Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

За Путина? За деньги!

02.03.2012 | Барабанов Илья | № 07 (235) от 27 февраля 2012 года

14_490_01.jpg
К появлению Владимира Путина «Лужники» опустели

Апогеем холодной гражданской войны, в которую превратил свою предвыборную кампанию Владимир Путин, стал митинг в «Лужниках». Десятки тысяч бюджетников были свезены со всей страны, кто за деньги, а кто бесплатно, чтобы продемонстрировать всенародную любовь к кандидату в президенты. Корреспондент The New Times вместе с другими москвичами пришел на митинг

«Вы хотели бы заработать на митинге? Подъезжайте к 10 утра на пересечение 2-й Фрунзенской улицы и Фрунзенской набережной, — инструктировала корреспондента The New Times бригадир Оксана, занимавшаяся организацией платной массовки на митинг в «Лужниках». — Познакомимся, вы помитингуете, а после акции я всем раздам по 800 рублей». 23 февраля в 10 утра на встречу действительно пришли человек 20, большинство — уже не очень трезвые защитники Отечества. Оксана объяснила: принимать участие в шествии сторонников Путина не надо, а надо сразу же отправиться на Большую спортивную арену «Лужники», где лишь через три часа должен был начаться митинг, и ждать: «Люди должны поступать постепенно, — объяснила она. — Иначе будет давка, как на Поклонной, когда желающие долго не могли выбраться из метро».
 

Директор распорядился отправить на митинг 30% личного состава, это примерно 1500 человек. Не идти нельзя — уволят, а за приход обещали по 3 тыс. рублей и отгул    



14_490_02.jpg
Сторонников премьера свозили обычными рейсовыми автобусами...
14_490_05.jpg
14_490_04.jpg
14_490_03.jpg
...они прошли маршем по Фрунзенской набережной, но до трибун дошли далеко не все

«За Путина? За деньги!»

«Выходил из метро, а тут какой-то мужик закричал: «Вы все за Путина, что ли?» — я ему и ответил: «За какого Путина? Мы за деньгами! — делился с корреспондентом The New Times 19-летний студент Владимир. — Я и на Поклонной был. Замерз тогда, как собака, но в этот раз подготовился», — на этих словах Володя достал из внутреннего кармана своей дутой куртки бутылку из-под кока-колы, в которую предусмотрительно был перелит коньяк. В 11.30 сторонники премьера должны были двинуться шествием по Фрунзенской набережной, одновременно милиция перекрыла все подходы к ней, так что опоздавшим пришлось добираться в «Лужники» обходными путями. Дошли, правда, не все: некоторые оставались разогреваться во двориках, распивая спиртные напитки: «Зассали тут все, черти!» — в сердцах бросил местный житель, выйдя на прогулку с собакой. Сознательным участникам приходилось лавировать по улицам, забитым автобусами, на которых свезли людей из регионов: «Брянская партизанщина за Путина», «Калмыкия за Путина!», «Союз армян России». Рядом припарковались автобусы вузов: Московская финансово-юридическая академия и Университет технологий и управления им. Разумовского доставляли учащихся на институтском транспорте. Автобусами были забиты Хамовнический вал, Лужнецкий и Новодевичий проезды, Большая Пироговская. Кому-то повезло больше: студентов из Уфы в автобусах трястись не заставляли и отправили самолетом, а несколько сотен рабочих из Екатеринбурга прибыли 23 февраля в столицу на специальном агитационном поезде № 219.

