.

19 февраля — встреча в ведомстве федерального канцлера в присутствии журналистов. Они сидят рядом — Гаук и Меркель. Гаук: «Честно говоря, это (выдвижение) было так неожиданно, что я даже не успел как следует помыться». Канцлер попыталась выдавить из себя улыбку: «Деятельность Иоахима Гаука проникнута идеалами свободы и ответственности, и это нас связывает, несмотря на существующие между нами разногласия». В чем ее разногласия с Гауком, осторожная фрау Меркель умолчала. Но это и так известно: Гаук открыто возражал канцлеру по вопросам выхода из финансового кризиса и перипетий евроинтеграции. Разногласия могут обостриться в дальнейшем и даже закончиться скандалом, как в случае с экс-президентом Хорстом Келером: в мае 2010-го тот публично раскритиковал участие сил бундесвера в афганской кампании, после чего был вынужден уйти в отставку.

Сын нацистов

Отец и мать Гаука были членами нацистской партии (мать вступила в нее еще до прихода Гитлера к власти). После войны отца интернировали англичане, но вскоре он вернулся в родной Росток и работал на местной верфи инспектором по охране труда. В 1951 году его арестовало «Штази» — естественно, за шпионаж в пользу Англии. А потом, похоже, Гаука-старшего вывезли в СССР и освободили в 1955-м после визита в Москву канцлера ФРГ Конрада Аденауэра. Тогда вообще началось общее освобождение немецких военнопленных — ведь именно в 1955-м официально и закончилась война с Германией, после издания соответствующего указа Верховного Совета СССР.

История с отцом наложила отпечаток на жизнь и характер Иоахима. В гэдээровских пионерах и комсомольцах он не был — видно, не принимали. Хотел стать журналистом — не стал (понятно почему), зато стал священником-евангелистом. Положение церкви в ГДР было в некотором смысле экстерриториальным. Например, отец Ангелы Меркель был священником на западе Германии, но получил приход на востоке.

Став пастором, Иоахим Гаук не имел проблем с властями. Мало того, к концу 80-х он установил с ними даже слишком тесный контакт. Что уже в самом начале 90-х вызвало серьезные подозрения в сотрудничестве со «Штази». Так, бывший министр внутренних дел в последнем правительстве ГДР Петер-Михаэль Дистель, услышав о выдвижении кандидатуры Гаука, заявил, что тот был «любимчиком «Штази» и сегодня «у страны на пост президента не было худшего выбора», чем он.
 

Двоим сыновьям Гаука в конце 80-х годов дали официальное разрешение на переселение в ФРГ, а сам он получил возможность их навестить — случай для ГДР вообще немыслимый    


 

Под «Маской»

Вообще-то и впрямь многое здесь выглядит, скажем мягко, не совсем стандартно. Например, двоим сыновьям Гаука в конце 80-х годов дали официальное разрешение на переселение в ФРГ, а сам он получил возможность их навестить — случай для ГДР вообще немыслимый. Кроме того, ему разрешили приобрести микроавтобус «Фольксваген» (для сравнения: для того чтобы чемпионке мира по фигурному катанию Катарине Витт приобрести иномарку, потребовалось решение ЦК СЕПГ).

Дистель называет даже кодовое имя Гаука как неофициального сотрудника органов — Larve (Маска). Это, впрочем, ни о чем не говорит, так как в «Штази» многим людям, с которыми охранка вступала в контакт, присваивались такие же кодовые имена. Например, было оно и у Манфреда Штольпе, бывшего премьер-министра земли Бранденбург, а во времена ГДР также церковного деятеля.
38_490_02.jpg
Иоахим Гаук (справа) в компании Далай Ламы (второй слева). Баден-Баден, 2010 г.

