Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Они — борзые

21.02.2012 | Ермолин Анатолий | № 06 (234) от 20 февраля 2012 года


Вопрос, который, конечно же, интересует практически всех: с кем будет армия, случись что в стране? Строятся всевозможные теории, выдвигаются гипотезы, версии. С пеной у рта спорят на страницах газет, в теле- и радиоэфире, в блогах-твиттерах-чатах… Чуть ли не монографии пишутся: «Армия и протесты», «Армия и оппозиция», «Армия и Кремль», «Армия и Болотная».

Но я уверен: сегодня армия (я имею в виду высший командный состав) достаточно созрела для того, чтобы в кризисной ситуации оставаться… армией. Вряд ли ее рискнут привлечь к полицейским операциям. Вряд ли найдется кто-то, кто отдаст приказ на применение регулярных воинских частей против протестующих. Для этого в России достаточно внутренних войск. Хотя и с ВВ не все, как говорится, слава богу! Вспомните знаменитую фразу калининградского полковника, руководителя ОМОНа: «Если вас будет сотня — мы вас изобьем и посадим, будет тысяча — и мы будем осторожнее, соберутся десять тысяч — будем вас охранять».

С кем будут российские чекисты, как любит их называть наш премьер? Думаю, что и они тоже постараются не вмешиваться. Скорее всего, сами же и будут саботировать свою работу, дабы оставаться до поры до времени в стороне, пока не станет ясен точный расклад сил. Ну, ничего тут не поделать. Так уж они устроены. Ведь как бы мы ни относились к спецслужбам, там работают далеко не глупые и весьма информированные люди. И согласитесь, трудно представить, чтобы они не понимали, насколько критична ситуация в стране: экономика на спаде, социалка никакая, коррупция пронизала все сферы и, самое главное, народное недовольство практически дошло до высшей точки. И уж тем более невозможно предположить, что они верят тому, что сами и говорят: мол, нынешний «русский бунт» оплачивается Западом. Есть, конечно, среди них особо приближенные, так называемые преторианцы, которым платят в десятки, а то и в сотни раз больше, чем рядовым сотрудникам. И они, наверное, готовы за «хозяина» перегрызть горло любому. Но ведь никаких денег не хватит, чтобы купить всех.


Болотная, если можно так выразиться, «сыграла на руку» военным. Там, наверху, поняли: если еще раз обманут офицеров, то непонятно, чью сторону они тогда примут


Поэтому я соглашусь с этим полковником из Калининграда: всё будет зависеть от того, насколько будут вовлечены широкие народные массы в протестное движение. Мы же видели, как разгоняли «марши несогласных»: отдали приказ — и ни у одного омоновца не дрогнула рука. Но уже спустя несколько дней, стоило выйти на улицу десяткам тысяч людей — и те же самые «силовики» повели себя по-другому, чуть ли не заискивающе. Никто не рискнул скомандовать «фас!», потому что прекрасно понимали: завтра на площадь могут выйти миллионы. И тогда никакой ОМОН не убережет.

Военные — это сила. Их невозможно заставить голосовать за кого-то. Солдатика простого — можно. А офицера — нет. Офицера надо убедить. И вот тут Болотная, если можно так выразиться, «сыграла на руку» военным. Там, наверху, поняли, что если еще раз обманут офицеров, то непонятно, чью сторону они тогда примут. Правда, Путин и Минобороны почему-то решили, что, повысив зарплаты, обеспечили себе лояльность военных. В какой-то мере, может быть, да. Но именно в какой-то. Ведь деньги — это не самое главное. Шахтерам в свое время тоже поднимали зарплату, а они все равно стучали касками на Горбатом мосту.

И вообще — давить на военных очень опасно. Военные — они же борзые. Что думают, то и говорят. Что говорят, то и делают. Это вам не в детском садике воспитательниц увольнением пугать: не проголосуешь за того-то, пиши заявление…






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.