Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Нашизмгейт: хакеры против Росмолодежи

17.02.2012 | Барабанов Илья | № 05 (233) от 13 февраля 2012 года

13_490_01.jpg
Владислав Сурков ушел в отставку, Василий Якеменко уходит, будущее Кристины Потупчик — туманно

Нашизмгейт. О том, что прокремлевское движение «Наши», ведомое главой Росмолодежи Василием Якеменко, располагает миллионными суммами на организацию митингов, акций, содержание боевых отрядов и армии интернет-пропагандистов, говорили все 7 лет, что существует движение. Однако только сейчас эти отрывочные факты нашли документальное подтверждение: некие хакеры, называющие себя Anonymous, вскрыли десятки почтовых ящиков всей верхушки Росмолодежи и выложили украденную информацию в сеть. За эпистолярными разоблачениями следит The New Times

25 млн рублей — цена одной не самой массовой акции прокремлевской молодежи. Из них 9 млн — на доставку активистов, 8 млн — на закупку барабанов, 5 млн списываются по туманной статье «организация мероприятия», еще 3 млн — на «агитацию». Такую барабанную акцию «Наши», например, провели 6 декабря на Триумфальной площади, куда намеревались выйти оппозиционеры, воодушевленные успехом митинга на Чистых прудах. Эти 25 млн — песчинка в море бюджета кремлевской молодежи.
13_490_02.jpg
13_240.jpg
Силовики: 5 лет спустя

В 2007 году The New Times впервые рассказал, что Кремль приступил к формированию боевых отрядов, цель которых — предотвратить, а при надобности разогнать выступления оппозиции в период выборов 2007–2008 годов (см. № 6 от 19 марта 2007 года). Неоднократно в СМИ
поднималась тема связей «Наших» и Василия Якеменко с футбольными фанатами, которых задействуют для силовых акций. И глава Росмолодежи, и лидеры других прокремлевских движений подобные контакты всячески опровергали, но теперь они получили фактическое подтверждение — из вскрытой переписки следует, что мобильные боевые группы готовились и к декабрьскому голосованию, формируются и сейчас. 4–6 декабря «Наши» проводили на ВВЦ свой «Зимний Селигер». «Мы договаривались о крепких спортивных ребятах на форум. От нас будет 100 человек из Ярославля и 40 от Тулы, — написал Василию Якеменко за две недели до парламентских выборов лидер движения «Сталь» Олег Соколов. — Будет для них какое-то задание и должны ли они быть в Москве раньше 4 декабря?» С этими крепкими ребятами оппозиционеры и столкнулись на Триумфальной площади 6 декабря. «Продолжаю работу по созданию силового блока организации, людей из «Старшего поколения», способных к физическому противостоянию на улице, способных кинуть палку или помидор, — написал главе Росмолодежи месяц назад, 10 января 2012 года, координатор организации помощи ветеранам и пенсионерам «Старшее поколение» Андрей Костюков. — Основная силовая команда сосредоточена в городе Щелково (около 70 человек!), начал усиленную работу в этом направлении в Королеве и Балашихе». В своем отчете тому же Якеменко от 30 декабря Костюков рассказывает о проделанной в ноябре-декабре 2011 года работе: накануне выборов активисты раздавали антикоммунистические листовки, участвовали в митинге «Единой России» на Манежной площади 12 декабря, участвовали в телепередачах и собирали у ветеранов подписи под письмом против Алексея Навального. О помощи ветеранам и пенсионерам в отчете нет ни слова, зато Костюков честно признает: «Основная деятельность в январе-феврале 2012 года будет связана с президентской избирательной кампанией». На свой проект «Старшее поколение» Костюков запросил только на январь — 1 млн 540 тыс. рублей, а на весь 2012 год — 18 млн 480 тыс.