«Судя по всему, Гаук и впрямь не подписывал никаких обязательств, — предположил в разговоре с The New Times берлинский политолог и историк Клаус Хун. — Факт, однако, что он получал благодарности от «Штази» за проведение тех или иных церковных мероприятий, которые проходили без эксцессов. Эти данные стали известны из опубликованных в газете «Вельт» еще 23 апреля 1991 года записок некоего сотрудника «Штази», с которым общался Гаук уже на излете ГДР». Во время одной из бесед с упомянутым «штазистом» Гаук будто бы заявил, что министерство госбезопасности «вносит реальный позитивный вклад в развитие социалистического общества». Говорил он и о необходимости «повышать привлекательность социализма», а также не допускать повального бегства жителей ГДР на Запад. Еще одной идеей Гаука было «совмещение христианства и марксизма». В начале 1990-х к таким суждениям относились куда лояльнее, нежели сейчас, так что вряд ли здесь можно вести речь о попытке спецслужбиста «потопить» Гаука.
 

Гаука иногда называют «немецким Гавелом». Но Гавел был стопроцентным диссидентом еще во времена диктатуры. А вот Гаук до 1989–1990 годов был преданным членом социалистического сообщества    


 

Подозрения

38_240_02.jpg
 Со спутницей жизни Даниэлой Шадт
 в Бундестаге. Берлин, 2010 г.

2 октября 1990 года, за день до провозглашения объединенной Германии, Народная палата ГДР поручила депутату Иоахиму Гауку заниматься делами бывшей госбезопасности. Сам по себе факт потрясающий: гэдээровским депутатам что, больше делать нечего было, в последний-то день старого мира?

Новая власть тем не менее подтвердила полномочия Гаука, и тот принялся за дело. Он несколько раз посещал центральный архив «Штази» в Берлине (точнее, то, что от него осталось после штурма в январе 1990-го главного здания возмущенными берлинцами — появились сведения, что гэбэшники уничтожают архивы), а также региональный архив местного отделения госбезопасности в Ростоке. В обоих случаях запрашивал собственные досье и долго изучал их в одиночестве, что категорически запрещено архивными правилами. Были изъяты документы или нет — сейчас установить уже нельзя. Но факт опять же остается фактом — о нем также еще в конце апреля 1991 года сообщил ZDF, второй общегерманский канал.

Доказать, что Гаук изъял свои акты из архива, очень трудно. Может быть, их даже там и не было. Но ведь и доказательства того, что бывший президент Кристиан Вульф оказывал какие-то услуги своим приятелям-бизнесменам — что ему сейчас пресса вменила в вину, — тоже отсутствуют. И то и другое лишь вызывает подозрения. В данном случае — «в злоупотреблении служебным положением».

В бытность свою руководителем ведомства по изучению архивов «Штази» Гаук принял на работу 46 бывших его кадровых сотрудников, не считая двух неофициальных сотрудников и троих военнослужащих внутренних войск (надо полагать, в качестве военспецов, как Троцкий в Гражданскую войну). Однако на все запросы депутатов бундестага отвечал, что их у него работает всего 15 человек. Еще в 1997 году о заведомо ложных данных стало известно депутату бундестага Улле Йелпке. Теперь же об этом написала и берлинская газета «Тагесшпигель». Впрочем, для нового главы ведомства по изучению документации «Штази» Роланда Яна не столь важно, 46 или 15 бывших гэбэшников у него работает, — из-за запутанности трудового законодательства он пока не может избавиться ни от одного из них. А работа самого ведомства продлена еще на 10 лет по решению немецкого парламента.

«Гаука иногда называют «немецким Гавелом», — размышляет Клаус Хун. — Но Гавел был стопроцентным диссидентом еще во времена диктатуры. А вот Гаук до 1989–1990 годов был преданным членом социалистического сообщества, стараясь приспособить свои идеалы к нему, и получал от него льготы. И потом нужно помнить: как в СССР, так и в ГДР не было церковных деятелей, так или иначе свободных от охранки».

