Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

В городке N

21.02.2012 | Светова Зоя | № 06 (234) от 20 февраля 2012 года


10-1.jpg
В городке N. Еще каких-нибудь 15 лет назад электрички на подмосковной платформе Заря не останавливались — из-за расположенного в этой местности «секретного объекта». Сначала в 1995-м рассекретили железнодорожную станцию, еще через 11 лет — и сам «объект». The New Times отправился туда за ответом на вопрос: что думают о Болотной и Сахарова те, кому выходить
на митинги запрещено законом

В 2006 году «военный городок № 190-Б» исключили из перечня закрытых. Постепенно здесь стали селиться гражданские, от прошлой жизни сохранился лишь Дом офицеров да названия центральных улиц — Ленина, Советская. Еще одна «историческая достопримечательность» — военторговский магазин: в советское время, когда снабжение военных городков было в разы лучше, сюда всеми правдами и неправдами стремились попасть жители соседних поселков. Теперь магазин перешел в частные руки, получил название «Военторгмаркет», а продукты в нем не хуже и не лучше, чем в других магазинах Москвы и Подмосковья.

Нечего терять

В двух километрах от центра поселка в лесу — Главный штаб ВВС. За последние несколько лет, по рассказам местных жителей, количество штабных сократилось в три-четыре раза: «Реформа!»

«Мы с женой в этом поселке с 2001 года, он всегда считался элитным. Друзья с прежних мест службы, когда приезжают к нам, завидуют: лес, свежий воздух, близко от Москвы», — рассказывает полковник Илья Ханукаев. Сначала он служил в штабе ВВС, а потом был переведен в одно из головных управлений Генштаба ВС РФ. Ханукаев — единственный, кто в разговоре с The New Times не боится называть свое имя: он уже больше года как не служит. В позапрошлом году его штабную должность сократили, а его самого приказом министра обороны откомандировали в Хабаровск. Не желая ехать в места довольно отдаленные, полковник пошел на беспрецедентный шаг — обжаловал в суде приказ министра обороны о переводе на Дальний Восток. В Московском окружном военном суде ему отказали — впереди обжалование в Верховном суде. А пока Ханукаев и его семья живут в двухкомнатной служебной квартире, в которой прожили последние десять лет с двумя детьми — сыном и дочерью. Их квартира — в сборно-щитовом двухэтажном домике. Такие здесь называют «картонными». Но Ханукаевы вполне довольны. «В Хабаровске плохой климат, а мы раньше служили в подразделениях, где постоянно работали радиолокационные станции — там дети получили кучу болячек», — жалуется Ольга, жена полковника. Самому Ханукаеву сейчас одиноко: «После того как пошел против руководства, коллеги звонить перестали. Да и вообще рядом с нами в поселке люди закрытые, живут обособленно, о политике не очень-то распространяются. Основная тема разговоров — повышение зарплат военнослужащим после Нового года: повысили-то сразу больше чем в два раза!»

Купить удастся?

Зарплата военнослужащего складывается из нескольких параметров: звание, должность, выслуга лет. Повышение довольствия коснулось и званий, и должностей: полковник за одно только звание теперь будет получать 12 тыс. рублей, генерал армии — 27 тыс., маршал — 30 тыс. Военные пенсионеры раньше получали 9 тыс. рублей, теперь — 19 тыс. «Прикиньте: зарплата лейтенанта, который только окончил училище, теперь будет больше 40 тыс. рублей, и это по всей России, — говорит Илья Ханукаев. — А в том же Волгограде на гражданке зарабатывают жалкие 10 тыс.! Конечно, теперь все военные будут держаться за свои должности».


Армейские надеются, что их самих не заставят разгонять митинги протеста. Даже если на улицы выйдет полгорода, говорят они, хватит внутренних войск МВД


Полковник уверен: многие пойдут сами, без всякого принуждения голосовать за Путина. Сколько голосов это ему даст? «В стране около 1 млн военнослужащих плюс члены семей. В сумме — более 3 млн избирателей!»

«Не верю я этим»

Если соседи полковника Ханукаева предпочитают не распространяться о политике и горячо обсуждают лишь повышение зарплаты, то у родственников и сослуживцев еще одного жителя городка, полковника-отставника Александра П., политические новости — на первом месте. «В нашем кругу мы долго обсуждали выступление Медведева на съезде «Единой России» 24 сентября прошлого года, — делится с The New Times Александр П., более 30 лет прослуживший в Военно-воздушных силах. — Мой тесть, 80-летний военный пенсионер, увидев весь этот цирк по телевизору, позвонил мне, с трудом находя цензурные выражения. «Они что, нас за быдло держат! — кричал он. — У них совсем крышу сорвало?»
10-2.jpg
«Вообще-то я согласен с теми, кто говорит, что власть не ведет диалог с обществом, — продолжает бывший военный летчик. — Но, честно говоря, пока на Болотную идти не хочется. Не верю я этим лидерам. Хотя понимаю: если Путин не изменит политику, Болотная повторится по всей России».

