Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

Японцы победили партию власти

05.09.2009 | Мисима Ко | №31 от 07.09.09

Новым премьер-министром Японии станет Юкио Хатояма
В Японии случился переворот. Электоральный. Либерально-демократическая партия, которая практически беспрерывно находилась у власти 54 года, проиграла парламентские выборы и теперь уступит место Демократической партии Японии. 16 сентября новым премьер-министром Страны восходящего солнца станет Юкио Хатояма



Самое поразительное в этой истории состоит в том, что японцы проголосовали за партию, чью предвыборную риторику они не слишком поддерживали (лишь 25% тех, кто голосовал на выборах, полагают, что Демократическая партия поведет страну в нужном направлении), и за ее лидера, Юкио Хатояму, которого лишь треть избирателей, согласно опросам, хотела видеть в качестве нового премьер-министра.

Избиратели устали

Но, что называется, объелись. Японцы просто устали от Либерально-демократической партии (ЛДП), которая за исключением 11 месяцев (в 1993 году), когда у власти находилась коалиция из 8 партий, беспрерывно стояла у руля аж с 1955 года. Свою роль сыграли, конечно, и кризис, и застой в экономике, которые длятся в Японии уже более 20 лет. Безработица достигла 5,7%, внутренний долг вдвое превысил объем ВВП — это самый высокий показатель среди индустриально-развитых стран. Значительные личные сбережения до последнего времени помогали японцам переживать затянувшийся спад, но кошмар на финансовых рынках мира последнего года по-настоящему их испугал: если раньше в голове не укладывалось, что стратегия ЛДП, которая когда-то привела страну к процветанию, может обернуться крахом, то теперь эта перспектива стала слишком реальной.

По наезженной колее

Стратегия ЛДП зиждилась на двух принципах. Первый — приоритет промышленной политики, которая строилась на существенном влиянии государства, системе стимулов и была экспортно ориентированной. Второй — распределение прибылей, получаемых в производственной сфере, более или менее равномерно по всей стране. По сути, это означало крупные денежные трансферты из городов, где сосредоточено производство, в сельскую местность, чтобы стимулировать внутреннее потребление и обеспечивать политическую стабильность.
Поначалу эта политика уравнивания дала поразительные результаты: разрушенная в результате Второй мировой войны страна превратилась во вторую экономику мира. Однако уже в начале 90-х начались проблемы: японский экспорт стал вызывать нарастающее сопротивление со стороны производителей США и Европы. Рост зарплат и повышение курса иены привели к тому, что компании стали выводить производства за пределы страны. Но сельские районы по-прежнему оставались важным электоральным ресурсом для партии власти — ЛДП, и она не могла себе позволить сокращение финансовых вливаний в аграрный сектор. Это, в свою очередь, привело к острому бюджетному дефициту.
Премьер-министр Коидзуми в 2001–2006 годах предпринял некоторые шаги к разрешению проблемы: провел реформы, которые были полезны для промышленности, и чуть уменьшил вливания в сельские районы. В результате к 2006 году рост ВВП превысил 2%. Но эти же шаги способствовали росту безработицы и бедности в аграрных районах, увеличили экономическое неравенство, заставили сократить расходы на социальное обеспечение и т.д. Мировой экономический кризис нанес смертельный удар по реформам Коидзуми, хотя финансовые институты Японии значительно меньше, чем в других странах, были вовлечены в игру с рискованными финансовыми продуктами. Однако зависимость экспорта от потребительского пузыря в Америке оказалась слишком большой: по подсчетам Международного валютного фонда, ВВП Японии в этом году упадет на 6% из-за резкого снижения экспорта в США, что приведет к еще большему спаду в экономике. Когда японцы поняли, что реформы Коидзуми провалились, партия власти была обречена.

Что дальше?