Впрочем, эту страницу в ФРГ все стараются закрыть. Кто сейчас помнит, что первый премьер новой ГДР, а потом и министр в правительстве Коля христианский демократ Лотар де Мезьер был агентом «Штази». И даже если у ХДС есть на Гаука что-то, они не будут сейчас устраивать разборки. А если его прошлое тем или иным образом вылезет наружу и встанет очередной раз вопрос о «несоответствии», тогда в окружении Меркель скажут: «Это была не наша кандидатура».

Очевидно одно: вопросов к будущему президенту может оказаться не меньше, чем к бывшему. Мина с часовым механизмом начала отбивать время.
38_490_03.jpg

38_100.jpg
Иоахим Гаук
Родился в 1940 г. в Ростоке, земля Мекленбург. Во времена ГДР — протестантский пастор, один из лидеров диссидентского движения. Был соучредителем оппозиционного «Нового форума» и депутатом Народной палаты ГДР последнего созыва от некоммунистического «Альянса 90». В досье спецслужб ГДР характеризовался как «неисправимый антикоммунист». С 1990 по 2000 г. — первый управляющий архивами Министерства государственной безопасности ГДР («Штази»). Вместе с покойным президентом Чехии Вацлавом Гавелом инициировал принятие Пражской декларации (2008), призвавшей осудить преступления коммунизма и учредить Европейский день памяти жертв сталинизма и нацизма. На выборах президента ФРГ 30 июня 2010 г. уступил Кристиану Вульфу.



38_180.jpg
Бывший президент ФРГ Кристиан Вульф опирался на поддержку правящей коалиции и лично канцлера Ангелы Меркель. Однако и такой поддержки не хватило, чтобы остаться на своем посту. Общественное мнение и пресса не простили ему частного ипотечного кредита на льготных условиях (менее 4% годовых вместо 5–6% для рядовых граждан) и попросту выдавили из дворца Бельвю

Причин для внезапного ухода политиков и чиновников высокого ранга достаточно много. Тут и получение денег от благотворителей, не включенных в официальную партийную отчетность (такое произошло при канцлере Коле). Или любовь политика к 16-летней школьнице, ответившей, кстати, взаимностью (недавняя история кандидата на пост премьер-министра земли Шлезвиг-Гольштейн Кристиана фон Бёттихера). И даже обыкновенный плагиат (отставка министра обороны Карла Теодора цу Гуттенберга и лишение его докторской степени). Еще хуже, если политика в Германии подозревают в злоупотреблении служебным положением.

В 1993 году покойный министр экономики Юрген Мёллеман был вынужден уйти в отставку из-за того, что использовал официальную бумагу своего министерства, чтобы в одном из писем разрекламировать бизнес-идею двоюродного брата своей жены. Министр транспорта Гюнтер Краузе оплачивал услуги уборщицы не из своего кармана, а из денег ведомства по труду, где та числилась безработной. В итоге работу пришлось искать уже самому Краузе.

В 2002 году тогдашний министр обороны Рудольф Шарпинг был вынужден расстаться со своим креслом за слишком тесные связи с франкфуртским рекламным агентом и лоббистом Морицем Хунцингером, который помогал министру приодеться и удачно сыграть на бирже. К тому же Шарпинг позволял себе вместе с любовницей, венгерской графиней, летать на военном самолете на Майорку.

В 2004 году в прессе появилась информация о том, что тогдашний президент Бундесбанка Эрнст Вельтеке вместе с семьей провел Рождество за счет одного из частных банков в берлинском отеле «Адлон». Сумма расходов составила примерно €7 тыс. Вельтеке тут же стал обвинять журналистов в «копании в грязном белье». Буквально через пару недель правительство отказалось от услуг чиновника, который «не является независимым от частного бизнеса».

В том же году журналисты раскопали, что глава Федерального агентства по труду Флориан Герстер почем зря гоняет служебный автомобиль, выплачивает непомерно высокие гонорары пиар-фирмам и то и дело производит дорогостоящие ремонты в офисе. Не помогло и личное заступничество Шрёдера: Герстер ушел.

Кристиан Вульф (на снимке справа) должен был бы знать все эти истории. А особенно то, что народ не любит, когда его держат за дурака.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.