«Готов драться, если иное будет невозможно» — таков был один из двух (второй — «готов приехать в Москву и выполнить задание — гражданское патрулирование города») ответов на вопрос анкеты, которую руководители региональных «боевых групп» должны были заполнить перед смотром сил в Москве в начале декабря. Места исполнения? Здание Центризбиркома, ключевые площади и улицы Москвы, редакции ведущих СМИ. «Возможно, будут схватки»,— предупреждал своих соратников Якеменко.
13_490_03.jpg
13_490_04.jpg
Лидер «Стали» Олег Соколов в разговоре с The New Times отказался комментировать свою переписку с Якеменко, но один из бригадиров на условиях анонимности пояснил: «В Москве такие группы не формируются, чтобы не засветиться, да и публика в столице более интеллигентная. Королев, Балашиха, Щелково — молодежь там попроще, и из этих точек можно максимально быстро доставить группу в центр Москвы». «Если стоит задача выйти и сделать грозный вид, попугать, как это было 6 декабря на Триумфальной, то человеку платится 1000–1500 рублей, — рассказал источник. — Драка — это всегда отдельный разговор, группу надо настроить на драку, мотивировать. Можно натравливать на кавказцев, можно на геев, можно на антифашистов, главное — завести. Вопрос оплаты здесь решается уже индивидуально». «Индивидуально» — от $100 и выше.

Давление на оппонентов

Как следует из вскрытой хакерами почты пресс-секретаря «Наших» Кристины Потупчик, она и ее друг Роман Вербицкий* * В прошлом один из лидеров фанатов московского «Спартака», который стоял у истоков создания силовых группировок в «Наших» — под это в 2005 г. был запущен отдельный проект «Добровольные молодежные дружины». стояли за DDoS-атаками на сайт «Коммерсанта» в 2008 году. Тогда издание опубликовало заметку, в которой анонимный источник газеты в Кремле сообщал, что в ходе предстоящей президентской кампании от комиссаров откажутся, мол, движение может скоро вообще прекратить свое существование, а «ликующая гопота» больше не в почете. Возмущенная Потупчик писала тогда соратникам, что необходимо «создать невыносимые условия для «Коммерсанта». Блокировать их работу. Психологически и физически доконать». По разработанному «Нашими» плану, именно Роман Вербицкий должен был сорвать выпуск очередного номера издания, сообщив о заложенной в редакции бомбе, он же должен был обеспечить отключение электричества в редакции. Помимо DDoS-атак комиссары планировали давить на журналистов и столь экзотическими способами, как «сбор котов у Издательского дома (облить валерьянкой)». Дело ограничилось пикетами и DDoS-атаками, что не помешало гендиректору «Коммерсанта» Демьяну Кудрявцеву направить 9 февраля заявление в МВД с просьбой возбудить уголовные дела в отношении Потупчик, Вербицкого и ряда других комиссаров, принимавших участие в кампании против издания.

Более того, прослушка телефонов лидеров оппозиции и видеозапись их встреч — это тоже, судя по всему, дело «Наших». В конце января комиссар Дмитрий Чугунов в письме сотруднику центрального технологического штаба «Наших» Александру Дягилеву расписал, как они проведут 15 шпионских спецмероприятий против оппозиционеров всего за 3 млн рублей. Из них 300–400 тыс. планировалось потратить на зарплату «узким специалистам на каждый день», еще 150–200 тыс. — на вербовку агитаторов. «Закуп аппаратуры для наблюдения и сбора информации — это еще 300 тыс. (10 комплектов по 30 тыс. Микровидеокамера, радиомаячок, диктофон) плюс услуги специалистов по взлому в сети (хакеры)». Так что, похоже, вслед за «Коммерсантом» с заявлениями в МВД пришел черед обращаться Борису Немцову, Владимиру Рыжкову и Геннадию Гудкову.
 