«Я из Москвы, работаю в одной из дочерних компаний «Газпрома», — рассказала The New Times 50-летняя Наталья. — Директор распорядился отправить на митинг 30% личного состава, это примерно 1500 человек. Не идти нельзя — уволят, а за приход обещали по 3 тыс. рублей и отгул». По словам Натальи, сотрудников ее предприятия разбили на десятки, и такими маленькими отрядами они и пробирались в «Лужники». «Мы в итоге стояли у самой сцены, и перед стадионом нас предупредили: будет Путин, вокруг будет много фэсэошников, так что не говорите ничего лишнего». Андрей, менеджер одной из московских строительных компаний, рассказал свою историю: «На совещании в мэрии заместитель Сергея Собянина по градостроительной политике Марат Хуснуллин пригрозил главам всех крупных строительных компаний: не выведете на митинг по 500 человек, работать вам в городе не дадут». На совещании у Хуснуллина было около 80 бизнесменов, то есть порядка 40 тыс. участников митинга за Путина, по подсчетам Андрея, представляли стройкомплекс столицы.
 

На противопоставлении строилась вся кампания: на протестные митинги штаб Путина отвечал митингами провластными, на автопробеги — автопробегами, и даже идея агитационного поезда оказалась украдена у «несогласных»    


 

«За... Сталина!»

По численности митинга ударила Масленица: «Лужники» 23 февраля были окружены многочисленными палатками с чаем и блинами, возле которых многие и остались. На трибуны стадиона можно было пройти вообще без досмотра, на поле, ближе к сцене, — через металлоискатель. За час до митинга стадион был почти забит, собравшихся развлекал спортивный комментатор Дмитрий Губерниев, на экранах крутились агитационные ролики за кандидата Путина. «Где-то тусуюсь, руку — в карман. Жаль, промахнулась Фанни Каплан», — надрывался на сцене певец Трофим.

«Я вот пришел сам по себе», — сказал молодой человек с плакатом «За Сталина! За Путина!» Он оказался активистом незарегистрированной партии «Курсом правды и единения» и рассказал The New Times, что Сталин успешно боролся за единство страны, уничтожая евреев и врагов народа, которые были заинтересованы лишь в зарабатывании денег. Путин, по словам активиста КПЕ, никого пока не уничтожает, но за единство страны борется не хуже своего предшественника. Не по принуждению явились в «Лужники» казаки: «Мы поддерживали императора-самодержца, но тогда не выдержали, теперь поддерживаем Путина». И даже студенты из Кении объяснили: «Putin is very good!» Флаги незарегистрированной КПЕ соседствовали на футбольном поле со стягами движения «Святая Русь» предпринимателя Василия Бойко-Великого, тут же — представители южноосетинской и ингушской диаспор с флагами своих республик. При этом знамен «Единой России», выдвинувшей Путина в президенты, в «Лужниках» замечено не было. К началу митинга трибуны медленно начали пустеть: сторонники потянулись ближе к палаткам с блинами. На сцене же начиналась истерика: «Мы не допустим национального самоубийства, — кричал открывший митинг телеведущий Михаил Леонтьев. — Никакого наступления на грабли. Враг будет разбит. Победа будет за нами». Сменивший его член Общественной палаты шахтер Иван Мохначук прочел лекцию о международном положении: «Неспокойно в Европе, тревожно в Латинской Америке, идет уничтожение стран на Ближнем Востоке». «Идет ползучая война за ресурсные богатства стран», — сделал вывод Мохначук и призвал голосовать за Путина. Хуже всех арена встретила мэра Москвы Сергея Собянина: когда он вышел на сцену, трибуны (видимо, находившиеся на них москвичи) засвистели.