Опоздали мочить

Еще один обитатель «городка № 190-Б», подполковник Сергей Григорьевич, равнодушен к митингам на Болотной, но очень удивляется, когда его спрашивают об «оранжевой угрозе». В то, что кто-то извне мог организовать «такое мощное протестное настроение», подполковник не верит: «Этот протест — нашего собственного производства». Правда, наш собеседник допускает, что организаторов митингов консультировали из-за рубежа: «Ведь и советские спецслужбы в свое время где только могли создавали дружеские режимы».

А вот 29-летний капитан Виктор С., слушатель одной из столичных военных академий, оказавшийся в военном городке по служебным делам, гораздо более радикален, чем его старшие коллеги. Протестующие, уверен он, представляют серьезную угрозу. «Искренни или нет митингующие — неважно, — чеканит капитан, которому зачем-то тоже понадобилось скрывать свою фамилию. — Митинги, акции протеста — лишь механизм смены власти». США и другие ведущие иностранные государства, развивает мысль молодой слушатель академии, «продолжают осуществлять передел мира»: «В случае с Россией все сложно — из-за наличия у нас атомного арсенала. Тут можно пока только дестабилизировать экономическую ситуацию и выводить людей на улицу, а уж после набора критической массы — сносить власть». Капитан С. сожалеет, что власти сразу не пресекли «оранжевую угрозу»: «Теперь очень сложно будет убедить людей не выходить на улицы, а запугать не получится — дубинок не хватит».


Теперь, после значительного повышения военных окладов, вполне вероятно, что многие без принуждения пойдут голосовать за Путина


При этом армейские надеются, что их самих не заставят разгонять митинги протеста. Даже если на улицы выйдет полгорода, говорят они, хватит внутренних войск МВД — у них достаточно и людей, и техники. «Большинство моих коллег сейчас находятся в режиме ожидания — внимательно наблюдают за тем, что происходит, и ждут, чья возьмет», — делится с журналом подполковник Сергей Григорьевич.

Явка — пожалуйста

Те, с кем удалось встретиться в подмосковном военном городке, не очень-то верят цифрам, обнародованным министром обороны Анатолием Сердюковым в письме премьер-министру сразу после парламентских выборов: мол, 80% военных и членов их семей проголосовали за «Единую Россию». Так, например, по информации наблюдателей от КПРФ, в том же поселке Заря реальные результаты у ЕР составили всего 23%. В другом подмосковном военном городке и того хуже — всего 18%.

10-3.jpg
На парламентских выборах 4 декабря военнослужащие голосовали «строем». Будут ли они также дисциплинированны 4 марта?

«В нашем у партии власти результаты были неудовлетворительные, — подтверждает эти данные подполковник Сергей Григорьевич. — И командира моей части строго за это отчитали. Известны случаи, когда после разборов полетов командиры подавали рапорта на увольнение. Очень уж неуважительно с ними разговаривали».

Пойдет ли нагоняй на пользу? Сделают ли армейские выводы к 4 марта? «Заставить военного человека голосовать за кого-либо невозможно, — твердо убежден подполковник. — Единственно, что можно «обеспечить», — высокую явку. Это пожалуйста». При этом сам подполковник не видит альтернативы Путину на предстоящих выборах. С ним согласен и судящийся с руководством Минобороны полковник Ханукаев: «Меня, конечно, пугает несменяемость власти. Но смотрите: пусть поздно, но все-таки государство обратило внимание на военных. Это значит, что на новом сроке Путин сможет сделать что-то более конструктивное».

«А кто вместо него: Жириновский, что ли?»



Владимир А., 52 года, замкомандира одной из частей центрального подчинения:

10-4.jpg
Полковник Илья Ханукаев — единственный военный, который в разговоре
с The New Times не побоялся назвать свое имя: он уже больше года не служит
«Я внимательно рассматривал панорамные фотографии и с Болотной и с проспекта Сахарова. Люди там искренние. Но сам бы я никогда не пошел ни на одно подобное мероприятие. Тестостерона не хватает.

Значительная часть молодых офицеров боится прихода к власти Зюганова — опасаются коммунистического реванша. Их основной аргумент: «Газпром» и «Роснефть» — ключевые экономические субъекты — и так де-факто национализированы, с них кормится страна. А приход к власти красных разрушит уже сложившуюся систему».

Недавно случайно услышал разговор между одним офицером и его женой — уже после того, как нам повысили жалованье. Офицер приносит домой первую «большую» зарплату и говорит: «Если так же заплатят и в следующем месяце, буду голосовать за Путина». А жена ему: «Вот так вас дураков и покупают». Этот мой коллега — представитель молодого поколения. А такие, как я, люди постарше недоумевают: почему нельзя было повысить оклады в 2009–2010 годах, как обещали? Очевидно же, что,повышая зарплаты, они хотят купить нашу лояльность».






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.