Драка — это всегда отдельный разговор, группу надо настроить на драку, мотивировать. Можно натравливать на кавказцев, можно на геев, можно на антифашистов, главное — завести    


 

«Наш» интернет

Миллионы рублей, как теперь стало известно, «Наши» тратили на отстаивание своих позиций в интернете. 18 млн — только на развитие лояльной сети блогеров на Северном Кавказе. Скандал в «Живом журнале» вызвал список блогеров, которым «Наши», как следует из письма Кристины Потупчик, платили за размещение нужных постов в их ЖЖ. Цена за пост колеблется в этом прайсе от 3 тыс. до 30 тыс. рублей. Самым, впрочем, дорогим и неожиданным фигурантом списка стал фотограф и руководитель агентства гражданской журналистики «Ридус» Илья Варламов, которому, как следует из переписки, комиссары дважды заплатили по 200 тыс. рублей. Сам Варламов получение этих денег отрицает, а свою активную переписку с секретарем Росмолодежи объясняет необходимостью согласовывать с ней его периодические поездки с премьером Владимиром Путиным, с которым он, например, посещал лагерь прокремлевской молодежи на Селигере. Однако источники финансирования «Ридуса» Варламов по-прежнему не открывает. «Один госбанк», — сказал он собеседнику The New Times.

С опровержениями выступили также блогеры Сергей Мухамедов (ottenki_serogo, 30 тыс. рублей за пост) и Игорь Бигдан (ibigdan, 4–6 тыс.). А вот журналист «Огонька» Наталья Радулова (она же блогер radulova) свои расценки (20 тыс. рублей за пост), как следует из переписки с Кристиной Потупчик, оставила без комментариев и опровержений. Директор агентства «Социальные сети» Денис Терехов, специализирующегося на рекламных кампаниях в социальных сетях, отмечает, что цена поста — это всегда вопрос личных договоренностей заказчика и блогера: «Расценки всем на рынке известны. У кого-то есть постоянная работа, и он в качестве хобби напишет пост, но за большую сумму, а есть более раскрученные блогеры, для которых это основной источник дохода, и их цена будет ниже». Терехов допускает, что блогеры из «списка Потупчик» могли не знать, что получают деньги именно от нее: «Но они не могли не понимать, о чем они пишут». Фигурант списка блогер Максим Александров (ma79, 6 тыс. за пост) заявил The New Times: «Я понимал, откуда идет заказ, но меня не беспокоит источник денег: если меня просят написать какую-то гадость про Навального, я все равно откажусь, а если что-то хорошее про «Единую Россию», при условии что она сделала что-то хорошее, то почему бы и нет?»
13_490_05.jpg
Еще один собеседник The New Times указывает, что начальная цена рекламной кампании в блогосфере — от $50 тыс., поэтому в целом цены «Наших» не сильно выше рыночных: «Антон Носик вполне официально пишет, что стоимость рекламного поста в его ЖЖ — 100 тыс. рублей, у Варламова разместить можно несколько дешевле. В случае списка Потупчик цены в среднем завышены где-то на треть. Здесь может быть и коррупционная составляющая, когда комиссары утверждали такие сметы, а часть денег клали себе в карман, а может быть, и желание блогеров слупить конкретно с Потупчик больше, чем с обычного заказчика». В коррупционную составляющую верится легко: комиссары активно обсуждают в переписке, как лучше уйти от налогов и даже как можно было бы попилить деньги на проекте мэра Москвы Сергея Собянина по укладке города плиткой летом 2011 года.

Судя по сметам, «Наши» могут позволить жить себе на широкую ногу: 500 тыс. рублей в месяц на покупку блогов, 800 тыс. — на комментарии, бюджет пресс-службы движения — 830 тыс., 250 тыс. — на Facebook Путина, которого у него пока даже нет.

Наконец, каждому комиссару в качестве премии за дело, которое похвалит Сурков, Путин или Медведев, Потупчик обещала по 20 тыс. рублей.
13_490.jpg
Позиции сторон

Удивительно, но сами фигуранты скандала — а хакеры взломали более десятка аккаунтов лидеров и активистов «Наших», — судя по всему, особо не расстраиваются. Спустя неделю после взлома они так и не заявили, что намерены требовать привлечения анонимных взломщиков к ответственности. «Я не комментирую никаких незаконных действий. Конституция охраняет частную жизнь, включая переписку», — сообщила The New Times пресс-секретарь «Наших» Кристина Потупчик. Василий Якеменко, который, как заявил министр спорта Виталий Мутко, готовится к скорой отставке, просьбу прокомментировать обнародованные хакерами факты проигнорировал. Руководитель идеологического блока движения в интернет-пространстве Александр Ярош, с которым Потупчик обсуждала в том числе оплату блогеров, от комментариев также уклонился, заявив лишь, что больше не занимает этой должности. Модератор группы «ВКонтакте» «Мне реально нравится Путин», студент журфака Заур Газдаров, жаловавшийся Потупчик, что движение не заплатило ему за ведение блога в «Живом журнале», утверждает, в свою очередь, что денег от Потупчик никогда не получал, а Путин ему реально нравится.