Но главным событием дня стало, конечно, выступление самого кандидата, тем более что он на подобного рода мероприятиях появлялся считаное число раз. За 10 минут речи премьер успел перепробовать сразу несколько масок. Начал свою речь он в стиле Алексея Навального, пытаясь завести толпу вопросами: «Мой вопрос — мы любим Россию?» — «Да», — нестройно ответил ему стадион. Затем Путин вспомнил, видимо, знаменитую речь Мартина Лютера Кинга: «Я мечтаю, чтобы каждый человек жил по совести. Я мечтаю, чтобы в душе каждого человека была надежда. Я мечтаю, чтобы все мы были счастливы». Наконец, наружу прорвалось и его чекистское прошлое: «Мы просим всех не заглядывать за бугор, не бегать налево, на сторону, и не изменять своей Родине». Под конец премьер решил блеснуть образованностью и вспомнил о 200-летии Бородинской битвы: «Мы помним с детства Михаила Лермонтова и его чудо-богатырей, которые перед битвой за Москву клялись в верности Отечеству. Помните, как они говорили?» Толпа, кажется, не помнила, и в «Лужниках» повисла неловкая пауза. Премьер, как оказалось, сразу вспомнить строки Лермонтова тоже не смог и невпопад добавил: «И Есенина будем помнить…» Потом все же продекламировал: «Умремте ж под Москвой, как наши братья умирали!» «Битва за Россию продолжается, победа будет за нами», — уже по-сталински закончил свое выступление Путин.
14_490_06.jpg
Помитинговать за Путина в «Лужники» съехались студенты из Кении...
14_490_10.jpg
...дворники из Узбекистана...
14_490_08.jpg
...сталинисты.
14_490_07.jpg
14_490_11.jpg
Встречались на стадионе и вполне искренние сторонники его курса
14_490_09.jpg
Всем им кандидат в президенты пообещал победить в битве за Россию, которую он ведет неведомо с кем

Проигравший

С кем воюет Владимир Путин и у кого он собрался выиграть битву за Россию — ни он, ни кто-то из его сторонников не пояснили. Видимо, с «рассерженными горожанами», именно на противопоставлении им и строилась вся кампания кандидата: на протестные митинги штаб Путина отвечал митингами провластными, на автопробеги — автопробегами, и даже идея агитационного поезда, на котором в Москву прибыли уральские рабочие, оказалась украдена у «несогласных». С той лишь разницей, что противникам Путина поездку в последний момент сорвали чиновники РЖД. Впрочем, главный итог митинга в «Лужниках» — Путин окончательно перестал быть тем, кем так хотел быть, — национальным лидером. Премьер и кандидат в президенты занялся тем же, чем до него занимались оголтелые пропагандисты вроде Леонтьева или Кургиняна: начал делить общество на своих и чужих. Как после этого он собирается быть «гарантом прав и свобод человека и гражданина» (статья 80 Конституции), а также «уважать и охранять права и свободы /…/ соблюдать и защищать Конституцию» (текст президентской присяги, статья 82) — непонятно. Такое разделение страны, раздувание конфронтации разных страт внутри общества было характерно для большевиков, отмечает доктор социальной психологии Максим Киселев: «Пусть на дворе не 1917 год и к гражданской войне такая риторика вряд ли приведет, но по ситуации в Лермонтове, и даже по конфликту, который произошел в мэрии при подаче заявки на митинг 5 марта, мы видим, что общество нагревается и готово к противостоянию, — говорит эксперт. — Уровень агрессивности в обществе очень высок и подобная риторика может зацепить околомаргинальные слои, людей недостаточно богатых, тех, кто временно не работает или не удовлетворен своим служебным положением. Это люди, которым не за что держаться, они готовы освободить свою агрессивность. Это приблизительно треть общества, примерно те самые 35%, которые всегда были ядерным электоратом Владимира Путина. Может, они и не верят, что он способен улучшить их жизнь, но еще меньше они верят в то, что это может сделать кто-то еще».

Митинг 23 февраля завершился мирно. Но в последние дни перед выборами активисты прокремлевской молодежи, по данным The New Times, готовят ряд провокаций против независимых журналистов. А 5 марта, на следующий день после либо первого, либо единственного тура оппозиция вновь выйдет на митинг протеста, причем заявку на проведение акции на Лубянской площади одновременно подали и кремлевские активисты. Перерастет ли дуэль ораторов в прямые столкновения идеологических оппонентов, станет понятно уже в ближайшие дни.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.