Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Две недели для Саркози

22.02.2012 | № 06 (234) от 20 февраля 2012 года


Вернувшись из России, откуда меня «попросили» в трехдневный срок — за не санкционированные миграционными чиновниками (или кем-то еще?) встречи с представителями оппозиции накануне выборов, я снова окунулась в президентскую кампанию — уже на своей родине. Президент Франции Николя Саркози объявил, что выдвигает свою кандидатуру на второй срок. Его намерение снова побороться за президентское кресло озвучено после чересчур долгого молчания: ведь до выборов (22 апреля) остается всего два месяца. Не иначе как президент-кандидат долго обдумывал свою предвыборную программу…

Во Франции президентская гонка обычно проходит без излишней горячности, по издавна принятым правилам. Французы много чем бывают недовольны, но они никогда не выйдут на улицы по причинам, побудившим десятки тысяч москвичей идти на Болотную площадь: голоса «рассерженных парижан», отданные против социальной политики действующей власти, не украдут. Вот и сейчас эмоции сограждан, а точнее, раздражение, вплоть до зубного скрежета, вызвали не опасения фальсификаций, а предвыборная программа так долго молчавшего кандидата от французской «партии власти».


Николя Саркози заметно отстает от своего главного конкурента — кандидата от Соцпартии Франсуа Олланда: 25% рейтинга против 35%


Итак, Саркози, судя по интервью телеканалу TF1 15 февраля, собирается строить кампанию на концепции «близости к народу» и будет создавать себе имидж «антисистемного», «антиэлитарного» кандидата. А чтобы его новый образ сразу же стал понятен избирателям, мсье Саркози, в случае избрания на второй срок, обещает регулярно проводить в стране референдумы по наиболее острым вопросам. Хорошо бы первый такой референдум, тут же уточнил кандидат, провести по темам, относящимся к жизни безработных: как им компенсировать потерю трудоустройтства, как вернуть на рынок труда и т.д.

Что ж, ситуация, в которой находится страна по итогам пятилетнего правления Саркози, далека от идеальной: уровень безработицы к концу 2011 года вырос до 9,5%, покупательная способность населения упала. Вроде бы, о чем еще говорить. Однако электорат начал задаваться вопросами. Почему именно сейчас президент-кандидат реанимировал идею референдумов, о которых ни разу не вспомнил за минувшие пять лет? Результаты референдумов не всегда бывают приятными и ожидаемыми для власти: свежи еще в памяти воспоминания о референдуме 2005 года по конституции Евросоюза, когда большинство французов сказало «нет» этому проекту. Помнит ли об этом Николя Саркози? Помнит ли о том, что ставка на плебисцит в 1969 году свела с политической арены великого Шарля де Голля, на которого так любит ссылаться нынешний глава государства**Шарль де Голль ушел в отставку 28 апреля 1969 г., проиграв инициированный им же самим референдум по двум законопроектам — о реформе местного самоуправления и Сената.?

Помнит, наверняка помнит. Потому-то и решил сыграть на национальной гордости сограждан, потрафить их праву сказать «нет». Но он, вероятно, забыл другое: в 2005-м правительство правых проигнорировало «неприятный» для себя результат референдума по общеевропейской Конституции и в отличие от де Голля «забыло» уйти в отставку. Зато об этом наверняка прекрасно помнит другая сторона — избиратели.

Согласно последним социологическим опросам, Саркози заметно отстает от своего главного конкурента — кандидата от Соцпартии Франсуа Олланда: 25% рейтинга против 35%. В запасе у действующего президента очень мало времени. Если в ближайшие две недели он не вернет себе превосходство над Олландом, то наверняка проиграет. У него нет под рукой ни подконтрольных СМИ, ни послушных избиркомов — только идеи. Но самое удручающее: идей, похоже, тоже нет…






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.