Сами хакеры из группы Anonymous в одних интервью говорят, что политика им мало интересна. В других — что их возмущают всякие попытки властей ограничить свободы в интернете. «Любой, кто совершил взлом и не хочет себе лишней популярности, может объявить себя анонимом и присоединиться к этому комьюнити», — указывают специалисты по компьютерной безопасности. В пользу аутентичности группы говорит тот факт, что аккаунт в Twitter, через который хакеры сообщают о новых взломах, был зарегистрирован еще год назад, в феврале 2011 года, и до поры до времени он сообщал в основном об акциях международной группы Anonymous, которая поддерживала основателя Wikileaks Джулиана Ассанджа.

С другой стороны, именно в октябре 2011 года, когда, судя по всему, были взломаны первые электронные ящики комиссаров, некие российские анонимы пытались вбросить в блогосферу и отдельные СМИ пакет компромата на того же Якеменко и ныне вице-премьера, а тогда первого замглавы администрации президента Владислава Суркова. Речь шла не об электронных переписках, а о телефонных прослушках, из которых следовало, что глава Росмолодежи выполняет роль эдакого кремлевского сутенера, поставляя высокопоставленному покровителю девочек по вызову. Искусно слепленную фальшивку удалось опознать лишь после проведения голосовой экспертизы. В случае с почтой — такой экспертизы провести нельзя. А то, что мишенью хакеров мог быть и Владислав Сурков, косвенно подтверждается тем, что на публичное обозрение была выставлена и почта малоизвестного чиновника АП, а ныне помощника вице-премьера Суркова Олега Хорохордина. Из его почты следует, что к нему периодически обращались, возможно, за небескорыстной помощью, чтобы выиграть в том или ином тендере или оформить землю на родственников. Сам чиновник, судя по письмам, активно интересовался элитной недвижимостью в Москве и ближайшем Подмосковье.
 

500 тыс. рублей на покупку блогов, 800 тыс. — на комментарии, бюджет пресс-службы движения — 830 тыс., 250 тыс. — на Facebook Путина, которого у него пока даже нет    


 
Черная касса

Спрашивается, откуда у чиновников Росмолодежи были многомиллионные суммы, которые позволяли оплачивать бригады, акции, заказные публикации в блогах? Источники убеждены: это были деньги так называемого «социально-ориентированного бизнеса». Того бизнеса, который ради высокой крыши в администрации и структурах правительства готов был платить ренту в ту самую «Черную кассу Кремля», о которой The New Times рассказывал еще в 2007 году. «Бизнесмены, не желающие повторить судьбу Михаила Ходорковского, давно привыкли скидываться в специальные фонды, — говорит один из кремлевских собеседников The New Times. — Деньги эти идут и на бонусы чиновникам, и на избирательные кампании, и на митинги, вроде того, что был на Поклонной горе. Небольшой процент можно отстегнуть и на молодежную политику. Да хоть на б...дей их можно потратить. Это же дань, за которую никто ни перед кем не отчитывается». На дальнейшей судьбе главы Росмолодежи этот скандал, по словам источника, не скажется: решение о его отставке было принято, якобы, еще летом. Как написала в одном из писем комиссарам возмущенная их бездействием Кристина Потупчик: «Если вы считаете, что у нас в стране найдется еще один такой человек, который создаст такую структуру, который пристроит на работу все отбросы провинциальных городов, который сделает из деревенских у...бищ столичных принцесс — то х...й». Именно за умение держать под контролем «все отбросы провинциальных городов» Якеменко ценили все 12 лет, что он был у власти, и вряд ли далеко отпустят от нее и в будущем.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.