Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Суд после смерти

15.02.2012 | Светова Зоя | № 05 (233) от 13 февраля 2012 года

Сергей Магнитский снова обвиняемый
22_490.jpg
Наталья Магнитская теперь просит защитить ее от давления следователей, погубивших ее сына.

22_240.jpg
 Сергей Магнитский с матерью
 незадолго до ареста
«Меня лишили единственного сына. Теперь те же люди хотят лишить жизни меня». Следователи и прокуроры, которые преследовали и довели до смерти Сергея Магнитского, терроризируют теперь его мать. В письме, присланном в The New Times, Наталья Магнитская просит защитить ее от сотрудников Следственного департамента МВД

«Последние годы, особенно после ареста и гибели моего единственного сына, я страдаю от бессонницы и высокого давления. Каждая повестка на допрос провоцирует мои заболевания… Это как медленная пытка, при которой палач убивает не сразу, а заставляет мучиться, приучая вздрагивать при каждом телефонном звонке, каждой корреспонденции, которая напоминает о мучениях, пережитых моим сыном», — пишет Наталья Магнитская. Повестки ей присылают телеграммами и приносят с нарочными. За семь месяцев, что длится новое предварительное следствие, Магнитская получила уже около десятка таких документов.

Прокурор вместо мамы

Дело по обвинению Сергея Магнитского в неуплате налогов возобновили 9 августа 2011 года* * Уголовное дело по обвинению аудитора компании «Файрстоун Данкен» Сергея Магнитского и бывшего главы московского представительства Hermitage Capital Уильяма Браудера в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере. . Это было почему-то связано с постановлением Конституционного суда РФ от 14 июля 2011 года, которое позволяет близким родственникам погибшего обвиняемого инициировать возобновление уголовного преследования, если они хотят его реабилитации. Правда, родственники Магнитского о возобновлении дела не просили, за них это сделал зам генерального прокурора Виктор Гринь. «Сложилась парадоксальная ситуация: один из главных обвинителей моего сына вдруг посчитал необходимым затеять процедуру его оправдания и реабилитации, — пишет Магнитская. — И следователь Олег Сильченко, который в течение года удерживал моего сына в нечеловеческих условиях, отказываясь отпустить его из-под стражи, теперь издал постановление, присвоив мне и жене Сергея статус «законного представителя умершего обвиняемого».

Такого статуса не существует в УПК, об этом Николаю Горохову, адвокату Натальи Магнитской, сообщили в Тверском суде, куда он пожаловался на следователя Сильченко. Тем не менее другой следователь, Борис Кибис, которому передали дело по обвинению Магнитского и Браудера, разъяснил близким погибшего юриста, что они должны участвовать в следственных действиях по уголовному делу и пользоваться правами обвиняемых.

Это повергло Наталью Магнитскую в еще больший ужас: «Мне, например, дается право «иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том числе и до первого допроса, без ограничения их числа и продолжительности». Это что, намек на то, что я могу оказаться за решеткой?» — спрашивает она.
 

Следствие же считает, что располагает доказательствами, чтобы говорить о его виновности, а не о реабилитации    


 
22_240_02.jpg
 Заместитель генпрокурора
 Виктор Гринь (слева) и следователь
 Олег Сильченко входят в «список Кардина»
 как люди, причастные к смерти Магнитского

Разводка

Что же произошло? Почему, если родственники Магнитского не заявляли о желании возобновить следствие по делу в целях его реабилитации после смерти, за них это сделала Генпрокуратура и следователи МВД?

«Следствие окончено, — сообщила The New Times пресс-секретарь Следственного департамента МВД России Светлана Борисова. — Выполняется статья 217 УПК — ознакомление с материалами дела. Пока законные представители не ознакомятся, дело в суд передано не будет. Если они и их адвокаты откажутся знакомиться с делом, то будут назначены другие адвокаты. А им деваться некуда. Есть постановление КС, которое предписывает нам закончить это дело и отправить в суд, чтобы он оценил результаты расследования. Родственники говорят, что Магнитский невиновен. Следствие же считает, что располагает достаточными доказательствами, чтобы говорить о его виновности, а не о реабилитации. Точку в деле может поставить суд. Позиция родственников Магнитского не очень ясна. Если вы говорите, что он невиновен, то доказывайте это в суде!» Пресс-секретарь Борисова утверждает: если родственники Магнитского и их адвокаты откажутся явиться в суд, то «умершему обвиняемому» будут назначены государственные защитники.

Никто из опрошенных The New Times юристов не может себе представить, чтобы в суде был возможен такой абсурд — подобных прецедентов никогда еще не было. Оказывается, родственники Магнитского и следователи диаметрально противоположно трактуют постановление КС. Например, Дмитрий Харитонов, адвокат жены Сергея Магнитского, уверен: в постановлении четко прописано: о реабилитации и о возобновлении дела могут ходатайствовать только родственники умершего. Раз они этого не сделали, то, значит, решение замгенпрокурора Гриня незаконно.

«Это очень понятная разводка, — говорит Харитонов. — Генпрокуратура поставила нас в неприятное положение: если мы согласимся на прекращение дела в связи со смертью Сергея, то они скажут: родственники понимают, что он виноват, поэтому не хотят его реабилитации, значит, мы правильно его держали в тюрьме. А если мы говорим: расследуйте и направляйте дело в суд, то в суде мы получим обвинительный приговор и еще пиар-кампанию: мало того что его правильно держали в тюрьме, он к тому же еще и признан виновным. Поэтому ни Наталья Николаевна, ни жена Сергея Наталья в этом участвовать не хотят».

22_doc_01_180.jpg
 Нажмите, чтобы увеличить
22_doc_02_180.jpg
 Нажмите, чтобы увеличить
22_doc_03_180.jpg
 Нажмите, чтобы увеличить
Повестки страшные

Наталья Магнитская направила жалобу начальнику следственной части ГУ МВД России по ЦФО полковнику юстиции Сергею Соловьеву с просьбой «оградить ее и всех других близких родственников сына от незаконного преследования со стороны следователя Кибиса Б.Б. и членов следственной группы». В ответ получила отказ.

«Нам четко и однозначно сказано, что они будут продолжать издеваться над нами. Так же, как издевались над моим сыном. В последней повестке следователь Кибис самым наглым и циничным образом заявил, что, раз я не являюсь на допрос, значит, у меня «нет желания защитить честь и достоинство» моего сына», — продолжает Магнитская.

Она пишет, что не считает себя обязанной именно сейчас пользоваться своим правом на реабилитацию сына: пока еще не закончено расследование причин его гибели в тюрьме.

Но в повестках следователи пугают Магнитскую: за неявку на допрос ей придется заплатить денежный штраф, а если она не будет являться к следователю, ее к нему доставят приводом.

«…Систематические вызовы меня и жены моего сына на допросы я рассматриваю как репрессии… Те, кто повинен в его ужасной смерти, теперь пытаются уничтожить нас, близких Сергею людей. /…/ Меня лишили единственного сына. Теперь они хотят лишить жизни меня».





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.