Новый премьер-министр в ходе предвыборной кампании обещал, что четыре года не будет повышать налоги, предоставит предприятиям целый ряд льгот и финансовую помощь. Но это означает, что бюджетный дефицит вырастет еще больше. Очевидно, что Японии нужна новая стратегия развития, которая в меньшей степени будет зависеть от экспорта и в большей — ориентироваться на внутренний спрос.
Вторая, и не менее серьезная, проблема Японии — это старение нации: к 2015 году на каждого пенсионера будет приходиться всего лишь 2,3 работающих. А это означает реформирование пенсионной системы и системы занятости: стране придется создавать рынки для пожилых людей — от медицинских услуг до туризма, вопрос в том, смогут ли они стать двигателями экономического роста? Однако этот опыт может оказаться чрезвычайно важным для других государств, прежде всего Европы, где проблема старения нации, с которой первой столкнулась Япония, встанет в ближайшие годы. Наконец, стране что-то надо делать с ее огромной и очень влиятельной бюрократией, реформа которой была в центре предвыборной программы Юкио Хатоямы. По итогам выборов его Демократическая партия получила контроль над обеими палатами парламента, что обеспечивает новому премьер-министру определенную свободу маневра. Такого мандата у его предшественников не было в течение последних 10 лет. Сумеет ли он им воспользоваться — вот в чем вопрос?

Японский Обама

Главным лозунгом кампании Хатоямы было слово «юаи» — «дружба, любовь». Он произносил его так же часто, как Барак Обама в ходе своей предвыборной кампании использовал слово «перемены». И так же, как Обама стремился показать американцам, что он — «антиБуш», Хатояма всячески доказывал, что он «анти-Коидзуми». Пока это находит выражение в несколько популистской риторике, которая должна свидетельствовать, что, в отличие от лидеров ушедшей ЛДП, Хатояма скорее «антикапиталист» и сторонник социально ориентированного государства: он ратует за протекционистскую политику в отношении аграрного сектора, за помощь старикам, малому и среднему бизнесу, за ответственную политику в области охраны природы, что может, в свою очередь, привести к росту налогов, хотя он и обещал их не повышать. Сделал лидер Демпартии и целый ряд заявлений, касающихся будущей японской внешней политики. В частности, если премьер Коидзуми занимал довольно жесткую линию в отношении Китая и настаивал на выстраивании системы обороны от Поднебесной, то Хатояма полагает, что тягаться с Китаем нет смысла, а решать проблемы стоит не только и не столько через двусторонние отношения, например, с США, как делали его предшественники, но посредством Организации Объединенных Наций и соответствующих межгосударственных институтов Азии.
Наконец, так же как Обама, новый японский лидер является пропонентом идеи мира, свободного от ядерного оружия. Учитывая, что Северная Корея недавно произвела испытание своего ядерного оружия и запустила несколько баллистических ракет, не очень понятно, насколько эта идея имеет шанс лишиться приставки «утопическая». Впрочем, при всех угрозах, которые потенциально могут исходить из сталинской Кореи, главной головной болью Хатоямы в ближайшие месяцы будут не боеголовки, а вопросы бюджетного дефицита и вывода экономики страны из кризиса. Учитывая, что у него практически нет опыта государственного управления, ему предстоит столкнуться с немалым количеством проблем, на которые невозможно ответить одним словом — юаи.

Юкио Хатояма 
родился в 1947 году. 
Он выходец из известной политической династии, которую нередко сравнивают с династией Кеннеди. 
Его прадед по отцовской линии, Казуо Хатояма, был в 1896–1897 гг. спикером палаты представителей, в эпоху, известную как эра Мейдзи; второй прадед, Итиро Хатояма, был премьер-министром и одним из лидеров Демократической партии Японии, лидером которой теперь является Юкио Хатояма. 
Прабабушка, Харуко Хатояма, основала Киотский женский университет, его младший брат, Кунио Хатояма, был министром административных дел и коммуникаций в правительстве Таро Асо до июня 2009 года. 
Новый премьер-министр Японии окончил Токийский университет в 1969 году и получил докторскую степень в области инженерных наук в Стэнфордском университете в 1976 году. 
Его сын говорит по-русски и до недавнего времени проходил стажировку в Московском государственном университете. 

Перевод с английского Анны Макаровой, The New Times

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.